×

Pro bono и реформа профессии юриста

Повысится ли доступность правовой помощи
Материал выпуска № 4 (213) 16-29 февраля 2016 года.

PRO BONO И РЕФОРМА ПРОФЕССИИ ЮРИСТА

Повысится ли доступность правовой помощи

За последние несколько лет термин «pro bono» перестал восприниматься российским юридическим сообществом как нечто экзотическое и чужеродное. Десятки юридических фирм, адвокатских образований, отдельных юристов и адвокатов в разных городах страны регулярно оказывают бесплатную юридическую помощь нуждающимся на основе pro bono, т.е. как волонтеры, выделяя для этого определенную долю своего рабочего времени и рассказывая на страницах профессиональных изданий (в том числе и «АГ»), зачем они это делают, кому можно и нужно оказывать помощь, как это лучше организовать и т.д. Настало время двигаться дальше, чтобы данная практика воспринималась юристами не просто в качестве полезного и интересного занятия, а как неотъемлемый атрибут юридической профессии.

До сих пор наиболее активно или, по крайней мере, наиболее заметно осваивали практику pro bono представители сектора, который сейчас принято называть юридическим консалтингом, или юридическим бизнесом, что, впрочем, неудивительно. Ведь он существует прежде всего в виде коммерческих организаций, аккумулирующих прибыль и ресурсы (в том числе человеческие), что существенно облегчает задачу фирмы, решившей тратить часть этих ресурсов на pro bono. Свободных ресурсов может быть меньше или больше в разные моменты, но в большинстве случаев для конкретного юриста мало что меняется в плане нагрузки и получения вознаграждения за свой труд.

Значительно труднее изыскивать свободное время и силы для волонтерского труда «свободным» адвокатам, пусть даже они практикуют в составе адвокатских образований. Кто-то, разумеется, такие возможности находит, но большинство не видит особенного смысла в работе без вознаграждения. Понятно, что для любого профессионала деньги – не единственная мотивация, и представляется, что именно появление другой мотивации может сыграть ключевую роль в распространении pro bono среди адвокатуры в целом. К этому я еще вернусь.

Законодательные ограничения
С большим интересом прочел статью А. Севрюкова, опубликованную в № 2 (211) «Новой адвокатской газеты»1. Выводы, к которым он приходит, означают, что в соответствии с действующим законодательством адвокат де-юре не может оказывать юридическую помощь на безвозмездной основе именно как адвокат, если только он не действует на основании Федерального закона «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации»2, а точнее, в рамках так называемой «негосударственной системы» бесплатной юридической помощи (если он действует в рамках государственной системы, то получает за это вознаграждение от государства и, следовательно, такую работу нельзя считать pro bono). Закон, однако, ограничивает виды такой помощи, в первую очередь исключая судебное представительство.

В силу существующей на сегодняшней день ситуации эти ограничения не имеют большого практического значения, поскольку адвокат, как и любой другой человек, может выступать в качестве обычного представителя или консультанта, в том числе pro bono. Однако грядущая и бурно обсуждаемая реформа юридической профессии заставила меня задуматься о том, не приведет ли «адвокатская монополия» к фактическому запрету на оказание помощи pro bono, по крайней мере, в части судебного представительства, если анализируемые А. Севрюковым нормы не будут изменены.

Зарубежная практика
Конфликты между регулированием или саморегулированием юридической профессии с одной стороны и распространением практики pro bono – с другой случались и в других странах. В Германии до недавнего времени pro bono было практически запрещено, что являлось побочным эффектом запрета на оказание юридической помощи за гонорар меньший, чем законодательно установленные тарифы. Этот запрет распространялся и на консультирование, и на другие виды помощи, включая судебное представительство, до 2008 г., когда Закон о правовых консультациях (Rechtsberatungsgesetz), принятый еще в 1935 г., был отменен новым Законом об оказании юридических услуг (Rechtsdienstleistungesetz), который разрешил юристам в ряде случаев освобождать клиентов от уплаты гонорара за консультации. Однако в случае судебного представительства и некоторых других видов помощи юрист может лишь освободить клиента от уплаты по завершении дела, но не изначально оказывать безвозмездную помощь.

В Бразилии до 2013 г. pro bono было прямо запрещено Ассоциацией адвокатов Бразилии на том основании, что адвокаты, оказывающие юридическую помощь малоимущим без вознаграждения, якобы отнимали у других, менее обеспеченных адвокатов, возможность получить вознаграждение от государства в рамках существующей (но малоэффективной) системы субсидируемой юридической помощи.

Отмена или смягчение запретов на оказание безвозмездной юридической помощи в этих и других подобных случаях стали возможными благодаря выступлениям в защиту pro bono в первую очередь со стороны самого юридического сообщества. Один из ключевых аргументов в пользу не только допущения практики pro bono, но и ее поощрения и развития состоит как раз в том, что юридическая помощь, доступность и качество которой в наше время могут оказаться жизненно важными для любого члена общества, во многих странах монополизирована юридической корпорацией, какое бы название она ни носила. Монополия же – это не только привилегия, но и ответственность, в том числе перед обществом, доверившим корпорации осуществление такой серьезной миссии. Мне среди прочего кажется, что поддержка – и на словах, и на деле – российской адвокатурой pro bono способна продемонстрировать обществу, вполне обоснованно обеспокоенному планируемой «монополией», что реформы не снизят, а повысят доступность юридической помощи для тех, кто в ней нуждается.

В странах с развитой традицией pro bono такая поддержка очень заметна как на уровне профессиональных объединений и ассоциаций юристов и адвокатов, так и на уровне самостоятельных инициатив профессионального сообщества. В США Американская ассоциация юристов еще в начале 1990-х гг. приняла Модельное правило 6.1, в соответствии с которым каждый «[ю]рист должен стремиться к тому, чтобы выделять на оказание юридической помощи pro bono не менее (50) часов в год». Более того, Институт pro bono разработал документ под названием «Вызов pro bono», к которому присоединились на настоящий момент около 150 крупных юридических фирм. В соответствии с ним фирмы обязуются тратить на pro bono 3 или 5% рабочего времени, либо 60 или 100 рабочих часов в пересчете на одного юриста. Наконец, в 2012 г. в штате Нью-Йорк (где по понятным причинам практикуют десятки тысяч юристов – больше, чем адвокатов во всей Российской Федерации) было принято правило, в соответствии с которым каждый претендент на получение аналога адвокатского статуса обязан потратить 50 часов на оказание помощи pro bono3.

В разных странах мира проводятся так называемые недели pro bono, в рамках которых юристы, юридические фирмы и некоммерческие организации не только обсуждают связанные с pro bono практические вопросы, но и непосредственно оказывают помощь. В отдельных странах на локальном и региональном уровнях принимаются так называемые декларации принципов pro bono, демонстрирующие осознание юридической профессией своей социальной ответственности в виде pro bono4.

Отечественные перспективы
Я вижу несколько типов инициатив, с помощью которых ФПА РФ и региональные палаты, а также неформальные объединения и группы адвокатов могли бы помочь дальнейшему развитию pro bono в России:
– повышение престижа и признания pro bono как одной из важных профессиональных ценностей;
– на практике это может означать принятие деклараций, меморандумов и других документов; личный пример со стороны пользующихся авторитетом адвокатов и лидеров на различных уровнях; работу с молодыми адвокатами; проведение конкурсов, учреждение наград за вклад в развитие pro bono и другие виды поощрения;
– методическая поддержка в части организации практики pro bono в адвокатских образованиях;
– сотрудничество с некоммерческими организациями (в том числе с «биржами pro bono») для облегчения поиска и (или) выбора доверителей pro bono;
– создание или поддержка проектов типа «бирж pro bono» на местном уровне (примеры для подражания уже существуют5).

Мы очень воодушевлены поддержкой, оказанной ФПА РФ первому Российскому форуму pro bono, организуемому нашей организацией в Москве 13 апреля 2016 г., и рассчитываем, что он станет первым шагом для воплощения в жизнь этих и других идей.

Дмитрий ШАБЕЛЬНИКОВ,
директор российского филиала Института «Право общественных интересов» (PILnet)



1Севрюков А. Соотношение понятий. Тождественна ли юридическая помощь адвоката в рамках pro bono помощи, оказываемой защитником на безвозмездной основе // Новая адвокатская газета. 2016. № 2.
2 Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» (в ред. 28 ноября 2015 г.).
3 Об этих и других инициативах, а также о положении дел в области pro bono в мире см.: Шабельников Д.Б. Глобализация pro bono: извне и изнутри // Закон. 2015. № 5, май. http://pilnet.ru/images/publications/Shabelnikov_article1.pdf
4 Там же. С. 83−84.
5 На базе Адвокатской палаты Ульяновской области действует центр, координирующий оказание как субсидируемой юридической помощи, так и помощи pro bono силами адвокатов. См.: http://www.apuo.mpro.ru/bup