×

Следователю виднее?

Отсутствие равноправия сторон в процессе вынуждает адвоката придумывать нестандартные методы защиты в рамках закона
Материал выпуска № 3 (188) 1-15 февраля 2015 года.

СЛЕДОВАТЕЛЮ ВИДНЕЕ?

Отсутствие равноправия сторон в процессе вынуждает адвоката придумывать нестандартные методы защиты в рамках закона

Очень часто от адвокатов, практикующих в области защиты по уголовным делам, приходится слышать об имеющихся проблемах, связанных с приобщением на стадии предварительного расследования разнообразных документов, оправдывающих подозреваемого (обвиняемого). Причина этого зачастую одна – отказ следователя в их приобщении к делу в связи с тем, что документы якобы не являются важными, а в случае его обжалования защитником – последующие отказы прокурора и суда с отсылкой на объективность дознания.

Происходит это, как правило, следующим образом: защитник получает те или иные документы, свидетельствующие о невиновности его доверителя, после чего заявляет в порядке ст. 119–120 УПК РФ ходатайство о приобщении данных документов к материалам уголовного дела. Следователь (дознаватель) в удовлетворении заявленного ходатайства отказывает, ссылаясь на то, что представленные документы не имеют значения для уголовного дела, после чего почтой возвращает их защитнику либо вовсе выбрасывает в мусорное ведро. Адвокат пытается обжаловать принятое решение об отказе в удовлетворении ходатайства прокурору в порядке ст. 124 УПК РФ и суду в порядке ст. 125 УПК РФ, но везде сталкивается с отказами в удовлетворении жалоб со ссылками на то, что следователь (дознаватель) является процессуально независимым лицом, самостоятельно направляет ход расследования и решает, какие документы имеют значение для уголовного дела, а какие – нет.

Таким образом, при подобной позиции лица, осуществляющего предварительное расследование, сторона защиты вообще лишается возможности представлять в уголовное дело какие-либо доказательства. К сожалению, подобная практика рассмотрения ходатайств защиты носит повсеместный характер. Особенно печально в таких случаях ситуация выглядит при рассмотрении дел в судах присяжных, где судьи, как правило, не позволяют ссылаться на материалы, не приобщенные на стадии предварительного расследования к уголовному делу, и в приобщении каких-либо документов в ходе судебного следствия также отказывают.

Казалось бы, выхода нет. Однако в тех условиях, когда равноправие сторон в уголовном процессе носит лишь декларативный характер, защитник вынужден придумывать нестандартные методы защиты из числа не запрещенных законом.

В качестве такого метода приобщения к материалам дела различных документов я, вот уже на протяжении достаточно длительного времени, весьма успешно использую заявление ходатайств, в которых ссылаюсь на прилагаемые к ним документы, являющиеся составной и неотъемлемой частью ходатайств, но не прошу о приобщении документов, а на основании данных документов ходатайствую о производстве тех или иных следственных или процессуальных действий.

На практике это выглядит примерно так. Адвокат в порядке п. 1 ч. 3 ст. 6 Федерального закона № 63-ФЗ от 31 мая 2002 г. «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» запрашивает те или иные сведения об обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела. Из ответа на данный запрос усматривается, что полученные сведения подтверждают доводы адвоката о невиновности подзащитного. Следователю заявляется ходатайство, в котором отражается факт направления запроса и получения ответа на запрос, содержащего конкретные сведения. Запрос и ответ на него указываются в качестве приложения к ходатайству, а в тексте ходатайства особо отмечается, что все приложения к ходатайству являются его составной и неотъемлемой частью, без которой само ходатайство теряет свое обоснование. При этом в просительной части ходатайства защита не требует приобщить документы к материалам дела, а ходатайствует, например, о проверке содержащихся в ответе сведений путем производства тех или иных следственных действий, ставит вопрос о прекращении уголовного преследования на основании полученного ответа, переквалификации действий подзащитного и т.п.

Андрей ГРИВЦОВ,
адвокат, руководитель уголовной практики АБ «Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 3 за 2015 г.