×

Досудебное разрешение споров

Отчет Судебного комитета Международной ассоциации юристов (IBA Litigation Committee) о мультиюрисдикционных оговорках
Материал выпуска № 4 (213) 16-29 февраля 2016 года.

ДОСУДЕБНОЕ РАЗРЕШЕНИЕ СПОРОВ

Отчет Судебного комитета Международной ассоциации юристов (IBA Litigation Committee) о мультиюрисдикционных оговорках

В зарубежных странах существуют различные подходы государственных судов к вопросу о необходимости соблюдения мультиюрисдикционных оговорок и последствиях их несоблюдения. Достаточно долго международные суды считали такие оговорки неисполнимыми, но в настоящее время появился целый ряд дел, в которых они признаются обязательными для исполнения. Знание юристами данных подходов особенно важно на этапе составления договоров.

Мультиюрисдикционные оговорки о разрешении споров (multi-tiered dispute resolution clauses) предусматривают право (обязанность) сторон перед подачей иска в суд или инициированием третейского разбирательства участвовать в переговорах, использовать медиацию или иную форму, или сочетание нескольких форм альтернативных способов разрешения спора.

Существуют различные причины, по которым мультиюрисдикционные оговорки включаются в договор. Нередко они являются частью стандартного контракта или «привычкой», или традицией в той или иной отрасли.

Подобные оговорки чаще всего необходимы для быстрого и эффективного разрешения типовых рутинных споров с минимальным вмешательством во взаимоотношения сторон и в процесс реализации соответствующей сделки. Особенно ценны такие оговорки в проектах, по которым стороны работают совместно в течение длительного периода времени (например, в строительстве).

Однако далеко не всегда такое включение целесообразно и полезно. Оно может, например, стать основанием бессмысленного затягивания процесса, если вопрос соблюдения/истечения сроков является одним из ключевых либо бесполезность переговоров или медиации уже очевидна. Всем нам знакомы ситуации, когда стороны намеренно использовали подобные оговорки для затягивания разрешения спора.

В связи с этим опубликованный в конце 2015 г. отчет Судебного комитета Международной ассоциации юристов по мультиюрисдикционным оговоркам в различных юрисдикциях1 представляет особенную ценность.

По каждой юрисдикции отчет содержит ответы на следующие вопросы:
– Каковые текущие сложности в исполнении мультиюрисдикционных оговорок?
– Включение каких условий в договор увеличит шансы на исполнение мультиюрисдикционных оговорок в соответствующей юрисдикции?
– Если суды данной юрисдикции применяют мультиюрисдикционные оговорки, то каким образом?
– Существует ли пример мультиюрисдикционной оговорки, которая считалась и будет оставаться обязательной для исполнения в соответствующей юрисдикции?
– Отчет дает информацию в отношении более чем 50 стран, включая Россию.

Представляется, что в данной публикации нет необходимости подробно описывать подготовленный автором статьи раздел отчета по ситуации в России.

Кратко отметим, что в российской судебной практике встречаются различные случаи толкования мультиюрисдикционных оговорок. Общее правило заключается в следующем: чем четче и детальнее прописана оговорка, тем больше шансов, что суд посчитает ее обязательной для сторон и оставит поданный в нарушение досудебного порядка разрешения спора иск без рассмотрения.

В 2014 г. Верховным Судом РФ был предложен проект изменений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ, предусматривающий обязательный досудебный порядок разрешения большинства экономических споров, однако пока данный проект не принят.

Далее приводится краткая информация по применению мультиюрисдикционных оговорок судами нескольких стран.

Англия2 
1. Существуют два основных момента, которые необходимо учитывать при составлении мультиюрисдикционных оговорок.

Во-первых, оговорку надо настолько четко сформулировать, чтобы ее условия были выполнимыми. В английском праве условия контракта, если они сформулированы нечетко или неполно, не являются обязательными. С практической точки зрения такие оговорки должны предусматривать четкий и детальный порядок разрешения спора без пробелов и возможностей двусмысленного толкования.

Во-вторых, если соответствующее условие контракта в явной или косвенной форме подразумевает обязанность стороны действовать разумно (in good faith), то исполнимость такого условия гарантирована быть не может. Текущие прецеденты свидетельствуют, что условие может быть соблюдено, тем не менее позиция судов остается не совсем четкой.

В отчете приведен подробный анализ текущих прецедентов и позиции судов.

2. При разработке мультиюрисдикционной оговорки во внимание принимаются два конкурирующих фактора: желание сформулировать условие просто и прямо и необходимость описать процесс досудебного разрешения спора с такой степенью четкости, чтобы этот процесс был осуществим.

Рекомендации по составлению оговорок следующие:
– четко формулировать детали каждой стадии разрешения спора и способ подтверждения, что стадия выполнена (завершена);
– использовать «обязывающий» язык (глаголы shall и must) вместо «дискреционного» (глаголы may и should);
– указывать сроки выполнения соответствующих этапов либо ссылаться на известные правила разрешения споров (например, на правила Centre for Dispute Resolution (CEDR));
– не включать оговорки, прямо свидетельствующие о необходимости стороны действовать добросовестно (good faith) или косвенно подразумевающие добросовестные действия (friendly negotiations, proper reason);
– четко прописывать каждую стадию досудебного разрешения спора, поскольку если порядок осуществления одной из последовательных стадий сформулирован нечетко, существует риск, что суд посчитает всю процедуру невозможной к исполнению.

3. Существует лишь несколько прецедентов, в которых суд посчитал оговорки подлежащими исполнению.

В двух делах суд приостановил производство по иску для соблюдения досудебного разрешения спора (в одном случае на восемь недель, в другом – без указания конкретного срока).

В другом деле суд посчитал досудебный порядок разрешения спора обязательным условием, без выполнения которого обращение в суд невозможно (condition precedent), но производство по делу продолжил, сделав вывод, что такой досудебный порядок соблюден.

На момент составления отчета прецедентов по взысканию убытков со стороны, нарушившей досудебный порядок разрешения спора, не имелось. Косвенная возможность взыскания таких убытков, определяемых на основе принципа упущенной возможности (loss of a chance), вытекает из необязательного мнения суда (obiter dictum) по делу “Emirates Trading Agency Llc v Prime Mineral Exports Private Ltd.” [2014] EWHC 2104 (Comm).

Франция3 
1. В судебной практике существовало несколько противоречивых позиций по вопросу исполнимости мультиюрисдикционных оговорок.

В 2003 г. судами на высшем уровне был закреплен принцип обязательности таких оговорок при условии, что из контракта вытекает именно обязательность и необходимость, а не возможность досудебного разрешения спора.

Кроме того, обязательность досудебного разрешения любого гражданского и коммерческого спора во Франции теперь установлена указом от 11 марта 2015 г. № 2015-282.

2. Для того чтобы мультиюрисдикционная оговорка была применена судами во Франции, целесообразно следовать следующим рекомендациям:
– оговорка должна быть сформулирована в письменном виде в договоре; ответчик не может полагаться на условия другого контракта, на модельные условия либо на деловые правила и обычаи;
– условие должно быть записано с использованием слов, имеющих обязывающий, а не разрешающий или вариативный характер;
– целесообразно указать, что несоблюдение какого-либо этапа или порядка досудебного разрешения спора влечет невозможность рассмотрения дела судом по существу;
– желательно устанавливать временные рамки;
– надлежит ссылаться на конкретные правила альтернативного разрешения спора или конкретный институт по разрешению спора, если стороны планируют не просто пытаться разрешить спор путем переговоров, а намерены использовать специальные методики;
– из договора должно четко следовать, что причиной включения в договор мультиюрисдикционной оговорки является желание разрешить спор в досудебном порядке и данная оговорка не является простым указанием на возможность разрешения дела третейским судом;
– объем спорных вопросов, подлежащих разрешению в досудебном порядке, должен быть максимально большим и включать, например, все споры, возникающие в связи с договором, его действительностью, толкованием, исполнением, прекращением; споры, основанные на деликте или на договорной ответственности.

3. В случае нарушения обязательного досудебного порядка разрешения спора производство по иску будет прекращено, а истец будет вправе вновь обратиться с иском после выполнения всех действий, предусмотренных договором. Течение срока исковой давности в период выполнения законного обязательного досудебного разрешения спора приостанавливается.

Китай4
Китайское право не содержит четких указаний в отношении мультиюрисдикционных оговорок.

Китайские суды чаще всего используют консервативный подход и не считают обязательными туманные, не содержащие конкретных указаний по разрешению спора оговорки.

По данному вопросу есть всего несколько прецедентов.

Так, в одном деле сторона, проигравшая в третейском суде, обратилась в суд с заявлением об отказе в приведении в исполнение решения третейского суда (которым в данном случае был китайский третейский суд − South China International Economic and Trade Arbitration Commission).

Сторона указывала, что ненадлежащим образом была соблюдена мультиюрисдикционная оговорка, предусматривающая, что перед передачей дела для разрешения в арбитраж стороны предпримут дружеские переговоры (friendly negotiations).

После нескольких кругов рассмотрения дела Верховный Суд вынес решение не в пользу заявителя, указав, что, несмотря на договоренность сторон о мирном урегулировании спора, специальная процедура и график переговоров не были установлены, и, следовательно, условие о досудебном разрешении спора не является обязательным.

Кроме того, Верховный Суд указал, что понятие «дружеские переговоры» очень сложно определить и само обращение в арбитраж свидетельствует о том, что переговоры не удались. Соответственно, третейский суд был вправе принять спор к рассмотрению.

Два других дела, предметом рассмотрения которых были решения Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма (Arbitration Institute of the Stockholm Chamber of Commerce), имели иную судьбу.

«Пепси Кола» (истец) выиграла арбитражные процессы в отношении своего китайского партнера (ответчик), с которым были заключены соглашение о совместной деятельности и лицензионный договор.

«Пепси Кола» обратилась в китайский суд с просьбой о признании и приведении в исполнение двух решений Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма, однако в итоге Верховный Суд в удовлетворении заявления отказал.

Основанием для отказа послужило имеющееся, по мнению суда, расхождение между ходом арбитражного процесса и содержанием арбитражной оговорки.

Оговорка содержала условие о том, что «…споры должны быть вначале разрешены путем переговоров; …переговоры должны быть проведены под председательством местного правительства; срок переговоров 90 дней является обязательным». Однако стороны не провели переговоры под руководством правительства и не подождали 90 дней.

Верховный Суд посчитал, что в такой ситуации обращение истца в третейский суд нарушило мультиюрисдикционную оговорку и это позволяет отказать в приведении в исполнение решения арбитража.

Данные немногочисленные прецеденты позволяют сделать вывод о необходимости формулировать оговорку четко, недвусмысленно, определять временные рамки для выполнения конкретных действий, предусматривать третье лицо, которое будет вести или руководить переговорами.

Анна ГРИЩЕНКОВА,
партнер Адвокатского бюро «КИАП»



1 Полную версию отчета можно прочитать здесь: http://www.ibanet.org/LPD/Dispute_Resolution_Section/Litigation/multitiereddisputeresolution.aspx
2 Автор данного раздела отчета Саймон Харт.
3 Данный раздел отчета написан Патриком Бернардом.
4 Автор этой части отчета Люминг Чен.