×

Чтобы юрлицо не стало прикрытием преступного сообщества

О проекте поправок, направленном на недопущение дополнительного вменения ст. 210 УК РФ
Авдеева Екатерина
Авдеева Екатерина
Руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»

15 января «АГ» опубликовала новость о том, что Президент РФ Владимир Путин в послании Федеральному Собранию просил поддержать внесенный им в Госдуму ФС РФ в декабре 2019 г. проект поправок в УК РФ и УПК РФ (законопроект № 871811-7), направленный в том числе на недопустимость необоснованного обвинения предпринимателей в создании преступного сообщества и участии в нем (ст. 210 УК РФ).

Напомню, что ст. 210 входит в УК РФ с 1996 г. По этому поводу было много споров, но доминировала задача борьбы с реальными преступными группировками. При включении в УК РФ данной нормы, конечно, было очевидно, что коммерческая организация и преступное сообщество никак не связаны. Однако со временем правоприменительная практика менялась, а введение в ст. 108 УПК РФ ч. 1.1 усложнило избрание меры пресечения для предпринимателей в виде заключения под стражу по ряду статей, которые были признаны «предпринимательскими составами».

Дополнительное вменение ст. 210 УК РФ позволяет отказывать предпринимателю во всех предусмотренных для него законодательством гарантиях. Речь в данном случае идет не только об избрании в отношении предпринимателей меры пресечения в виде заключения под стражу, но и о четко регламентированных сроках приобщения имущества, изъятого в ходе обыска, в качестве вещественных доказательств в соответствии со ст. 81.1 УПК РФ, регламенте изъятия и ограничений согласно ч. 4.1 ст. 164 и ст. 164.1 Кодекса, а также о лишении возможности свиданий с нотариусом без ограничений их количества и продолжительности при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста (ст. 47), лишении возможности прекращения уголовного преследования, в том числе в связи с возмещением ущерба (ст. 28.1), и, конечно, увеличении в полтора раза предельных сроков содержания под стражей и сроков расследования уголовного дела.

К сожалению, не все следователи умеют собирать доказательства, на что обратила внимание глава Мосгорсуда Ольга Егорова, поэтому «царицей доказательств» служит признание, что подтверждает статистика дел, рассматриваемых в особом порядке. А признание, как известно, легче получить под давлением, успешно создаваемым вменением ст. 210 УК РФ. Поэтому проблема дополнительного вменения предпринимателям указанной статьи в последние годы действительно остра.

Несмотря на то что это вопрос негативно сложившейся правоприменительной практики, изменить тенденцию в настоящее время можно только на законодательном уровне. Еще в послании 2019 г. президент обозначил эту проблему, а по итогам прямой линии 20 июня 2019 г. дал поручение исключить применение этой статьи к предпринимателям и подготовить соответствующие поправки в законодательство.

Читайте также
Ряд экономических преступлений предлагается квалифицировать без вменения организации преступного сообщества
По мнению автора законопроекта, изменения позволят не допускать злоупотреблений со стороны судебно-следственных органов
26 Июня 2019 Новости

Преступление, предусмотренное ст. 210 УК РФ, относится к категории особо тяжких, ответственность установлена за организацию преступного сообщества, причем названный состав входит не в раздел «Преступления в сфере экономики», а относится к преступлениям против общественной безопасности, и для организатора преступного сообщества определено наказание в виде лишения свободы на срок от 12 до 20 лет.

Комитет развития правовых услуг и экспертизы законопроектов Общероссийской общественной организации «Деловая Россия», а также рабочая группа по защите прав предпринимателей в уголовном процессе при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в г. Москве к маю 2019 г. подготовили 5 вариантов проекта поправок в ст. 210 УК РФ с примечаниями к ней, предусматривающих меры защиты предпринимателей в условиях проявления тенденции необоснованного вменения особо тяжкой статьи. Один из наших вариантов, в котором предлагалось ограничить дополнительное вменение ст. 210 УК РФ совместно со статьями, признанными законодателем «предпринимательскими», при определении гарантий, указанных в ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, был внесен в Госдуму ФС РФ депутатом Рифатом Шайхутдиновым.

В пояснительной записке к документу мы в качестве обоснования указали в том числе на проблему идентичности признаков коммерческой организации и преступного сообщества в соответствии с ч. 4 ст. 35 УК РФ. Действительно, трудно не согласиться с тем, что единое руководство в преступном сообществе корреспондирует с единоличным исполнительным органом, которым выступает генеральный директор; организованность и структурированность также характерны для коммерческой организации, а финансовая или материальная выгода схожа с извлечением прибыли в качестве основной цели деятельности юрлица, что прямо указано в ст. 50 ГК РФ и в уставе компании. Таким образом, когда предпринимателю инкриминируется, например, излюбленная правоприменителем ст. 159 УК РФ (мошенничество), тяжкое преступление – недостающий элемент преступного сообщества, то мы видим полное формальное совпадение признаков коммерческой организации и преступного сообщества, «члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений».

На предложенный законопроект были получены рецензии, в том числе от Верховного Суда РФ. В комментариях указывалось на наличие правовой позиции Пленума ВС РФ по вопросам применения ст. 210 УК РФ, выраженной в Постановлении от 10 июня 2010 г. № 12 «О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)». В данном постановлении внимание правоприменителей Суд акцентировал на том, что уголовная ответственность по обсуждаемой статье наступает в случаях, когда руководители (организаторы) и участники преступного сообщества (организации) объединены умыслом на совершение тяжких и (или) особо тяжких преступлений при осознании ими общих целей функционирования такого сообщества (организации) и их принадлежности к нему (ней).

Увы, практика последних лет свидетельствует, что силовики нередко трактуют обычную хозяйственную деятельность юрлица как прикрытие совершения тяжких преступлений, к которым относится в том числе наиболее «популярное» мошенничество (ч. 3, 4 ст. 159 УК РФ). Такая позиция позволяет формально признаки преступного сообщества распространить на коммерческую организацию, собственникам которой вменяется хищение, и юрлицо предстает уже как преступное сообщество – со всеми вытекающими последствиями. К сожалению, разъяснения ВС РФ по большей части игнорируются следствием, и угроза дополнительного вменения ст. 210 УК РФ остается актуальной.

Поиск решений проблемы путем законодательной инициативы заставлял помнить о том, что законопроект не должен служить лазейкой для реальных преступных сообществ, создаваемых с целью совершения преступлений, причем большей частью это могут быть составы в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности. Стояла задача усовершенствовать законопроект так, чтобы, снимая проблему, он при этом не позволял реальным преступным сообществам прикрываться коммерческими организациями, зарегистрированными в установленном порядке.

С учетом этого мы разработали дополнения в ст. 35 УК РФ, указывающие, в каких ситуациях коммерческая организация не может быть признана преступным сообществом, поскольку сам факт наличия зарегистрированного в установленном порядке юрлица еще не свидетельствует о том, что оно не прикрывает преступное сообщество. Законопроект, к сожалению, так и не был внесен в Госдуму, но наши предложения были близки к проекту поправок в ст. 210 УК РФ, внесенному Президентом РФ.

Работая над законопроектом, мы понимали его важность, так как дополнительное вменение предпринимателям ст. 210 УК РФ чаще всего не имеет реальных оснований и является скорее следствием формального наложения признаков коммерческой организации и преступного сообщества. При этом данная статья Кодекса выступает как способ давления на сотрудников, руководителей и собственников бизнеса, что облегчает процесс доказывания полученными таким образом признательными показаниями.

Действительно, угроза для сотрудников стать обвиняемыми по тяжкой статье, предусматривающей лишение свободы на срок от 7 до 10 лет (ч. 2 ст. 210 УК РФ) лишь за то, что они исполняли трудовые обязанности, может быть существенным стимулом дать показания, нужные следствию. А руководителям, в свою очередь, «выгодно» рассказать о бенефициарах и переложить ответственность на них, получив для себя перспективу снижения больших сроков наказания. Бенефициарам же ничего не остается, кроме как соглашаться «на особый порядок» рассмотрения дела.

Кроме того, дополнительное вменение ст. 210 УК РФ нередко приводит к банкротству юрлиц, не только разрушая бизнес, но и лишая сотрудников рабочих мест, а бюджет – поступления налоговых отчислений, что негативно влияет и на инвестиционный климат в стране.

В итоге действовать пришлось президенту, поскольку наш призыв отказаться от дополнительного вменения предпринимателям ст. 210 УК РФ без веских на то оснований услышан не был. Владимир Путин в конце 2019 г. сделал очередной важный шаг на пути гуманизации уголовного законодательства и защиты прав и гарантий предпринимательского сообщества: внес проект поправок в УК РФ, призванных действительно изменить опасную тенденцию.

Так, в примечании к ст. 210 УК РФ прямо указано, что «учредители, руководители и работники организации, зарегистрированной в качестве юридического лица, и (или) руководители, работники ее структурного подразделения не подлежат уголовной ответственности по настоящей статье только в силу организационно-штатной структуры организации и (или) ее структурного подразделения и совершения какого-либо преступления в связи с осуществлением ими предпринимательской или иной экономической деятельности, за исключением случая, когда эти организация и (или) ее структурное подразделение были заведомо созданы для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений».

И хотя следствие должно было руководствоваться этим и ранее, после принятия изменений допускать злоупотребления в части вменения бизнесменам рассматриваемой статьи станет сложнее.

Важно, что и в нынешнем послании президент подчеркнул, что после вступления поправок в силу следствию придется доказывать тот факт, что коммерческая организация создавалась именно для совершения преступлений. Надеюсь, что правоприменители не будут игнорировать примечания к ст. 210 УК РФ, так же как и другие гарантии предпринимателей. А доказывание того, что организация создавалась только для совершения преступлений, будет надлежащим, а не формальным.

Рассказать:
Другие мнения
Гейко Павел
Гейко Павел
Адвокат АК «СанктаЛекс»
Является ли цифровая валюта «опасным» имуществом?
Интернет-право
Предложенные законодателем поправки полезны и необходимы, но требуют дополнительной проработки
25 Ноября 2020
Хужин Марат
Хужин Марат
Адвокат BGP LITIGATION
Перспективы онлайн-допросов
Уголовное право и процесс
Для использования электронных доказательств есть серьезные препятствия, которые нужно преодолевать систематически
18 Ноября 2020
Ерофеев Константин
Ерофеев Константин
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга
Богословское заключение и светское государство: правовые аспекты
Семейное право
Допустимы ли на территории России межконфессиональные браки?
17 Ноября 2020
Васильева Наталья
Васильева Наталья
Партнер АБ «Бартолиус»
Суды опираются на позиции ВС РФ
Гражданское право и процесс
Разъяснения Пленума ВС РФ способствуют более единообразному развитию судебной практики
17 Ноября 2020
Береснева Анна
Магистр РШЧП`2019
Новые разъяснения ВС РФ
Гражданское право и процесс
Об основаниях прекращения обязательств
17 Ноября 2020
Новиков Алексей
Новиков Алексей
Управляющий партнер, адвокат Criminal Defense Firm
Устранить недостатки и коллизии законодательного регулирования
Уголовное право и процесс
О праве на реплику в корреспонденции с участием в прениях
17 Ноября 2020