×

Право на поводу у прессы

Адвокат супругов Агеевых уверена, что усыновители и родители должны быть равны в правах
Материал выпуска № 9 (122) 1-15 мая 2012 года.

ПРАВО НА ПОВОДУ У ПРЕССЫ

Адвокат супругов Агеевых уверена, что усыновители и родители должны быть равны в правах

Супруги Агеевы уже четвертый год пытаются вернуть детей, которые в силу несовершенства российского законодательства и скоропалительных выводов СМИ были отобраны у них государством. Адвокат АБ «Мусаев и партнеры» Надежда ЕРМОЛАЕВА, которая представляет их интересы в судах, рассказала «АГ» о ходе судебных процессов и поделилась своими размышлениями на тему недостатков семейного законодательства России.

– Раскройте коротко фабулу дела.

– В 2008 г. Лариса и Антон Агеевы усыновили двоих детей. С самого начала родители с особой заботой относились к их здоровью и развитию. Соседи семьи Агеевых отмечали, что дети через некоторое время пребывания в семье стали активно общаться, сделали большой скачок в развитии. Врачи и представители органов опеки в таком же ключе отзывались о ситуации в семье и состоянии детей.

20 марта 2009 г. с Глебом случилось несчастье. Играя с сестрой в комнате родителей, он случайно вылил на себя горячую воду и получил ожоги (так впоследствии рассказывали сами дети), затем, побежав к родителям, он упал с лестницы и повредил подбородок и бровь. Отступив, скажу, что вступившим в законную силу судебным решением установлено, что ожог Глеба явился именно несчастным случаем в быту, а травмы были получены в результате падения с лестницы.

В момент падения Глеба Лариса находилась во дворе. Вбежав в дом, она попыталась оказать ему первую помощь – промыла и обработала раны, после чего, наложив на ранки бинтовые повязки, уложила в кровать. Но, когда родители пришли проведать Глеба, они увидели, что повязки отошли, а раны очень сильно вздулись.

Решив не рисковать, Антон Агеев повез сына в травмпункт. Этот факт подтвержден рядом свидетельских показаний. Ложные сведения, которые муссировались в СМИ, о том, что Агеевы систематически избивали Глеба и отвезли его к врачам только тогда, когда поняли, что он умирает, абсолютно необоснованны.

Лариса осталась дома с сестренкой Глеба, – Полиной, которой на тот момент было два года. В последующем пресса, следствие и даже суд ставили Ларисе в вину этот факт. Ее спрашивали, почему она не отвезла ребенка в травмпункт сама. Попытки объяснить, что у Глеба есть отец, а дома оставалась малолетняя дочь, не нашли никакого отклика.

После того, как местная видновская больница отказалась принимать ребенка, потому что время было 21:50, а приемное отделение принимало до 22:00, их отвезли в ожоговый центр Сперанского в г. Москве. Там зафиксировали ожоги и другие телесные повреждения. Ребенка порекомендовали госпитализировать.

На следующий день эта история начала активно обсуждаться в прессе, появились пугающие фотографии Глеба. Сразу скажу, в последующем в суде они были признаны недопустимыми доказательствами, так как не были установлены и зафиксированы обстоятельства проведения съемки, тип камеры, характер освещения и т.д. Выяснилось, что эти снимки были сделаны кем-то из врачей, когда ребенок был введен в состояние наркоза для того, чтобы зашить раны.

Через два-три дня он уже бегал по палате с игрушками, а на седьмой день был готов к выписке. Однако, в связи с шумом, поднятым прессой, на госпиталь стало оказываться давление, из-за чего выписка Глеба затянулась. Родителям пришлось написать отказ от госпитализации, чтобы забрать сына домой.

– Сотрудники госпиталя отправили данные в милицию?

– Они должны были это сделать. Они предупредили Антона, что в соответствии с законом, при поступлении ребенка с травмами они обязаны информировать об этом ОВД. Поскольку Антон не чувствовал за собой вины и не подозревал, что дело может принять такой оборот, он дал согласие.

Пока Глеб был в больнице, ни Антона, ни Ларису к нему не пускали. При этом помощник депутата от ЛДПР Владимира Жириновского Дмитрий Герасименко, который на всю страну кричал, что он общался с ребенком и все знает, имел практически свободный доступ к ребенку.

27 марта 2008 г. сотрудники органов опеки села Гольяново пришли к Агеевым с постановлением об отобрании ребенка, но, составив акт осмотра, пришли к выводу, что оснований для отобрания детей у супругов Агеевых не имеется, поэтому 28 марта гольяновская опека отменила постановление об отобрании.

В тот же день опека г. Видное, которая также имеет шефство над Агеевыми (они зарегистрированы по месту жительства в районе Гольяново г. Москвы, но фактически проживают в Ленинском районе Московской области, недалеко от г. Видное), вынесла обратное решение – об отобрании детей. Представители этой опеки и забрали детей.

Беседовала Екатерина ГОРБУНОВА,
корр. «АГ»

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 9, 2012 г.