×

Коллизия законов

О негласном сотрудничестве адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность
Материал выпуска № 6 (215) 16-31 марта 2016 года.

КОЛЛИЗИЯ ЗАКОНОВ

О негласном сотрудничестве адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность

Автором рассмотрены примеры из правоприменительной практики, когда суды, вынося решения в пользу адвокатов, которые оказывали конфиденциальное содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, интерпретировали эти действия как помощь правоохранителям в раскрытии преступлений.

В п. 5 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» установлено правило: «Негласное сотрудничество адвоката с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, запрещается». В то же время ч. 3 ст. 17 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» устанавливает запрет на оказание адвокатами конфиденциального содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность (далее – ОРО), только лишь по контракту. Таким образом, Федеральный закон № 144-ФЗ разрешает адвокатам негласное сотрудничество с ОРО на бесконтрактной основе.

Налицо правовая коллизия двух федеральных законов. Это порождает интересные примеры в правоприменительной практике, которые официально опубликованы в специализированной юридической литературе.

Фабула № 1
Описываемый случай произошел в 2012 г. в г. Урюпинске Волгоградской области. В этой поучительной истории было два фигуранта: адвокат А. и прокурор П. Начало рассматриваемых событий несколько различается в интерпретациях их основных участников. Приведем обе позиции.

По словам адвоката А., он занимался делом своего подзащитного, когда его на беседу пригласил прокурор П. Отправляясь на встречу, адвокат взял с собой записывающее устройство. В ходе беседы прокурор предложил сделку: за половину адвокатского гонорара гособвинитель выразил согласие уменьшить запрашиваемый им от имени государства срок наказания клиенту адвоката.

В интерпретации прокурора зачин истории выглядит иначе: адвокат А. неоднократно посещал служебный кабинет прокурора, склоняя его к тому, чтобы за вознаграждение назначить минимальное наказание его подзащитному.

Дальнейшие показания адвоката и прокурора сходятся. Аудиозаписи, сделанные адвокатом, были им лично переданы соответствующим ОРО. В результате оперативного эксперимента был зафиксирован факт передачи адвокатом меченых купюр прокурору, против которого уже возбудили уголовное дело, присвоив ему статус обвиняемого.

Вскоре события развивались следующим образом. Адвокат обвиняемого в получении взятки прокурора обратилась в АП Волгоградской области с жалобой на адвоката А. Совет АП лишил его статуса за негласное сотрудничество с ОРО ввиду нарушения п. 5 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», а также п. 1 ст. 4 и п. 1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Адвокат А. за защитой своих прав обратился в суд, который признал решение Совета АП незаконным, отменил его и восстановил адвокату статус. На основании анализа ст. 6, 18 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» суд вычленил две категории лиц: сотрудничающих с ОРО и оказывающих им помощь в раскрытии преступлений. Различие между этими двумя категориями суд увидел в наличии контракта (т.е. возмездного сотрудничества) в первом случае и отсутствии такового во втором. К последней группе был отнесен и адвокат А.

Однако Совет АП Волгоградской области, не согласившись с таким решением суда, на страницах своего корпоративного издания опубликовал статью под этически неоднозначным названием «Суд разрешил адвокатам стучать?», продемонстрировав свое отношение к данной проблеме.

По-видимому, Совет АП прав в том смысле, что любое сомнительное сотрудничество с ОРО бросает тень как на адвоката, так и на корпорацию в целом, ставя под угрозу имидж адвокатуры как независимого от государства органа.

В изложенных правоотношениях, очевидно, необходимо определить, с какой целью адвокат сотрудничает с этими органами. Возможны два принципиально различающихся варианта: адвокат оказывает конфиденциальное содействие ОРО на пользу своему клиенту или во вред ему. Защитник может договориться со следователем, дознавателем и их процессуальными руководителями (начальниками), а также с оперативными работниками о сделке (например, подзащитный признает один эпизод обвинения, а следователь либо дознаватель прекратит уголовное преследование по другим «слабо» доказанным эпизодам).

Александр ЧУРКИН,
к.ю.н., доцент, адвокат адвокатского кабинета № 1288 АП Московской области

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 6 за 2016 г.