×

Шаги к подлинной состязательности

Тема адвокатского запроса получила развитие сразу в двух аспектах
Материал выпуска № 4 (213) 16-29 февраля 2016 года.

ШАГИ К ПОДЛИННОЙ СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ

Тема адвокатского запроса получила развитие сразу в двух аспектах

На протяжении долгих лет темой для многих дискуссий и предложений по совершенствованию законодательства является установленное подп. 1 п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» право адвоката собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи. Точнее, недостаточное обеспечение этого права, нарушающее принцип равноправия и состязательности сторон.

В последнее время тема адвокатского запроса получила развитие сразу в двух аспектах: на уровне законопроектной деятельности – в Правительство РФ 10 февраля внесен проект федерального закона № 993553-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения права адвоката на сбор сведений, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи»; на уровне судебной практики – Верховный Суд РФ 7 декабря вынес определение № 71-КП5-14 по кассационной жалобе адвоката С.М. Маринич.

Законопроект об адвокатском запросе
Законопроект № 993553-6 был одобрен на заседании Правительства РФ 4 февраля, причем Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев в своем выступлении уделил ему особое внимание, назвав право адвоката на сбор сведений, необходимых для оказания квалифицированной юридической помощи, важным элементом состязательности сторон.

Этот законопроект носит комплексный характер, поскольку предлагает изменить регулирование сразу нескольких аспектов адвокатской деятельности. Его ключевой темой является усиление роли адвокатского запроса: в частности, предлагается установить требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, ввести общий 30-дневный срок рассмотрения адвокатского запроса, а также ответственность за отказ в предоставлении информации в ответ на адвокатский запрос. Есть в законопроекте и пункт, предусматривающий ответственность адвоката за необоснованный запрос в целях, не связанных с осуществлением адвокатской деятельности.

Важный раздел законопроекта – положения о форме адвокатского удостоверения. В прошлом году вновь обострилась проблема недопуска адвокатов в СИЗО - сотрудники изоляторов отказывались пропускать защитников по новым удостоверениям. В законопроекте содержится положение о том, что форма удостоверения и порядок ее заполнения утверждаются федеральным органом юстиции. Удостоверение предоставляет адвокатам право беспрепятственного доступа в здания судов и органов прокуратуры.

Коснулся новый законопроект и адвокатских кабинетов – в нем предлагается дать возможность практиковать индивидуально адвокатам, имеющим пятилетний стаж адвокатской деятельности.

Кроме того, законопроектом закрепляется деятельность Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам (КЭС). В частности, устанавливаются состав Комиссии и периодичность ее формирования, предусматривается обязательность исполнения разъяснений КЭС для всех адвокатских палат и адвокатов.

Текст законопроекта опубликован на сайте Государственной Думы ФС РФ.

Определение Верховного Суда РФ
Адвокат С.М. Маринич, оказывающая юридическую помощь осужденному, обратилась к начальнику ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы Калининградской области» с адвокатским запросом о предоставлении информации об исходящем номере и дате направления следователю СУ СК при прокуратуре РФ Калининградской области сопроводительного письма, приложением к которому являлось заключение эксперта; о том, направлялись ли следователю объекты исследования; если да, то как они были упакованы и за каким исходящим номером и датой направлены; было ли получено заключение эксперта нарочным или направлено почтовой связью.

Адвокату было отказано в предоставлении данной информации со ссылкой на Федеральный закон от 30 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и ст. 57 УПК РФ, поскольку она не является лицом, назначившим экспертизу.

С.М. Маринич обратилась с жалобой в Ленинградский районный суда г. Калининграда, но судья отказал в принятии заявления в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ. Он пришел к выводу об отсутствии у заявителя права на обращение в суд, указав, что требуемые по запросу адвоката документы являются доказательствами по уголовному делу, которые в соответствии с требованиями УПК РФ подлежат предоставлению сторонами и оценке судом при вынесении приговора. Судебная коллегия по административным делам Калининградского областного суда оставила определение судьи без изменения.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда не согласилась с выводами судебных инстанций, указав: «…оценка судом характера и содержания информации, в предоставлении которой заявителю отказано оспариваемым решением, возможна лишь при рассмотрении дела по существу и преждевременна на стадии принятия заявления к производству суда. Таким образом, Маринич С.М. вправе была обращаться в суд с заявлением о признании незаконным отказа ГБУЗ ≪Бюро судебно-медицинской экспертизы Калининградской области≫ в предоставлении информации».


Мария ПЕТЕЛИНА,
зам. главного редактора «АГ»


NB

Мы будем отстаивать свою позицию

Доработка подготовленного Минюстом России законопроекта продолжалась почти два года, Федеральная палата адвокатов подключилась к ней с самого начала. При Минюсте России была образована специальная межведомственная рабочая группа, согласование текста с государственными структурами проходило на площадке Правительства РФ. Наделение адвокатов новыми полномочиями силовые ведомства воспринимали как умаление собственных, поэтому процесс согласования был непростым. Представители ФПА РФ отстояли многие важные для адвокатуры положения, но по некоторым позициям были вынуждены пойти на компромисс.

Тем не менее даже в нынешнем виде законопроект, безусловно, направлен на усиление защиты и укрепление равенства сторон, потому что восполняет многие пробелы в регулировании института адвокатского запроса: вводит понятие адвокатского запроса; устанавливает круг лиц, которым запрос может быть адресован; определяет объем сведений, которые могут быть запрошены; содержит исчерпывающий перечень оснований отказа в предоставлении сведений; предусматривает внесение в Кодекс об административных правонарушениях дополнения об ответственности за неисполнение запроса.

Вместе с тем законопроект содержит некоторые положения, над которыми, на наш взгляд, стоит продолжить работу. В нем предусмотрена, например, ответственность за необоснованный запрос, что, на наш взгляд, ограничивает права защиты, по сравнению с обвинением. Кроме того, как предлагается проектом, адвокату могут отказать в ответе, если закон относит запрошенные им сведения к информации с ограниченным доступом или государственной тайне. Укреплению равенства сторон это не способствует, потому что у стороны обвинения больше прав на доступ к таким сведениям. Вызывает сомнения и продолжительность срока ответа на адвокатский запрос – 30 дней (при возможности продления еще на 30 дней).

Но в целом мы оцениваем законопроект положительно. Он является результатом большой и кропотливой работы Правительства РФ, Минюста России, ФПА РФ, заинтересованных государственных органов и направлен на повышение гарантий реализации права на получение квалифицированной юридической помощи.

К таким гарантиям относятся, например, включенные в законопроект положения о праве адвоката на проход в здание суда при предъявлении удостоверения, о праве Федеральной палаты адвокатов РФ обращаться в суд с заявлением в защиту прав неопределенного круга лиц, являющихся членами адвокатского сообщества.

Мы считаем эти предложения очень важными для адвокатуры, так же как и содержащиеся в проекте нормы о статусе и полномочиях Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам. Законодательное закрепление положений о Комиссии укрепит ее роль и будет означать, что государство, так же как и адвокатура, предпринимает шаги к тому, чтобы благодаря введению единых стандартов профессии повысить качество правовой помощи.

Юрий ПИЛИПЕНКО,
президент ФПА РФ




























NB

Важный прецедент

Прошлогоднее декабрьское Определение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ по жалобе адвоката С.М. Маринич об отказе в предоставлении информации по адвокатскому запросу формирует важные прецедентные позиции судебной практики.

Во-первых, и самое главное – высшая судебная инстанция устанавливает, что отказ в предоставлении информации по адвокатскому запросу может быть обжалован в суд. Иной подход, в том числе возврат судом жалобы адвоката на непредоставление информации по его запросу, по мнению Судебной коллегии ВС РФ, является нарушением закона. Отметим, что именно по этому основанию – наличию нарушения закона – кассационная инстанция отменяет судебные постановления нижестоящих судов.

Второе, и не менее важное – подчеркивается институциональный и внепроцессуальный характер адвокатского запроса. То есть, что адвокатский запрос является инструментом адвокатской профессии, составной частью данного правового института. И вне зависимости от того, в каком виде судопроизводства произошло нарушение права на получение информации по адвокатскому запросу (например, как в рассматриваемом случае, отказано в предоставлении информации в уголовном расследовании), обжалование этого нарушения производится в рамках административного судопроизводства.

Сформированный Верховным Судом РФ судебный прецедент, наряду с поддержанным правительством законопроектом об адвокатском запросе, имеют важное значение в правовом регулировании данного института, направленного на защиту прав граждан и организаций, а также на обеспечение состязательности судопроизводства.

Андрей СУЧКОВ,
исполнительный вице-президент ФПА РФ