×

21 декабря 2018 г. Совет Федерации одобрил поправки к Федеральному закону «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» (далее – Закон об арбитраже). Это первые значительные изменения после реформы третейских судов, имеющие своей целью дальнейшую популяризацию арбитража корпоративных споров, а также борьбу со злоупотреблениями, которые осуществляются с использованием арбитража ad hoc. Далее будут проанализированы наиболее обсуждаемые и вызывающие дискуссии в арбитражном сообществе поправки.

Запрет выполнения функций арбитража лицами, не получившими статуса ПДАУ

В новой редакции Закона об арбитраже конкретизирован запрет выполнения отдельных функций по администрированию арбитража лицами, не получившими статуса постоянно действующего арбитражного учреждения (ПДАУ), при осуществлении арбитража третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора. Для них же установлен запрет рекламировать и публично предлагать выполнение функций по осуществлению арбитража.

Представляется, что указанные дополнения положительно скажутся на восприятии арбитража ad hoc в российской правовой культуре, сущность которого, к сожалению, в настоящее время многими не понята. Арбитраж ad hoc предполагает рассмотрение спора составом арбитража, сформированным для разрешения конкретного спора. При этом он может осуществляться в двух формах: (1) без администрирования со стороны какой-либо организации, что подразумевает выполнение всех действий в рамках арбитража самими сторонами и составом арбитража (третейским судом) в соответствии с согласованной сторонами процедурой арбитража в рамках арбитражного соглашения, положениями применимого к арбитражу законодательства либо типовым регламентом арбитража ad hoc (например, Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ1); (2) при выполнении отдельных функций по администрированию арбитража ad hoc со стороны организации, получившей право на осуществление функций ПДАУ.

Осуществление арбитража ad hoc при фактическом содействии со стороны организаций, не получивших права на выполнение функций ПДАУ (в том числе организаций, действовавших до 1 ноября 2017 г. в качестве постоянно действующих третейских судов), является недобросовестным поведением. Как известно, целями арбитражной реформы были повышение доверия к арбитражу, увеличение его эффективности, достижение соответствия российского арбитража мировым стандартам, устранение «карманных третейских судов». Для реализации названных целей законодатель принял решение установить требования к арбитражным учреждениям, при соблюдении которых последние получают право на администрирование арбитража, в соответствии с правилами, депонированными ПДАУ в Минюсте России.

Вместе с тем отдельные организации, не получившие право выполнять функции ПДАУ, предприняли попытку продолжить деятельность в формате арбитража ad hoc. Они предлагают сторонам заключить арбитражное соглашение, предусматривающее рассмотрение спора конкретным арбитром, но при этом фактически арбитраж осуществляется при содействии организации, не получившей право на реализацию функций ПДАУ. Как правило, подобные предложения содержатся на страницах названных организаций в сети «Интернет», зачастую совпадающих со страницами ранее постоянно действовавших третейских судов2, либо тех, на которые ведут ссылки с названных страниц3.

К сожалению, до внесения изменений в Закон об арбитраже суды зачастую не обращали внимания на фактическое осуществление функций по администрированию арбитража лицами, не получившими статус ПДАУ. Например, при рассмотрении дела № А57-527/2018 Арбитражный суд Саратовской области отказал в отмене арбитражного решения, принятого в рамках арбитража ad hoc. Договор, из которого возник спор, содержал следующее арбитражное соглашение: «все споры по настоящему договору передаются на разрешение третейскому суду, образованному сторонами для разрешения конкретного спора, в составе единоличного арбитра Коллегии автономных третейских судей (арбитров) “Фемида” Осиповой А.Л. в соответствии с Правилами арбитража от 1 ноября 2017 г.,4 размещенными на сайте www.http://saratov-ats.ru. Указанные Правила арбитража являются неотъемлемой частью настоящего Арбитражного соглашения, в соответствии с которым рассмотрение дела проводится без проведения устных слушаний, решение третейского суда окончательно, а исполнительный лист выдается по месту арбитража».

Арбитражный суд Саратовской области отказал в отмене арбитражного решения, несмотря на наличие признаков того, что деятельность арбитра Коллегии автономных третейских судей (арбитров) «Фемида» Осиповой А.Л. прикрывала деятельность по осуществлению арбитража без получения права на осуществление функций ПДАУ, в частности ввиду указания на осуществление арбитром деятельности в рамках коллегии третейских судей и в соответствии с определенными правилами арбитража, принятыми в этой коллегии.

Аналогичным образом Арбитражный суд г. Москвы в деле № А40-213762/18-143-719 не усмотрел недочетов в третейской оговорке, согласно которой все споры могли быть переданы в Третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, в составе единоличного арбитра А.В. Кравцова в соответствии с его регламентом, депонированным у нотариуса5. Регламент А.В. Кравцова размещен на сайте Арбитражного третейского суда г. Москвы6, что напрямую свидетельствует о взаимосвязи арбитра и третейского суда, не получившего статус ПДАУ и, вероятно, продолжающего осуществлять свою деятельность, маскируясь под арбитраж ad hoc.

В свете такой судебной практики внесение поправок в Закон об арбитраже закономерно и обоснованно. Запрет лицам, не получившим статус ПДАУ, осуществлять администрирование арбитража, а также рекламировать и публично предлагать услуги по разрешению споров в порядке арбитража направлен на формирование у участников гражданского оборота правильного понимания природы арбитража ad hoc и сокращение случаев обхода закона со стороны недобросовестных организаций, не соответствующих требованиям действующего законодательства об арбитраже. Несоблюдение же установленных ограничений приведет к тому, что арбитражное решение будет считаться вынесенным с нарушением процедуры арбитража, что станет основанием для его отмены (отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда) в случае, если сторона арбитража, считающая свои права нарушенными, представит соответствующие доказательства.

Арбитраж корпоративных споров

Помимо арбитража ad hoc поправки в Закон об арбитраже касаются также арбитража корпоративных споров. Изменения были внесены в статьи, регламентирующие сферу применения специальных правил арбитража корпоративных споров ПДАУ, а также требования к арбитражному соглашению о передаче в арбитраж отдельных видов корпоративных споров.

С 1 сентября 2016 г. в Законе об арбитраже и АПК РФ были закреплены три вида корпоративных споров в зависимости от условий и возможности передать их на рассмотрение в арбитраж:

    Безусловно арбитрабельные корпоративные споры, которые могут быть переданы на рассмотрение в арбитраж, администрируемый ПДАУ. Условно арбитрабельные корпоративные споры, для передачи которых в арбитраж требуется также наличие у ПДАУ депонированных в Минюсте России специальных правил арбитража корпоративных споров, а также заключение арбитражного соглашения между всеми участниками юридического лица, самим юридическим лицом, всеми другими лицами, которые будут принимать участие в арбитраже в качестве истца или ответчика (например, контрагентами юридического лица).

Кроме того, обязательным условием их передачи на рассмотрение в арбитраж является место арбитража в Российской Федерации.

    Неарбитрабельные корпоративные споры, которые в принципе не могут быть переданы в арбитраж.

Комментируемые поправки переводят споры, вытекающие из соглашений участников юридического лица по поводу управления этим юридическим лицом (корпоративных договоров, акционерных соглашений), из категории условно арбитрабельных в категорию, наиболее близкую к безусловно арбитрабельным корпоративным спорам. Для этого законодатель, во-первых, исключил требование о рассмотрении этих споров по специальным правилам арбитража корпоративных споров, а во-вторых, прямо указал в Законе об арбитраже на то, что для их передачи в арбитраж достаточно арбитражного соглашения между участниками корпоративного договора или акционерного соглашения.

Единственное отличие данных споров от безусловно арбитрабельных состоит в требовании АПК РФ о месте арбитража на территории Российской Федерации.

Таким образом, для передачи в арбитраж обсуждаемых споров достаточно включения в соглашение по поводу управления юридическим лицом арбитражного соглашения о передаче споров на рассмотрение в арбитраж, администрируемый ПДАУ. Может также возникнуть вопрос, достаточно ли для передачи на рассмотрение в арбитраж споров из корпоративного договора, заключенного участниками этого юридического лица (без участия третьих лиц), арбитражной оговорки, включенной в устав юридического лица. Мы полагаем, что формально такой оговорки в уставе будет достаточно, если она сформулирована широко и предусматривает передачу в арбитраж всех споров, связанных с созданием, управлением или участием в юридическом лице. Однако во избежание рисков, связанных с возможными возражениями о компетенции состава арбитража на рассмотрение такого спора, следует все-таки включать арбитражное соглашение в текст корпоративного договора. Для этих целей подойдет общая рекомендованная арбитражная оговорка ПДАУ.

Еще одним видом корпоративных споров, которых коснулись поправки, являются споры по искам участников юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, а также о применении последствий недействительности таких сделок.

Указанные споры ранее относились к категории условно арбитрабельных. В силу внесенных поправок есть основания утверждать, что эти споры теперь имеют особый режим передачи на рассмотрение в арбитраж, который по-прежнему ближе всего к условно арбитрабельным корпоративным спорам, однако имеет по сравнению с ними некоторые послабления.

В соответствии с новой редакцией Закона об арбитраже для передачи в арбитраж указанных споров достаточно арбитражного соглашения, заключенного между сторонами сделки. Соглашения между всеми участниками юридического лица не требуется.

Подобное нововведение может быть объяснено тем, что участник юридического лица, обращающийся с косвенным иском об оспаривании сделки юридического лица или применении последствий недействительности сделки, в силу положений ст. 65.2 ГК РФ выступает в качестве представителя юридического лица, тогда как истцом является само юридическое лицо. Следовательно, для обращения в арбитраж с таким иском достаточно арбитражного соглашения, заключенного между непосредственно сторонами арбитража – истцом (юридическим лицом) и ответчиком (контрагентом юридического лица по сделке).

Требование о необходимости рассматривать споры по искам участников юридического лица о признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, а также о применении последствий недействительности названных сделок по специальным правилам арбитража корпоративных споров ПДАУ сохранилось. Это сделано, прежде всего, для того, чтобы гарантировать права всех участников юридического лица присоединиться к рассмотрению спора в арбитраже в качестве представителей юридического лица.

Таким образом, можно отметить, что внесенные в Закон об арбитраже поправки направлены на либерализацию условий передачи в арбитраж отдельных видов корпоративных споров с одновременным сохранением основных гарантий прав участников корпораций. После вступления изменений в силу можно ожидать существенного роста количества передаваемых в арбитраж корпоративных споров. В то же время изменения, касающиеся арбитража ad hoc, поспособствуют формированию правильного понимания сущности третейского разбирательства у участников гражданского оборота и росту популярности альтернативных способов разрешения споров в целом.


1 UNCITRAL Arbitration Rules – Арбитражный регламент ЮНСИТРАЛ, одобрен Генеральной Ассамблеей ООН 15 декабря 1976 г.

2 Подтверждение можно увидеть, например, на следующих сайтах http://a-tsm.ru; http://rossud.ru/adhoc/about.

3 Например, http://sts.arbitrage.ru/news/361; http://arbitrage.ru/arbitrage/462.

4 Примечательно, что дата принятия Правил совпадает с датой окончания переходного периода и прекращения деятельности постоянно действующих третейских судов.

5 Дело № А40-213762/18-143-719 https://kad.arbitr.ru/Card/be144413-a593-42ea-ae0d-b4afad35b501.

6 https://www.a-tsm.ru/docs/1_3_.pdf.

Рассказать:
Другие мнения
Бабасов Камиль
Бабасов Камиль
Адвокат АП Республики Дагестан, КА «Юстина»
Как добиться эффективности экспертиз
Производство экспертизы
Необходимы единые методики проведения, автоматизированный выбор экспертов и расширение их прав в процессе
15 Января 2019
Спесивов Виктор
Спесивов Виктор
Руководитель проектов коллегии адвокатов г. Москвы «Фрейтак и сыновья», к.ю.н.
Судам придется определять порядок общения отцов с детьми
Семейное право
Законопроект лишь частично решит проблему дискриминации разведенных отцов
14 Января 2019
Глухов Алексей
Глухов Алексей
Глава юридической службы «Апология протеста»
Митинги: согласовать нельзя отказать
Производство по делам об административных правонарушениях
Каждый чиновник, получая уведомление о публичном мероприятии, решает, где поставить запятую
10 Января 2019
Шедов Денис
Шедов Денис
Юрист МОО Правозащитный центр «Мемориал», юридический координатор проекта «ОВД-Инфо»
Процедура согласования акций как инструмент цензуры
Производство по делам об административных правонарушениях
Равная коммуникация организаторов акций и властей при правовом дисбалансе невозможна
09 Января 2019
Печерей Иван
Печерей Иван
Старший партнер юридической группы «Ремез, Печерей и партнеры»
О спецподразделениях по расследованию ятрогенных преступлений
Уголовное право и процесс
Создание таких структур в СК усилит репрессии в отношении врачей
09 Января 2019
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Адвокат АП Московской области, адвокат МКА «ГРАД», кандидат юридических наук, доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Новые институты наследственного права
Гражданское право и процесс
О наследственном договоре и совместном завещании супругов
26 Декабря 2018