×

Уголовный проступок: «работа над ошибками»

Замечания правительства к проекту поправок в УК и УПК РФ по большей части можно считать обоснованными
Авдеева Екатерина
Авдеева Екатерина
Руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»

15 февраля Верховный Суд РФ внес в Госдуму законопроект № 1112019-7, предусматривающий введение института уголовного проступка.

Читайте также
Правительство указало на необходимость доработать законопроект ВС об уголовном проступке
В отзыве правительства, в частности, отмечено, что отнесение ряда преступлений к уголовным проступкам нецелесообразно
17 Февраля 2021 Новости

Предложение гуманизации уголовного законодательства в разумных пределах, безусловно, является положительной тенденцией. Однако, как было отмечено в отзыве Правительства РФ на законопроект, вводимое понятие уголовного проступка сводится к перечислению статей, которые при условии совершения лицом преступного деяния небольшой и средней тяжести впервые относят его к категории уголовного проступка. Также нет четкого обоснования необходимости вводить в законодательство новое понятие, учитывая, что действующие нормы предусматривают возможность прекращения уголовного преследования и примирения с потерпевшим в случаях, указанных в ст. 76 УК РФ, а также то, что некоторые деяния могут быть декриминализированы и отнесены к сфере действия КоАП РФ, хотя это и может затруднить их выявление.

Стоит отметить, что замечания Правительства РФ в его отзыве на проект поправок в УК и УПК РФ, на мой взгляд, по большей части обоснованны. Действительно, при освобождении подозреваемого/обвиняемого от ответственности в связи с деятельным раскаянием или примирением с потерпевшим, а также по основаниям, предусмотренным проектируемой статьей УК в связи с введением понятия уголовного проступка, может возникнуть конкуренция норм ст. 75, 76 УК РФ с предлагаемой в законопроекте редакцией ст. 76.2 УК РФ, на что прямо указано в замечаниях Правительства РФ. Полагаю, следует согласиться и с тезисом о возможном затруднении выбора основания для прекращения дела или уголовного преследования при применении новой редакции ст. 25.1 УПК.

Читайте также
Гуманизация уголовного законодательства vs угрозы нацбезопасности?
С какими доводами в отзыве правительства к поправкам в УК сложно согласиться
03 Марта 2021 Мнения

В то же время нельзя не признать, что вносимые в гл. 15.2 УК иные меры уголовно-правового характера в виде общественных и ограниченно оплачиваемых работ по правовому содержанию аналогичны уголовному наказанию в виде обязательных и исправительных работ, притом что одинаковые меры не могут являться одновременно уголовным наказанием и иной мерой уголовно-правового характера.

В законопроекте есть также неопределенность, связанная с отсутствием четкого срока направления в суд ходатайства о прекращении уголовного дела или уголовного преследования в отношении лица, подозреваемого (обвиняемого) в совершении уголовного проступка. Исходя из смысла законопроекта, квалифицировать деяние в качестве уголовного проступка возможно только в случае возмещения ущерба и согласия на это потерпевшего, в связи с чем можно считать, что предполагается признание вины, и это может стать определенным способом давления с этой целью.

Трудно согласиться с выводом правительственного отзыва о снижении в связи с введением института уголовного проступка превентивной функции уголовного законодательства. Не разделяю и мнение о том, что срок в один год слишком мал, чтобы по его истечении считать лицо, освобожденное от уголовной ответственности в связи с применением иных мер уголовно-правового характера для целей уголовного проступка, впервые совершившим преступление. Даже в действующей редакции УК судимость погашается в течение года после отбытия более мягкого, чем лишение свободы, наказания, которое чаще применяется по категориям преступлений, позволяющим в совокупности с другими обстоятельствами квалифицировать деяние в качестве уголовного проступка.

В законопроекте не разъясняется, в чем состоит особенность правовой природы, отличающей уголовный проступок от преступления, а также остается открытым вопрос о последствиях, не связанных с наказанием, в случае совершения уголовного проступка. Исходя из сложившейся практики, к лицу, привлекаемому к уголовной ответственности по делам небольшой или средней тяжести, наказание в виде лишения свободы применяется крайне редко. Поэтому возникает вопрос: какое влияние введение института уголовного проступка окажет на правоприменительную практику?

В связи с этим, на мой взгляд, важны не только законодательные изменения, которые вряд ли существенно изменят сложившуюся практику, но и принятие решений о статусе уголовного проступка в ведомственных учетах. Представляется важным определить также отличия в иных негативных последствиях совершенного деяния: например, будут ли это особенности подачи сведений в информационно-аналитический центр после привлечения лица к уголовной ответственности, поскольку эти данные впоследствии отображаются в справках об отсутствии судимости и создают ограничения в занятии лицом определенных должностей. В случае отсутствия указанных особенностей в иных негативных последствиях для привлекаемого лица тот же результат может быть достигнут и без введения нового института – посредством установления запрета назначения наказания в виде лишения свободы по отнесенным УК к уголовному проступку составам преступлений, совершенных лицом впервые. Кроме того, из текста законопроекта и пояснительной записки не вытекают основания полагать, что институт уголовного проступка упростит процедуру расследования или рассмотрения дела судом, поэтому говорить о снижении нагрузки на органы расследования и суды, на мой взгляд, преждевременно.

Таким образом, думаю, что концептуально поддержать введение института уголовного проступка можно при условии проработки вопроса с позиции особого правового статуса деяния, отличающего его от преступления и административного правонарушения, порождающего отличные от преступления негативные последствия, а также устранения рассмотренных критически важных замечаний Правительства РФ.

Рассказать:
Другие мнения
Гаврилов Алексей
Гаврилов Алексей
Первый заместитель председателя правления Московской Коллегии Адвокатов «МАГНЕТАР»
Вопреки предостережению законодателя
Налоговое право
Налоговая служба руководствуется несуществующей презумпцией недобросовестности налогоплательщика
27 Июля 2021
Счастливый Юрий
Счастливый Юрий
Руководитель практики «Налоговые споры» «Лемчик, Крупский и партнеры»
Взвешенно подходить к разработке стратегии защиты
Налоговое право
О сущностных критериях для реализации прав по исчислению налоговой базы налогоплательщиками
27 Июля 2021
Иванов Алексей
Иванов Алексей
Адвокат, управляющий партнер АБ «Правовой статус»
Неустранимый дисбаланс
Уголовное право и процесс
Суды, отказывая в приобщении к делу материалов защиты, предвосхищают их судьбу с точки зрения недопустимости
27 Июля 2021
Зайцева Алина
Зайцева Алина
Юрист коммерческой группы VEGAS LEX
Антимонопольные споры
Арбитражное право и процесс
Обзор правовых позиций судов за II квартал 2021 г.
27 Июля 2021
Баранова Александра
Баранова Александра
Управляющий партнер, BARANOVA&LAWGROUP
Защита от неправомерного контента не должна иметь «лазеек»
Интернет-право
О новеллах закона, регулирующих деятельность иностранных информационных ресурсов в РФ
20 Июля 2021
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АК «Судебный адвокат»
Ответственность за хулиганство: неурегулированные вопросы
Уголовное право и процесс
Проблемы применения новой редакции ст. 213 УК РФ
19 Июля 2021
Яндекс.Метрика