×

Юристы говорили о будущем

10 декабря в ММПЦ РИА Новости состоялся Второй Международный юридический конгресс «Диалоги о будущем», организованный РАПСИ и РИА Новости
Материал выпуска № 1 (138) 1-15 января 2013 года.

ЮРИСТЫ ГОВОРИЛИ О БУДУЩЕМ

10 декабря в ММПЦ РИА Новости состоялся Второй Международный юридический конгресс «Диалоги о будущем», организованный РАПСИ и РИА Новости

МЮК_2012

Как и первый Конгресс, проходивший год назад, нынешний форум привлек внимание многих известных юристов, представляющих государственные и общественные организации, суды, адвокатские объединения и юридические фирмы. Обсуждались изменения, происходящие в российской правовой сфере, перспективы совершенствования правосудия и развития рынка юридических услуг в России.

Первые лауреаты Премии «RAPSIUS»
В рамках Конгресса состоялось вручение учрежденной в 2012 году агентствами РАПСИ и РИА Новости ежегодной Премии за вклад в развитие правовой грамотности и правосознания граждан «RAPSIUS».
Премия «RAPSIUS» является профессиональной наградой и присуждается российским судам, юридическим компаниям, государственным и общественным организациям, бизнес-структурам, а также отдельным лицам, чья деятельность связана с правовой и юридической сферами.

Лауреатами Премии «RAPSIUS» за 2012стали:
– в номинации «За открытость правосудия» – Московский городской суд, Высший Арбитражный суд РФ, мировой судья участка номер 157 Одинцовского района Московской области Алексей Истомин;
– в номинации «За развитие правовой грамотности и вклад в юридическую профессию» – адвокат Генри Резник;
– в номинации «За вклад в развитие юридического рынка РФ» – МКА «Юридическая фирма “ЮСТ”»;
– в специальной номинации «Премия права» – заведующий кафедрой гражданского права юридического факультета МГУ Евгений Суханов.

Награды – хрустальные статуэтки – лауреатам вручил генеральный директор РАПСИ Виталий Ушканов.

МЮК_правосудиеКак повысить эффективность правосудия?


Основными темами пленарного заседания были эффективность правоприменения в Российской Федерации, совершенствование правосудия, развитие и информатизация судебной системы.


Что касается рекомендаций по совершенствованию правосудия, то одну из них высказал один из спикеров, первый заместитель председателя ВС РФ Петр Серков, –необходимым для полноценной защиты прав и свобод человека он назвал создание системы административных судов. Петр Серков напомнил о том, что ВС РФ отстаивает идею создания самостоятельного административного судопроизводства с 2002 г., когда им был подготовлен соответствующий законопроект.

«Нелогичность двойного растворения административного судопроизводства, с одной стороны, в Гражданском процессуальном кодексе, с другой – в Арбитражном процессуальном кодексе препятствует созданию рационального правового механизма, позволяющего обществу и государству через защиту прав и свобод человека и гражданина эффективно проводить оздоровление публичной власти», – сказал он. Его выступление напомнило о существовании некоторой напряженности в отношениях между судами общей юрисдикции и арбитражными, связанной с заложенным в ГПК и АПК дублированием подведомственности некоторых категорий дел.

Сергей Пепеляев, член Совета АП Московской области, назвал идею о создании административных судов «подкопом под систему арбитражных судов». По его мнению, система арбитражных судов является судебной системой 21-го века, и административное судопроизводство там ведется на хорошем уровне. Поэтому ради совершенствования правоприменительной практики следует отнести к подведомственности арбитражных судов все те категории дел, которые в настоящее время могут рассматриваться как арбитражными судами, так и судами общей юрисдикции. В настоящее время в результате такого дублирования по аналогичным делам зачастую выносятся разные решения, что существенно снижает эффективность правосудия в целом.

Тему эффективности правосудия продолжил первый вице-президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, участвовавший в пленарной сессии в качестве спикера. В качестве важных факторов, которые могут повысить качество правосудия, он назвал расширение компетенции суда присяжных, введение выборности мировых судей и пересмотр кадровой политики в судебной системе (в настоящее время значительную часть судейского корпуса составляют бывшие секретари и помощники судей, не имеющие ни достаточной профессиональной подготовки, ни навыков самостоятельной, независимой работы, поэтому необходимо искать пути пополнения кадров судей ответственными, имеющими жизненный опыт, профессиональными людьми).

Гасан Мирзоев, президент ГРА, вернулся к идее, которую высказывал и на прошлогоднем Конгрессе, – о создании единого высшего суда. Модератор пленарного заседания генеральный директор РАПСИ Виталий Ушканов обратился к представителям высших судов с вопросом о том, как они относятся к этой мысли. Александр Гусев, генеральный директор Судебного департамента при ВС РФ, после небольшой паузы ответил, что серьезные вопросы требуют серьезного обсуждения. Артур Абсалямов, заместитель председателя ВАС РФ, согласился с ним в том, что стоит воздержаться от обсуждения этого вопроса «с ходу», но добавил, что все-таки следует учитывать ситуацию – «вот если бы у нас все было совсем плохо, то другое дело».

При обсуждении темы информатизации судебной системы возник вопрос, связанный с открытостью правосудия: могут ли быть установлены ограничения в отношении публикации некоторых документов, в частности исковых заявлений, на том основании, что они содержат, например, сведения, составляющие коммерческую тайну, персональные данные и т.д.? По мнению Юрия Пилипенко, подобные ограничения должны существовать в случаях, когда право на сохранение в тайне определенных сведений охраняется законом.

Рассуждая об эффективности правоприменения, Сергей Шахрай, руководитель аппарата Счетной палаты РФ, заметил, что отечественная правовая система находится в «непростом положении»: отечественный правоприменитель зачастую просто не знает, что делать, потому что «у нас жуткая каша из остатков континентального права и переведенных законов, особенно в области экономики». Выход Сергей Шахрай видит в том, чтобы принять закон, жестко регламентирующий процедуру принятия законов и выстраивающий строгую иерархию нормативно-правовых актов.

Напомнив, что 12 декабря исполняется 20 лет со дня принятия Конституции, Сергей Шахрай подчеркнул, что стабильность этого основополагающего законодательного акта является залогом устойчивого развития государства, общества и экономики.

К некоторым из перечисленных тем участники Конгресса возвращались и в рамках отдельных сессий, где обсуждались темы конкурентоспособности национального права РФ, модернизации ГК РФ, либерализации уголовного законодательства и реформы адвокатуры.

Мария ПЕТЕЛИНА,
заместитель главного редактора «АГ»

МЮК_ГПГражданско-правовой цугцванг

На сессии, посвященной модернизации ГК, непростая судьба Гражданского кодекса, который часто называют «экономической конституцией», обсуждалась в связи с вопросом о конкурентоспособности национального права.

Судя по тому, что проект поправок в ГК как перед внесением в Госдуму, так и после принятия в первом чтении претерпел множество изменений, а затем было принято решение принимать его по частям, отыскать «золотую середину» между стабильностью «экономической конституции» и потребностями практики ведения бизнеса пока не особенно получается.

Одна из главных потребностей этой практики – преодолеть излишнюю императивность отечественного гражданского права, сделав его применимым для структурирования крупных сделок между участниками экономического оборота, прежде всего с помощью заимствований из английского права, расширяющих свободу договора. Юристы бизнеса уверены, что это повысит конкурентоспособность российского права.

Почему сейчас бизнес уходит из российской юрисдикции? Юристы бизнеса на этот вопрос отвечают так:
– английское право является более гибким, адаптивным, коммерчески ориентированным, предсказуемым, оно широко признано судебной системой, а кроме того, включает в себя отсутствующие в российском праве механизмы (такие как заверение гарантий, обязательства возмещения убытков, опционы и др.), в которых бизнес на сегодняшний день нуждается (Андрей Гольцблат, управляющий партнер Goltsblat BLP);

– в российской правовой системе отсутствует предсказуемость судебной защиты договорных условий (Евгений Жилин, ассоциированный партнер МКА «Юридическая фирма “ЮСТ”»).

Однако председатель ВАС РФ Антон Иванов глубинную причину конструирования сделок преимущественно по английскому праву видит в том, что «все хотят спрятать свои активы в оффшорах, а оффшоры в основном работают в юрисдикциях, подчиненных английскому праву». Он считает, что внесение многочисленных изменений, направленных на то, чтобы сохранить нынешнюю ситуацию – разделение активов и операционной деятельности, разрушило основную идею первоначального проекта поправок в ГК;

– создание ответственного и платежеспособного участника рынка, способного принимать на себя обязательства и нести по ним ответственность.

По мнению председателя ВАС РФ, все изменения в законе следует рассматривать «с поправкой на исполнение судебных решений». Поскольку проект ГК в его нынешнем виде позволяет бизнесу по-прежнему уходить в оффшоры, после его принятия исполняться будет, как и сейчас, не более 20% судебных решений, принятых российскими судами. А в таких условиях, «какие бы конструкции мы ни записали в закон, толку все равно не будет».

Кроме того, как заметил Антон Александрович, принятие проекта в виде нескольких самостоятельных законопроектов приведет к снижению его качества, так как неизбежны сложности с действием тех норм, которые будут приниматься по частям. Тем не менее, проект должен быть принят, хотя бы в таком виде.

Без внедрения ряда предусмотренных проектом норм, расширяющих свободу договора, невозможно устранить недостатки в судебной практике, о чем говорил председатель судебного состава ВАС Сергей Сарбаш. Если проанализировать судебную практику, то получается, что отечественная экономика развивается на основе незаключенных и недействительных договоров. Это связано или с излишней императивностью закона, или с неправильным его применением, когда «суды находят императивность даже там, где ее нет».

В то же время дискуссия о допустимости включения в российское гражданское законодательство иностранных элементов, предусматривающих большую свободу коммерческих договоренностей и корпоративных соглашений, только обостряется. Ее суть в следующем: как свобода таких договоренностей и соглашений должна соотноситься с ограничениями, которые необходимы в России для борьбы со злоупотреблениями?

Кроме того, всех беспокоит вопрос: насколько судебная система готова воспринять инкорпорируемые в ГК институты и применять их при разрешении корпоративных споров? Проект ГК предлагает, например, принцип добросовестности, который не является новым в праве и широко используется в зарубежных юрисдикциях. Но смогут ли отечественные суды адекватно подходить к вопросу о злоупотреблении этим принципом?

О том, что при введении новых институтов и рецепции норм из других правовых систем необходимо учитывать особенности общей ситуации в стране, напомнил коллегам Артем Карапетов, руководитель Юридического института «М-Логос». Например, в Англии, как и во многих других странах, существует проблема злоупотребления свободой договора, когда одна сторона сильнее другой. Но там существуют также и механизмы (в том числе не правовые, а морально-нравственные и т.д.), уменьшающие эту опасность.

Поскольку в нашей стране таких механизмов нет, никакие изменения на законодательном уровне не помогут, пока ситуация не изменится комплексно – и в судебной системе, и в правоприменении, и в науке, и в культуре, считает Артем Карапетов. Поэтому при реформировании ГК необходимо сделать все возможное, чтобы инкорпорируемые нормы были оптимальны для российской правовой среды.

Один из авторов проекта – Евгений Суханов, заведующий кафедрой гражданского права юридического факультета МГУ, заместитель председателя Совета по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, заметил: «Даже если мы в законе запишем всё, как в Англии, все равно у нас получится, как в России. Надо иметь в виду, что все институты в английском праве – это система, нельзя вырывать их из контекста, инкорпорировать в свое законодательство и ждать, когда будет эффект». Если просто «прорубить окно в Европу», то есть механически перенести некоторые институты английского права в отечественное, то они не будут работать в чужеродной правовой системе.

Евгений Жилин, проанализировав проект ГК с точки зрения юриста, защищающего интересы отечественного бизнеса, отметил, что последняя редакция этого документа производит двойственное впечатление.

С одной стороны, появляется целый набор удобных инструментов, таких как безотзывная доверенность, эскроу и т.д. С другой стороны, вызывает вопросы конструкция некоторых норм (например, предусматривается отзыв безотзывной доверенности); в процессе работы из документа исчезли некоторые важные моменты (касающиеся снятия корпоративных покровов, аффилированных лиц и т.д.), но в то же время появились положения, представляющие опасность для бизнеса (такие как положение об обходе закона – «скрытая дубинка, которую можно занести над любым договором»).

«Мы сейчас находимся в ситуации, которую в шахматах называют “цугцванг”, и срочно предпринимаем попытки, чтобы выйти хотя бы на ничью, – сказал Евгений Жилин. – Думаю, что ничья в нашей ситуации – совершенно реальная задача. Под ничьей я понимаю следующее: российский бизнес должен регулироваться российским правом через российскую юрисдикцию».

На вопрос о том, когда же все-таки можно ожидать принятия проекта, Евгений Суханов ответил, что, вероятно, в течение ближайшего года – полутора лет проект в той или иной форме будет принят. «Споры по конкретным институтам бесконечны, – сказал он. – Но хотя бы вещное право мы приведем в нормальный вид».

Вообще, создается впечатление, что все, кто так или иначе причастен к подготовке проекта изменений в ГК, уже порядком устали вести дискуссии на эту тему. И, возможно, они не исключают, что конечный результат их работы будет далек от идеала – слишком много разноплановых изменений внесено в проект.

Мария ПЕТЕЛИНА,
заместитель главного редактора «АГ»

Нужна ли адвокатам собственная фирма?

Участники сессии «Реформа адвокатуры. Быть адвокатом или не быть?», спорили о том, нуждается ли в изменениях законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре.

МЮК_собственная фирма

Модератор сессии – первый вице-президент ФПА РФ Юрий Пилипенко (МКА «Юридическая фирма “ЮСТ”», управляющий партнер) напомнил участникам и гостям сессии, что в 2012 году Закону об адвокатуре исполнилось десять лет. Благодаря этому Закону адвокатура сформировалась и укрепилась как независимая самоуправляемая профессиональная корпорация, но всех проблем в сфере оказания правовой помощи он не решил. Основной проблемой остается параллельная деятельность адвокатов и неадвокатов, оказывающих услуги на предпринимательской основе. Поэтому в течение практически всего времени действия Закона идут разговоры о реформе адвокатуры, и Юрий Сергеевич предложил коллегам обменяться мнениями об этом.

«Я категорически заявляю, – сказал вице-президент ФПА РФ Генри Резник (АБ «Резник, Гагарин и Партнеры», старший партнер), – что адвокатура ни в каком реформировании не нуждается. Десять лет назад был принят Закон, соответствующий всем мировым стандартам, по которым должно строиться независимое профессиональное сообщество адвокатов. Некоторые пробелы в этом законе есть, но они не затрагивают принципиальных основ деятельности адвокатов и могут быть устранены».

Генри Маркович отверг обвинения в том, что корпорация «руководствуется принципом круговой поруки и не сдает своих мерзавцев». По его словам, адвокатура решительно расстается с теми, кто не выполняет свои обязанности и предает интересы клиентов. Он напомнил о презумпции невиновности адвоката и о том, что совершение адвокатом дисциплинарного проступка должно быть доказано, а функции государственных органов следствия независимая корпорация не выполняет.

«В реформе нуждается не адвокатура – в реформе нуждается оказание квалифицированной юридической помощи», – считает Генри Резник. Реформирование этой сферы необходимо потому, что деятельность свободно практикующих юристов в нашей стране не регулируется, хотя согласно международным актам и мировому опыту оказание юридической помощи должно соответствовать трем основным требованиям: допуск к профессии (минимальное требование – наличие высшего юридического образования), наработанные профессиональные стандарты и этические нормы, контроль со стороны самоуправляемой ассоциации. В адвокатуре все эти требования выполняются.

Большинство участников дискуссии высказались за объединение адвокатов и свободно практикующих юристов в рамках адвокатской корпорации. Упоминался, правда, и альтернативный вариант – создание саморегулируемых ассоциаций юридических фирм, но отмечалось, что это привело бы к разобщенности и даже конфронтации между участниками юридического рынка.

Помимо «дуализма» профессии, есть еще одна причина, диктующая необходимость скорейшего реформирования. Ее назвал член Совета АП Московской области Сергей Пепеляев («Пепеляев Групп», управляющий партнер) – бесконтрольное проникновение на российский рынок зарубежного юридического бизнеса. Он привел данные о том, что в Москве сейчас больше 60 зарубежных и международных юридических компаний, их число возрастает, и это становится проблемой для нашей страны.

При этом, в частности, Андрей Яковлев (Юридическая группа «Яковлев и Партнеры», управляющий партнер), хотя и не считает обязательным объединение адвокатов и юридических консультантов в рамках одной корпорации, но уверен в необходимости установления стандартов деятельности и введения адвокатской монополии на судебное представительство, по крайней мере, во второй инстанции. Это поможет наконец избавиться от того «мусора», который, помимо высококвалифицированного консалтинга, существует на рынке юридических услуг.

Обосновывая возможность объединения свободно практикующих юристов с адвокатами, Генри Резник постарался развеять опасения юристов бизнеса, что в рамках адвокатуры они лишатся возможности организовать свою практику в соответствии с требованиями времени. По его словам, предусмотренная Законом форма адвокатского образования для совместной деятельности – адвокатское бюро – представляет собой, по сути, адвокатскую фирму, на необходимости которой они настаивают (подробнее см.: Резник Г.М. Не поддаться искусу коммерции // «АГ» 2011. № 23 (112)). Голосуя «двумя руками против признания адвокатской деятельности предпринимательской», Генри Маркович высказался и против создания новой организационно-правовой формы адвокатской деятельности, которая включала бы в себя элементы предпринимательства.

Его оппонентом выступил Сергей Пепеляев, который сказал, что «игра в слова» «предпринимательская» – «непредпринимательская» привела, в том числе, к освобождению адвокатов от НДС на услуги, оказываемые юридическим лицам, а это одна из причин, препятствующих развитию в рамках адвокатуры крупных юридических фирм.

Сергей Геннадьевич считает, что объединение юридической профессии под эгидой Закона об адвокатуре возможно только путем его реформирования. Прежде всего, необходимо ввести в него дополнение, предусматривающее новую форму адвокатского образования – адвокатская фирма (наличие учредителей с адвокатским статусом, возможность найма адвоката на работу, ограничение ответственности адвоката в случае, если он работает с крупным бизнесом). При этом необходимо предусмотреть также механизмы, гарантирующие при использовании элементов предпринимательства сохранение независимости адвокатов.
О том, что хотя Закон об адвокатуре, несомненно, очень высокого качества, но вводить в него новые механизмы и совершенствовать уже имеющиеся в соответствии с требованиями времени все-таки нужно, говорили и другие выступавшие, в том числе Андрей Юков (КА «Юков и Партнеры», управляющий партнер), Руслан Коблев (АБ «Коблев и партнеры», управляющий партнер).

Сергей Пепеляев призвал не идеализировать адвокатуру в том виде, в каком она существует сейчас, и не говорить, что она не нуждается в реформировании. «Как член Совета палаты, – сказал он, – я вижу, кто работает в адвокатуре, кто туда поступает, с каким бэкграундом, как “прикормленные” следствием адвокаты теряют независимость. Не очень удается последовательно и решительно от этого избавляться. Я вижу такие проступки, которые и в страшном сне не приснятся коммерческой юридической фирме. Ее бизнес сразу прекратится, если она позволит себе, взяв деньги клиента, не выполнить работу. А в адвокатуре это сплошь и рядом, к сожалению, происходит».

Эту тему продолжила адвокат Ирина Гребнева, по словам которой профессиональные юристы – неадвокаты поддерживают идею регулирования, но не хотят оказаться в той адвокатуре, которая «во многих регионах существует в таком виде, что страшно становится». А размеры вступительных взносов в некоторых палатах (например, в Свердловской области – 240 тыс. руб.) они считают специальным барьером для ограничения доступа в корпорацию. (В связи с этим Юрий Пилипенко напомнил о решении Совета ФПА РФ, согласно которому вступительные взносы могут устанавливаться региональными палатами, но должны носить компенсационный и разумный характер.).

Итог дискуссии подвел Юрий Пилипенко: «Большинство спикеров сходятся во мнении, что действующее российское законодательство, регулирующее оказание квалифицированной юридической помощи, нуждается в реформировании. Это реформирование должно состоять в том, чтобы в законодательство были внесены поправки, предусматривающие адвокатскую монополию на судебное представительство, слияние юридических профессий на базе адвокатуры и новую форму адвокатского образования, где будут решены вопросы ограничения ответственности адвоката, заключения договора от имени адвокатского образования, найма адвоката (но не по трудовому соглашению)».

Юрий Пилипенко сообщил, что в ближайшее время ФПА совместно с Министерством юстиции начнет работу над изменениями в действующее законодательство о квалифицированной юридической помощи.

Мария ПЕТЕЛИНА,
заместитель главного редактора «АГ»

МЮК_собственная фирмаРазвитие уголовного права в России с разных точек зрения

Весьма интересной получилась состоявшаяся в рамках Конгресса дискуссия на тему совершенствования уголовного законодательства. Хотя в отдельные моменты участники обсуждения позволяли себе не соглашаться друг с другом, наличия большого количества проблем в данной сфере, тем не менее, никто не оспаривал.

Вице-президент ФПА РФ Генри Резник отметил, что одной из важнейших в настоящее время задач является отказ от «неоинквизиционной, розыскной модели уголовного процесса», основными задачами которой являются возбуждение максимального количества уголовных дел и изобличение виновных. По его мнению, фактически суд по-прежнему выступает на одной стороне со следствием и обвинением, свидетельством чему является крайне низкий процент оправдательных приговоров – порядка 1 %, в то время как суды присяжных признают граждан невиновными значительно чаще.

Резник выразил убежденность в том, что необходимо активнее применять принцип экономии уголовной репрессии: «При перспективе лишения гражданина свободы мы привыкли мыслить годами, а не месяцами или даже неделями, что, конечно же, неправильно. Ведь в тюрьме, как известно, люди не исправляются, а повышают свою квалификацию». Вице-президент ФПА призвал чаще заменять длительное лишение свободы краткосрочным, а также применять альтернативные виды наказания, такие как ограничение свободы.

Коснулся Генри Маркович и темы возвращения в УК РФ статьи о клевете, которое произошло летом 2012 г. Он отметил, что данное правонарушение должно находиться исключительно в сфере гражданского производства, так как это не только поможет гражданам эффективнее отстаивать свои права, но и снизит возможности для произвола со стороны правоохранительных органов. С такой позицией категорически не согласился член Совета Федерации РФ Евгений Тарло. По его мнению, данный состав должен быть отражен в УК РФ, так как зачастую клевета в отношении того или иного гражданина является средством борьбы, в том числе и политической: «В такой ситуации вас специально втягивают в процесс, который может длиться несколько месяцев. И даже если вы выиграете, ваша репутация будет испорчена на всю жизнь. Возможное же наступление уголовной ответственности выполняет в данном случае превентивную функцию».

Евгений Тарло выразил уверенность в том, что один из наиболее актуальных в данный момент вопросов – это достижение правовой определенности в сфере ответственности за экономические преступления. По его мнению, крайне важно, чтобы в конкретизации составов данной категории преступлений активно участвовали экономические ведомства. Старший инспектор СК РФ Георгий Смирнов согласился с Тарло и отметил, что с принятием в недавнем прошлом поправок в ст. 159 УК РФ, выделивших шесть специализированных составов мошенничества, правовая определенность, тем не менее, не наступила. Также представитель СК выступил за усиление борьбы с фирмами-однодневками: «В российское законодательство следует ввести понятие “фиктивная организация”. Кроме того, необходимо проработать вопрос введения уголовной ответственности для юридических лиц».

Адвокат Юридической фирмы «ЮСТ» Игорь Пастухов выразил точку зрения, согласно которой «на 80 % проблема не в самом уголовном праве, а в правоприменителях, а именно – в их низкой квалификации». Адвокат высказался по поводу предложения отменить институт понятых, заменив его использованием технических средств: «В условиях, когда, согласно социологическим опросам, большая часть населения страны не доверяет правоохранительным органам, отменять один из немногих инструментов реального контроля за их деятельностью категорически неприемлемо».

Бурная дискуссия развернулась вокруг предложения главы СК РФ Александра Бастрыкина ввести в УПК РФ понятие объективной истины. Георгий Смирнов отметил, что наделение суда правом отправлять дело на доследование в случае неполноты доказательной базы поспособствует защите прав обвиняемых. Генри Резник данную точку зрения не разделил: «Очевидно, что речь идет о неполноте доказательств обвинительных. Но необходимо помнить о презумпции невиновности, согласно которой в случае, если стороне обвинения не удалось собрать достаточное количество доказательств вины человека, то суд должен выносить оправдательный приговор. Насколько же чувствительные и тонкие души у представителей Следственного комитета, если их травмирует этот несчастный 1 % оправдательных приговоров!» Стоит отметить, что большинство присутствующих согласилось именно с представителем адвокатской корпорации.

Сергей АНИСИМОВ,
корр. «АГ»