×

Полиграф подтвердил невиновность лейтенанта аракчеева

Адвокат Сергея Аракчеева обратится с надзорной жалобой в ВС РФ
Материал выпуска № 14 (103) 16-31 июля 2011 года.

ПОЛИГРАФ ПОДТВЕРДИЛ НЕВИНОВНОСТЬ ЛЕЙТЕНАНТА АРАКЧЕЕВА

Адвокат Сергея Аракчеева обратится с надзорной жалобой в ВС РФ

Пресс-конференция_Аракчеев

22 июня в пресс-центре «Московского комсомольца» защитники лейтенанта, приговоренного к 15 годам лишения свободы за убийство на территории Чеченской Республики, рассказали о новом обстоятельстве, появившемся в его деле. Сергей Аракчеев прошел исследование на полиграфе, которое однозначно свидетельствует в пользу его невиновности. Заключение специалиста, проводившего исследование на полиграфе, ляжет в основу надзорной жалобы в Верховный Суд РФ.

Писатель Марина Юденич, непосредственно добивавшаяся проведения комплексного психофизиологического исследования на полиграфе для осужденного лейтенанта, напомнила, что он неоднократно просил об этом и ее во время интервью, и первых лиц России посредством открытых видеообращений.

Согласие ФСИН России на проведение такого исследования удалось получить через три месяца. 10 июня 2011 г. специалист-полиграфолог, психолог-практик Олег Барышев провел его с применением профессионального компьютерного полиграфа «Поларг».

В заключении исследования, оригинал которого продемонстрировал адвокат осужденного Дмитрий Аграновский, специалист констатирует, что «психофизиологические реакции, свидетельствующие о производстве выстрелов из огнестрельного оружия в людей по исследуемой ситуации, связанной с убийством троих человек и уничтожением КамАЗа 15 января 2003 г. на территории ЧР» не выявлены, «непосредственное участие самого С.В. Аракчеева в исследуемых событиях не выявляется и не подтверждается».

Аграновский планирует обратиться с ходатайством о пересмотре дела по новым обстоятельствам. «В соответствии со ст. 413 УПК РФ новыми обстоятельствами признаются любые обстоятельства, устраняющие преступность наказуемого деяния», – объяснил он. Кроме того, заключение специалиста-полиграфолога ляжет в основу надзорной жалобы в Верховный Суд РФ и будет использовано для ускорения производства по жалобе в Европейском суде по правам человека в Страсбурге, которая находится там с 2006 г.

Видеообращения Сергея Аракчеева к Президенту и премьер-министру страны, по словам Марины Юденич, напрямую связаны с характером дела. «Дело Аракчеева носит ярко выраженный политический оттенок. Есть определенная группа людей в следственных органах, в государственной власти, в СМИ, в экспертном сообществе, которая полагает, что освобождение лейтенанта Аракчеева или даже пересмотр его дела могут существенным образом осложнить ситуацию на Северном Кавказе и вызвать негативную реакцию у жителей Чеченской Республики. Поскольку это дело было старательно вытеснено в политическую область, Аракчееву только и осталось, что обратиться к политическим лидерам страны с просьбой принять участие в его судьбе», – объяснила она.

Адвокат осужденного полностью отвергает возможность претензий жителей Чеченской Республики к российскому правосудию в случае освобождения лейтенанта. Он напомнил, что Аракчеев, будучи командиром инженерно-саперной роты, ни в чем не провинился перед чеченским народом. Кроме того, в пользу этого мнения говорят неоднократные просьбы осужденного набрать присяжных заседателей для пересмотра его дела исключительно из чеченцев. «Сапер Аракчеев – не самая удачная фигура на роль ответственного за годы чеченской войны», – заключил Аграновский.

Напомним, что Аракчеев командовал инженерно-саперной ротой в Чечне с июня 2002 г. В марте 2003 г. против него и старшего лейтенанта Евгения Худякова было возбуждено уголовное дело. По версии следствия, 15 января 2003 г. офицеры напали на «Волгу» и похитили ее водителя. Затем они остановили «КамАЗ», а троих мужчин, находившихся в кабине, расстреляли. Автомобиль же взорвали, так как заметили, что за ними наблюдают солдаты из другой части. Похищенного водителя «Волги» военнослужащие привезли в свою часть, избили и прострелили ему ногу.

Адвокат Аракчеева Алексей Дулимов в статье «Суд военный против суда присяжных», опубликованной в «АГ» № 22 за 2009 г., пишет:

«15 января 2003 г. – в день совершения убийства – в Чеченскую Республику прибыла группа представителей ПАСЕ (Парламентской ассамблеи Совета Европы) во главе с лордом Джадом. Боевикам это было известно, и к подобным визитам они всегда стремились приурочить какие-либо террористические акты, убийства мирных граждан, чтобы вызвать митинги или иные акции протеста, дестабилизирующие положение в республике.

По версии защиты, задержание и обстрел машины с людьми, похищение на глазах у людей среди белого дня человека, а затем убийство трех мирных граждан Чечни, сотрудничавших с федеральными властями, и взрыв автомобиля оказались достаточной причиной для того, чтобы всколыхнуть волну протеста против России.

Но эту версию обвинение даже не стало прорабатывать, хотя имелись очевидные факты, указывающие на ее состоятельность».

Доказательств невиновности лейтенанта, подтвержденных документами, заключениями экспертов и свидетельскими показаниями «хватит на всю дивизию Дзержинского», не устает повторять адвокат Сергея Аракчеева Дмитрий Аграновский.

Так, суду были представлены заключения пяти баллистических экспертиз, свидетельствующие о том, что все гильзы и пули, найденные на месте преступления, не могут принадлежать ни оружию осужденных, ни оружию бойцов его военной части.

Стоит отметить, что суд отклонил ходатайства о проведении экспертизы пуль, находящихся в теле одного из потерпевших (по версии следствия, как минимум одно смертельное ранение было слепым). Вскрытие не проводилось на этапе следствия «в связи с тем, что по мусульманским обычаям вскрытие умерших не предусмотрено».

Адвокаты приговоренного опровергли версию обвинения, согласно которой осужденные уничтожили КамАЗ, так как заметили, что за расправой на дороге (которая проходила примерно в 18 часов) наблюдали солдаты из другой части. Из приобщенного к материалам дела ответа Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга МГУ им. М.В. Ломоносова следует, что «15 января 2003 г. в районе города Грозный заход солнца был около 16 часов 46 минут московского времени (время зимнее). Темнота наступила примерно в 17 часов 53 минуты (конец навигационных сумерек, когда без освещения не видно даже крупных предметов)». «Не мог Худяков в полной темноте, когда не видно на расстоянии вытянутой руки, в чистом поле заметить, что за 600 метров за ним кто-то наблюдает!», – делает вывод Аграновский.

Кроме того, в суде 25 свидетелей защиты лейтенанта заявили, что в то время, когда, по версии обвинения, Аракчеев совершал свои преступления, он находился в другом месте. Об этом свидетельствуют и выписки из приказов, журнала боевых действий, журнала выхода машин.

Суд присяжных дважды оправдывал Аракчеева и Худякова. Однако оба раза военная коллегия ВС отменяла вердикт по формальным причинам: в первый раз в связи с тем, что в состав присяжных по делу были включены граждане из списков присяжных не только на 2004 г., но и на 2003 г.; во второй – на основании Постановления КС РФ от 6 апреля 2006 г. № 3-П (вынесенного после второго оправдательного приговора), согласно которому Аракчеев и Худяков были лишены права на рассмотрение их дела судом присяжных.

12 декабря 2007 г. судья Северо-Кавказского окружного военного суда В.Е. Цыбульник приговорил Аракчеева к 15 годам колонии строгого режима, а Худякова – к 17. Худяков не явился на процесс и был осужден заочно.

Военная коллегия ВС оставила приговор без изменения, председательствующим по делу при рассмотрении в кассационной инстанции был полковник юстиции, судья И.В. Крупнов, до октября 2007 г. работавший заместителем Председателя Северо-Кавказского окружного военного суда.

Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»

Есть ли основание для пересмотра?

Адвокаты Сергея Аракчеева ответили на вопрос "АГ" о том. может ли заключение специалиста-полиграфолога, подтвердившее его невиновность, стать основанием для пересмотра дела.

 

ДулимовАлексей ДУЛИМОВ,
адвокат АП Ростовской области

Поскольку проведенное исследование на полиграфе носит положительный характер для моего подзащитного, то есть подтверждает те доказательства и доводы, которые в достаточном объеме были представлены нами в суде, то для нас это хорошая новость.

Однако заключение специалиста-полиграфолога необходимо легализовать.

УПК РФ не предусматривает получение доказательств с помощью испытаний обвиняемого (подсудимого) на полиграфе и поэтому вряд ли такое заключение может в настоящее время быть приравнено к заключению эксперта.

Порядок участия специалиста в уголовном судопроизводстве определен ст. 168 и 270 УПК РФ. Надеюсь, что его удалось соблюсти в данном исследовании, так как только в этом случае его результаты станут основанием для пересмотра приговора по вновь открывшимся обстоятельствам.

Но стоит отметить, что исследование на полиграфе широко используется нашими правоохранительными и прокурорскими органами, следственными комитетами тогда, когда им это необходимо.

В моей практике был случай, когда подзащитный заявил о своей готовности пройти исследование на полиграфе при условии обязательного присутствия адвоката на таком исследовании. Но следственный комитет это условие не принял и от исследования отказался. Я полагаю, что в подавляющем большинстве случаев оно используются правоохранительными органами для достижения целей, не соответствующих закону.

Я бы очень хотел, чтобы заключение специалиста-полиграфолога, свидетельствующее о невиновности Сергея Аракчеева, послужило поводом для пересмотра дела Аракчеева в порядке надзора или было использовано в международной практике, но не верю в это.

Если бы в дело Сергея Аракчеева не были вмешаны политические и прочие мотивы, то представленные нами в суде доказательства о его непричастности к совершению вмененного ему преступления были бы достаточны для его полного оправдания. Мы представили те доказательства, на которые не может повлиять субъективное мнение или воля заинтересованных лиц, органов предварительного следствия и суда.

Я думаю, в данной ситуации нашим законодателю, правоприменителям и судам следовало бы просто объективно подойти к рассмотрению этого дела, не играть в угоду кому-то неизвестному, а сыграть в пользу нашим военным, которые исполняли свой долг в Чечне.

 

АграновскийДмитрий АГРАНОВСКИЙ,
адвокат АП Московской области

Заключение специалиста-полиграфолога, исследовавшего Сергея Аракчеева на полиграфе, уже помогло. Хотя бы тем, что привлекло достаточно серьезное внимание к не имеющему аналогов в мире делу, где человек, невиновность которого совершенно очевидна, после двух оправдательных приговоров судов присяжных был приговорен – уже без присяжных – к 15 годам лишения свободы.

С юридической точки зрения, заключение специалиста-полиграфолога, по моему мнению, такое же доказательство, как и все остальные, и подлежит оценке в совокупности с ними. Оно является новым обстоятельством, которое послужит основанием для пересмотра дела в надзорном производстве. Кроме того, это заключение поможет нам ускорить производство по жалобе в Европейском суде по правам человека.

Согласно ст. 74, 84 УПК РФ доказательствами могут быть «…и иные документы, в частности, заключения специалистов». В нашем случае это заключение специалиста, а психофизиологическая экспертиза включена в перечень экспертиз, проводимых государственными учреждениями и назначаемых судом.

В моей практике такая экспертиза назначалась, и ее результаты имели принципиальное значение. Один из моих подзащитных подозревался в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 105 УК РФ, но после того как психофизиологическая экспертиза показала, что он непричастен к убийству, уголовное преследование в отношении него было прекращено.