×

Учеба карьере не помеха

На X Юридическом форуме России, проведенном газетой «Ведомости», был обсужден и вопрос послевузовского образования
Материал выпуска № 9 (170) 1-15 мая 2014 года.

УЧЕБА КАРЬЕРЕ НЕ ПОМЕХА

На X Юридическом форуме России, проведенном газетой «Ведомости», был обсужден и вопрос послевузовского образования

Ведомости

В рамках форума газеты «Ведомости» состоялась сессия, посвященная проблемам послевузовского образования. Модератором на ней был первый вице-президент ФПА РФ, партнер Юридической фирмы «ЮСТ» Юрий Пилипенко.

Вопрос о том, нужно ли юристу повышать свой образовательный уровень, для людей, собравшихся в аудитории, разумеется, звучал риторически. Как заметил Михаил Казанцев, партнер адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», для адвокатов повышение квалификации является прямой обязанностью, записанной в Законе об адвокатуре и Кодексе профессиональной этики адвоката. Для других практикующих юристов это вопрос конкурентоспособности и карьеры.

Таким образом, речь шла в основном о том, как, где, когда и какие знания нужно получать юристу. То, что время – деньги, собравшимся тоже было понятно, поэтому одной из тем, вынесенных на обсуждение, был вопрос «монетизации» дополнительного образования, иными словами, насколько окупаются временные и материальные затраты на учебу.

Котирующийся в бизнес-адвокатуре перечень специальных знаний выглядит примерно так: престижный вуз, дополнительное (LLM) образование за рубежом, аспирантура (защита ученой степени), Московская школа частного права (профильный курс), Московская школа социально-экономических наук (профильный курс).

По мнению Олега Макарова, управляющего партнера юридической фирмы «Василь Кисиль и партнеры», ценность юриста для компании определяется по нескольким составляющим, в числе которых можно назвать фундаментальные знания (их дают в вузе), базовые характеристики (их получают с генами), навыки и умение (их вырабатывают упорным трудом) и мотивацию – желание работать и любовь к профессии (это имитировать невозможно, мотивация либо есть, либо ее нет). Понятно, что из всех этих составляющих навыки и умения играют определяющую роль. А вот когда человек чувствует, что ему не хватает теории для дальнейшего развития каких-либо навыков и умений, он идет за знаниями.

Дальше развернулись дебаты по поводу LLM. Учеба на получение магистерской степени после вуза занимает не меньше года и стоит недешево. Если юрист не собирается заниматься международным правом, эти знания вряд ли окажутся востребованными. В этом убежден Сергей Савельев, партнер юридической фирмы «Некторов, Савельев и партнеры». «Я судебный юрист, – сказал он. – Мое поле деятельности – российские суды, поэтому LLM мне не нужен». По мнению адвоката, прежде чем принять решение о том, где еще поучиться после вуза, необходимо 2–3 года поработать «на земле», в консалтинге, по 16 часов в сутки. Тогда поймешь, что у тебя получается лучше всего и каких конкретно знаний не хватает.

«В Москве живут сотни людей, имеющих LLM, – поддержал коллегу Михаил Попов, вице-президент по правовым вопросам и корпоративному развитию «Национальной нерудной компании». – Но при этом они не могут устроиться по специальности». Коллега убежден, что прямой зависимости между суммой приобретенных знаний и профессиональным успехом нет. Он привел в пример Билла Гейтса, который, не имея высшего образования, стал одним из успешнейших и богатейших людей в своей отрасли.

Между тем, по мнению Марии Ероховой, советника управления частного права ВАС РФ, лишних знаний не бывает. Если человеку интересно право – нужно учиться. При этом каждый для себя решает сам, превращаться ли ему в ученого или оставаться практиком. А LLM – прекрасная возможность не только научиться международному праву, но и взглянуть на правовую систему своей страны другими глазами.

Юрист юридической фирмы «White&Case» Андрей Донцов заметил, что после окончания МГИМО он больше нигде не учился, но это не мешает ему получать необходимые знания в процессе работы. Однажды ему пришлось выучить наизусть типовой 70-страничный договор на английском языке. Ежемесячно он тратит на учебу не менее 6–8 часов: один из департаментов фирмы занимается исключительно обучением сотрудников, организует тренинги по актуальным вопросам практики, обучает слушателей технике юридического письма, ведения переговоров, организации проектной работы и многому другому.

С ним согласен Михаил Казанцев, считающий, что обучение внутри компании гораздо эффективнее, чем вне ее, и нет особого резона в стажировках юристов в других фирмах.

Мария Ерохова, напротив, убеждена, что послевузовское образование – не просто накопление знаний: учеба должна быть активной и проходить не в обстановке всеобщего согласия, а в спорах, рождающих истину или помогающих найти решение тех задач, которые на практике еще не решены.

«Имеет ли для практикующего юриста значение ученая степень?» – спросил Юрий Пилипенко.

Михаил Казанцев заявил, что это пустая трата времени. На это обычно уходят годы, но не факт, что вооруженный степенью юрист окажется успешнее своих коллег. Выступавший отметил, что лучше сосредоточить усилия на практике, и привел в пример карьеру своего партнера, который смог занять одно из ключевых положений в фирме благодаря настойчивости в практической деятельности.

С этим не согласна Мария Ерохова, убежденная в том, что недооценка руководителями фирм ученых достижений юристов проистекает от недостатка культуры в юридической практике. В Западной Европе картина прямо противоположна: уровень оплаты специалиста напрямую связан с его образованием, иметь ученую степень там престижно и выгодно.

К чести участников сессии, каждое из высказанных мнений было выслушано с уважением. Сошлись на том, что по большому счету учеба карьере не помеха. А следить за быстро меняющейся динамикой законодательных и правоприменительных процессов – непременное условие успешной практической деятельности каждого юриста.

Александр КРОХМАЛЮК,
корр. «АГ»