×

Правовая демагогия или законные требования?

Адвокатское бюро добивается признания воспрепятствованием адвокатской деятельности отказа банка-банкрота вернуть деньги, переданные доверителями на защиту
Материал выпуска № 9 (170) 1-15 мая 2014 года.

ПРАВОВАЯ ДЕМАГОГИЯ ИЛИ ЗАКОННЫЕ ТРЕБОВАНИЯ?

Адвокатское бюро добивается признания воспрепятствованием адвокатской деятельности отказа банка-банкрота вернуть деньги, переданные доверителями на защиту

АксеноваСогласно ст. 18 Конституции РФ права человека и гражданина являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием. Однако мой опыт многолетней защиты конституционных прав в судах свидетельствует о том, что в случае спора физического лица или малого адвокатского образования с банками указанными качествами зачастую обладают исключительно права банкиров.

Гарантии адвокатской деятельности
Законодательство России выделяет два вида экономической деятельности – коммерческую, осуществляемую на свой страх и риск в целях получения прибыли, и некоммерческую, на извлечение прибыли не направленную. Субъекты обоих видов деятельности ведут денежные расчеты. При этом суммы расчетов наличными Банк России ограничивает, чем вынуждает граждан и организации пользоваться услугами банков.

Однако банки в России являются только коммерческими. Коммерческий риск банков деньгами клиентов, в том числе некоммерческих организаций, ради получения себе максимальной прибыли, а также умышленные преступления собственников и менеджмента банков порой заканчиваются банкротством последних. Физическим лицам – вкладчикам государство гарантирует возврат 700 000 рублей. Возврат денег остальным клиентам банка, в том числе осуществляющим некоммерческую деятельность, не гарантируется.

Это означает, что ради «роста прироста» банкиров на субъектов некоммерческой деятельности фактически возложены не предусмотренные законом обязанности – нести коммерческие риски, при этом все клиенты банка дополнительно несут риски не за себя, а «за того парня» (банкира).

Кроме того, ряд субъектов экономической деятельности (индивидуальных предпринимателей, нотариусов, адвокатов) закон обязал платить взносы на обязательное пенсионное страхование независимо от факта получения дохода. Однако в связи с банкротством банка, где эти лица держали деньги, весь их потенциальный доход оказывается у конкурсного управляющего. Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» допускает обращение взыскания на дебиторскую задолженность, но если в отношении дебитора не введена процедура банкротства (п. 5 ч. 2 ст. 76).

Благие намерения законодателя понятны, однако ими, как известно, мостят дорогу в ад: в случае банкротства банка государство не только не защищает право граждан на получение трудового дохода от свободно выбранного ими рода деятельности, но, не желая разделить с ними тяжкие последствия своего бездействия, требует от них еще и уплаты обязательных платежей.

Как это ни парадоксально, в нашем правовом и демократическом государстве в случае банкротства банка в наиболее тяжелом и бесправном положении оказываются профессиональные защитники – адвокаты.

Елена АКСЁНОВА,
адвокат

Полный текст статьи читайте в печатной версии "АГ" № 9 за 2014 г.