×

Помощь vs услуги

О концептуальном разделении понятий «юридическая помощь» и «юридические услуги» в целях развития института профессионального представительства
Материал выпуска № 6 (215) 16-31 марта 2016 года.

ПОМОЩЬ vs УСЛУГИ

О концептуальном разделении понятий «юридическая помощь» и «юридические услуги» в целях развития института профессионального представительства

Автор статьи считает, что законодательное разделение понятий «юридическая помощь» и «юридические услуги» приведет к повышению качества всей юридической деятельности, поскольку независимый суд получит естественную профессиональную опору, а адвокатура – сильнейший стимул для своего развития как неотъемлемого элемента правового государства и гражданского общества.

Продолжение. Начало в«АГ» № 5 (214)

Юридическая помощь vs юридические услуги

В продолжение темы сразу оговоримся, приводимые ниже тезисы являются лишь вкладом в дискуссию о концепции регулирования юридической помощи. Смешение понятий «юридическая помощь» и «юридические услуги» на концептуальном уровне противоречит повседневной жизни общества, в котором ощущается ментальное различие юридической помощи и юридических услуг.

Ежедневно участники гражданского оборота имеют потребность в ординарной юридической деятельности, упорядочивающей и оформляющей обычные общественные отношения, не связанные с экстренными, непланируемыми событиями или нарушением прав. Платные консультации относительно порядка тех или иных законных процедур, информирование о существующих возможностях, надлежащее оформление бумаг, составление и заключение договоров или соглашений, получение различных документов, правовой анализ состояния дел и т.п. являются частью повседневного внеконфликтного гражданского оборота. На такие услуги явно существует общественный запрос, который удовлетворяется общественно полезной деятельностью, понимаемой как услуги, оказываемые за плату, в соответствии с главой 39 ГК РФ «Возмездное оказание услуг».

Это подтверждается и деятельностью самих участников гражданского оборота – как оказывающих такие услуги, так и их потребителей. Оказывающие юридические услуги лица зачастую не стремятся получить специальный статус и делают свою работу без каких-либо связанных с профессиональным статусом ограничений, а потребители оплачивают полученные услуги, возможно, не рассчитывая ни на какие профессиональные гарантии, специальное образование предоставителя услуг, а иногда и на конфиденциальность. Если в сложных многоплановых ситуациях конфиденциальность востребована, то она не охраняется законом, а обеспечивается исключительно участниками таких отношений. Качество подобных услуг гарантируется работой и репутацией консультанта, а не системной деятельностью государства, как в случае с адвокатской деятельностью. Складывается ситуация, когда юридическую услугу вполне может оказать лицо, не являющееся адвокатом или вообще юристом.

Между тем юридическая помощь, в отличие от услуг, понимается в обществе не только и не столько как деятельность, направленная на получение некоего результата, но как профессиональная поддержка в незапланированном нарушении обычной жизнедеятельности лица, оказавшегося в сложной ситуации. Сама по себе помощь – это восполнение немощи. Соответственно юридическая помощь – это восполнение юридической немощи, т.е. того, чего доверитель самостоятельно совершить не может. Такая ситуация практически всегда является состоянием конфликта – с другими лицами или государством – и требует применения специальных знаний, привлечения дополнительных средств, времени и ресурсов, а также реализации определенного поведения, на что в совокупности лицо может быть неспособно, т.е. этому лицу необходимо получение не услуги, а именно помощи.

Понимание юридической помощи именно на фоне конфликта выражается в наличии в любом современном обществе отдельной профессии, для которой слова защита и помощь в конфликте представляют ее суть, т.е. профессии адвоката. Ее синонимами как раз являются слова защитник и призванный (на помощь). Конфликтная «обособленность» функции профессии адвоката от других смежных свободных юридических профессий вызывает необходимость наделения его специальным статусом с соответствующим нормативно-правовым обеспечением. Это коренной, исторический признак различия помощи и услуг. Безусловно, конфликт конфликту рознь, и современное общество имеет множество механизмов разрешения различных конфликтных ситуаций, которые могут быть решены на уровне услуги. В контексте помощи, имеется в виду ситуация, когда конфликт разрешает суд. Там необходим независимый профессионал, исполняющий публичную функцию, т.е. адвокат.

Что касается юридических услуг, которые также могут оказываться адвокатом в виде квалифицированного консультирования, то эта деятельность может пониматься только через призму профессиональности адвоката, в отличие от юридических услуг, предоставляемых не адвокатами. Таким образом, в общественном сознании ясно разделяется, что помощь оказывается только квалифицированным профессионалом, юридические же услуги предоставляются желательно, но не обязательно юристом, хотя это и подразумевается. Такое разделение с очевидностью предполагает и разные интересы лица в получении юридической помощи или юридических услуг.

Дмитрий ГАЙДУКОВ,
адвокат АБ «Резник, Гагарин и партнеры»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 6 за 2016 г.