×
Гулин Евгений
Гулин Евгений
Адвокат АП г. Москвы

Анонсированный Министерством юстиции РФ осенью 2017 г. проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, призванный привнести кардинальные изменения в сферу российской юридической практики, а в особенности в жизнь российской адвокатуры, ожидаемо вызвал оживленную дискуссию в адвокатском сообществе страны. На различных дискуссионных площадках многие адвокаты уже высказали опасения и критические замечания в адрес некоторых основополагающих новаций проекта. Позитивные отклики российских адвокатов на положения проекта Концепции также существуют, причем основная идея объединения практикующих юристов страны на базе адвокатской корпорации разделяется даже большинством критиков проекта. Но адвокатов – критиков проекта Концепции много, и сама критика точно не бессодержательна. Поэтому она была замечена разработчиками реформы, в том числе ее основным спикером со стороны государства – заместителем министра юстиции РФ Денисом Васильевичем Новаком. 

Во время проведенной Федеральной палатой адвокатов РФ совместно с Федеральным союзом адвокатов России и Гильдией российских адвокатов конференции 20 апреля 2018 г. Д.В. Новак аргументированно изложил позицию разработчиков правовой реформы, осветив многие нюансы проекта Концепции. Резюмировал свое программное выступление заместитель министра следующим тезисом: «Есть запрос от государства, чтобы задать определенный вектор развития в самоуправлении адвокатской корпорации – усиление роли органов самоуправления, совершенствование порядка их формирования».

При этом, по словам Д.В. Новака, самым резонным элементом в критике противников предложенной Минюстом реформы является негативная оценка запланированного упрощенного порядка приема частнопрактикующих юристов в корпорацию российской адвокатуры. Данное решение разработчиков проекта Концепции обусловлено целью скорейшего объединения практикующих юристов в рамках адвокатуры. При этом именно данная новация анонсированной реформы представляется ее «ахиллесовой пятой», способной породить серьезные «болезни» в отечественной адвокатуре при своем практическом воплощении в случае недостаточной продуманности планируемых изменений. Это и недостаточное «ценностное соответствие» получивших в упрощенном порядке статус адвоката частнопрактикующих юристов этическим нормам и традициям формировавшейся десятилетиями в сложных политических и социальных условиях российской адвокатуры, и преимущественно «бизнесово-карьерная» мотивация для немалой части вновь вступающих в корпорацию в упрощенном порядке членов. В итоге – отсутствие четких морально-этических ориентиров при осуществлении ими адвокатской деятельности, возможное резкое увеличение количества дисциплинарных проступков, снижение авторитета адвокатской корпорации при существенном скачкообразном росте количества адвокатов. 

Читайте также
К вопросу об упрощенном приеме в адвокатуру
Неправильно представлять частнопрактикующих юристов в виде «орды бессовестных хапуг»
11 Мая 2018 Мнения

Очевидно, что все это – угрозы вполне реальные, если при осуществлении реформы адвокатуры механизм вхождения новых членов в адвокатскую корпорацию не будет детально продуман. Путь введения по инициативе государства специализации адвокатов и лишение их права осуществлять адвокатскую деятельность сразу по всем возможным направлениям оказания квалифицированной юридической помощи выглядит явным нарушением принципа равноправия адвокатов – одного из принципов, на основании которых действует российская адвокатура (п. 2 ст. 3 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»). 

В адвокатском сообществе существует ряд других допущений и дискутируемых возможностей создания условий по обеспечению качества оказываемой адвокатами юридической помощи во время и после проведения заявленной реформы. Так, например, высказываются предложения допускать к защите по назначению по уголовным делам только адвокатов, получивших статус не в упрощенном порядке.

При этом проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи прямо указывает, что в переходный период, до 1 января 2023 г., для претендентов, соответствующих общим требованиям Закона об адвокатской деятельности и отвечающих дополнительным критериям, «упрощенный порядок приема в адвокатуру предполагает проверку знаний только законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре, осуществляемую в форме тестирования».

Первая часть процитированного выше порядка упрощенного приема в адвокатуру, предложенного разработчиками проекта Концепции, логична и не вызывает серьезных замечаний. В том и смысл упрощенного порядка приема в адвокатуру, что претенденты на получение статуса адвоката освобождаются от необходимости подтверждения всего объема юридических знаний и своего профессионального уровня как практикующих юристов в целом. Предполагается, что их образование и профессиональная юридическая деятельность на протяжении не менее 5 лет означают наличие у них необходимых общих юридических знаний и профессионализма. Они должны подтвердить в рамках квалификационного экзамена исключительно свои знания и понимание норм и принципов действующего в России законодательства об адвокатуре. 

А вот проведение квалификационного экзамена в форме теста для определения знания претендентами законодательства об адвокатуре – не просто спорное, а откровенно неудачное решение разработчиков проекта Концепции. В рамках тестирования просто невозможна серьезная проверка правильности понимания претендентами положений Закона об адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, включая тонкие смысловые нюансы этических принципов осуществления адвокатской деятельности и их практического применения в деятельности адвоката. Эффективно решить эту задачу способна только Квалификационная комиссия Адвокатской палаты субъекта РФ, состоящая из наиболее опытных в адвокатском деле, думающих живых людей, уже реализовавшихся в адвокатуре, а также в судебной системе, структуре законодательной ветви власти и ведомстве юстиции субъекта РФ.

В 2017 г. мне удалось успешно сдать квалификационный экзамен в классическом, «дореформенном» порядке, а до прихода в адвокатуру поработать преподавателем юридических дисциплин в одном из университетов Москвы и в юридическом подразделении организации. И мой личный опыт совершенно четко говорит о том, что именно проверка знаний, стрессоустойчивости, умения «держать удар», отвечая на сложные и неожиданные вопросы практического свойства во время устной части квалифэкзамена, – испытание, которое позволит присвоить статус адвоката лишь достойным претендентам.

Как бы усердно ни потрудились разработчики теста над заданиями, такой формат не даст выяснить, соответствуют ли восприятие жизни и психология экзаменуемого, его ценностные ориентиры необходимым для деятельности адвоката высоким морально-этическим стандартам. Невозможно в рамках тестирования также выявить, способен ли претендент корректно применять даже отлично выученные им нормы Закона об адвокатуре и КПЭА в сложных и неоднозначных ситуациях, с которыми сталкиваются члены адвокатской корпорации. И вряд ли стоит всерьез рассчитывать на возможность с помощью теста проверить приверженность кандидатов на получение адвокатского статуса традициям отечественной адвокатуры.

Таким образом, сформулированная Д.В. Новаком в выступлении на конференции стратегия развития российского юридического сообщества в рамках осуществления решений проекта Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи – на базе адвокатской корпорации при усилении роли органов самоуправления адвокатуры – представляется разумной и верной, но требует доработки деталей в духе демократических традиций российской адвокатуры. В частности, необходима корректировка позиции Минюста в вопросе о сдаче претендентами на получение статуса адвоката квалификационного экзамена в упрощенном порядке. Экзамен, ограниченный проверкой знаний и понимания положений законодательства об адвокатуре, допустим и возможен, но его проведение в форме тестирования не является оптимальным решением.

Рассказать:
Другие мнения
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро «Правовой статус»
От мифологизации к прагматизации и глобализации успеха
Юридический рынок
Почему «гонорар успеха» отвечает смыслу и духу оказания качественной юридической помощи
25 Февраля 2019
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Гарантированный гонорар
Юридический рынок
О судебном инвестировании и «гонораре успеха»
21 Февраля 2019
Соловьёва Елена
Соловьёва Елена
Адвокат АП г. Москвы
Дискуссионный вопрос
Методика адвокатской деятельности
Может ли адвокат, участвующий в деле, быть медиатором в рамках указанного дела?
26 Декабря 2018
Морозов Сергей
Морозов Сергей
LL.M., юрист международной юридической фирмы Beiten Burkhardt, сопредседатель Young IMA при Российском арбитражном центре (комитет по медиации)
Адвокат как медиатор
Методика адвокатской деятельности
Все больше адвокатов будет задействовано в медиации
26 Декабря 2018
Зурабян Артур
Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX
В условиях доверия
Методика адвокатской деятельности
О формах участия адвоката в процедуре медиации
26 Декабря 2018
Суспицына Ирина
Суспицына Ирина
LLM, ACIARB, юрист, медиатор, рекомендована международным рейтингом Best Lawyers в сфере разрешения споров в России, слушатель магистерской программы НИУ ВШЭ «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование»
Союзники в медиации
Методика адвокатской деятельности
О задачах адвоката и медиатора в альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)
26 Декабря 2018