×

Не отступая от принципа состязательности и равноправия…

О своевременном рассмотрении судом ходатайств, связанных с оценкой доказательств
Голота Кристина
Голота Кристина
Адвокат Омской областной коллегии адвокатов (филиал № 14), член Совета молодых адвокатов АП Омской области

В стадии судебного разбирательства наиболее полно реализуется принцип состязательности сторон, закрепленный в ст. 15 УПК РФ. В этой стадии состязательность определяет все производство, включая доказывание, а также полномочия участвующих в нем субъектов.

Анализируя полномочия суда на участие в доказывании, можно заключить, что он является активным действующим лицом данного процесса. Так, он вправе осуществлять свои полномочия на проверку и оценку имеющихся в деле доказательств, однако, как правило, сбор доказательств производится только по ходатайству сторон.

М.В. Пальчикова, изучив практику заявления ходатайств в рамках судебного заседания, заключила, что в большинстве случаев заявляются следующие ходатайства: о вызове новых свидетелей (38,7%); о приобщении в качестве доказательств документов, представленных суду (10,6%); об исключении доказательств и о назначении и производстве судебной экспертизы (22%); о допросе лиц; об оглашении показаний, данных на стадии расследования (43%), а также об изменении порядка исследования доказательств (14,4%) и об истребовании доказательств (19,3%)1.

Заявление указанных ходатайств связано с установлением обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Правом заявлять ходатайства участники процесса должны пользоваться беспрепятственно, и эта возможность не должна зависеть от того, предусмотрено ли данное ходатайство УПК.

 На неправомерность ограничения данного права справедливо обращается внимание в уголовно-процессуальной литературе. Так, Л.Д. Калинкина отметила случаи оставления судом ходатайств без рассмотрения в связи с тем, «что УПК РФ не предусматривает возможность их заявления»2. Отказывая в рассмотрении ходатайства, суд отступает от принципа состязательности и равноправия сторон.

Еще одним вариантом фактического отказа в рассмотрении ходатайства является отложение его рассмотрения. На практике это происходит следующим образом. Сторона защиты в ходе судебного следствия ходатайствует о совершении определенного процессуального действия (например, о вызове свидетеля, признании доказательства недопустимым), но – независимо от вида заявленного ходатайства – суд отказывает в его разрешении по существу, вынося следующее решение: «о разрешении ходатайства в приговоре» (в 24% случаев), «об отложении рассмотрения ходатайств до окончания судебного следствия» (43% случаев), «о преждевременности заявляемых ходатайств» (8% случаев), «ходатайство будет рассмотрено позже» (10% случаев)3.

Особенно остро вопрос о немотивированных постановлениях и определениях суда встает, когда речь идет о заявлении ходатайства об исключении доказательств. Такие ходатайства имеют важное значение для уголовного дела, поскольку в конечном счете определяют доказательственную базу, на основании которой выносится приговор. К тому же они выполняют функцию реализации принципа состязательности и свободы оценки доказательств.

Значение решения об исключении доказательств трудно переоценить. Практически в 60% случаев при отмене приговора наряду с другими нарушениями суды кассационной инстанции указывают на немотивированный отказ в удовлетворении ходатайства об исключении либо о приобщении доказательства.

Так, кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Республики Мордовия был отменен приговор Ромодановского районного суда от 16 ноября 2007 г. В отношении М. Суд установил, что «адвокат подсудимого заявлял ходатайство о признании постановления от 4 июня 2007 г. о проведении оперативно-розыскного мероприятия “оперативный эксперимент” и полученных в результате него данных недопустимыми доказательствами. Однако определением суда данное ходатайство было признано преждевременным и не было на момент заявления разрешено по существу. В дальнейшем суд при постановлении приговора также не обсуждал его»4.

Другой пример. В ходе судебного заседания защитник просил приобщить к материалам дела письменное ходатайство об исключении доказательства. Суд постановил разрешить ходатайство при постановлении приговора в совещательной комнате, оценив доказательство, которое, по мнению защиты, подлежало исключению, в совокупности с иными доказательствами по делу. В приговоре оно было «разрешено» следующим образом: «доводы защитника о том, что протокол допроса Б. в качестве подозреваемого от 10.05.2008 нельзя признать допустимым доказательством по делу в связи с тем, что в ходе допроса ее подзащитный находился в состоянии наркотического опьянения, не убедительны»5. Приведенный пример подтверждает сложившуюся практику, когда ходатайства об исключении доказательств разрешаются вместе с приговором. Такую практику, на мой взгляд, нельзя признать отвечающей назначению уголовного судопроизводства. Суд, реализуя полномочие на исследование доказательств, в том числе их проверку и оценку, «отсеивает» те из них, которые не отвечают требованиям «доброкачественности», – относимости, допустимости, достоверности.

Разрешение ходатайств в приговоре влечет нарушение прав участников процесса на свободу оценки доказательств по внутреннему убеждению судьи (суда), поскольку никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Отказ рассмотреть ходатайство на момент его заявления, отложение рассмотрения на окончание судебного следствия либо рассмотрение одновременно с постановлением приговора, полагаю, негативно влияют на оценку судом всей совокупности доказательств, положенных в основу приговора, что порождает сомнения в законности судебного решения.

Справедливости ради отмечу: нередко суд сталкивается с ситуацией, когда незамедлительно разрешить ходатайство невозможно, например из-за сложности поставленных в нем вопросов, затрагивающих основные права и законные интересы участников процесса, либо из-за того, что необходимо исследовать обстоятельства, послужившие причиной заявления ходатайства (например, ознакомиться с результатами первоначальной экспертизы при заявлении ходатайства о производстве повторного исследования).

Согласно ст. 121 УПК ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. В случаях когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному на стадии расследования, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее трех суток со дня подачи. Указанной нормой предусмотрен трехдневный срок принятия решения по ходатайству, заявленному исключительно на стадии предварительного следствия, но не указано, что суд может отложить принятие решения. Подобная отсрочка помогла бы не только отложить при необходимости принятие решения, но и установить предельный срок рассмотрения ходатайства, дабы не допустить его разрешения в приговоре.

Учитывая распространенность практики оставления рассмотрения ходатайств на более поздние этапы судебного разбирательства, считаю целесообразным конкретизировать в ст. 271 УПК момент рассмотрения ходатайства и принятия решения по нему, а также предусмотреть правило о немедленном разрешении ходатайства, заявленного одной из сторон судопроизводства. Если немедленно разрешить ходатайство невозможно, в Кодексе следует закрепить необходимость его разрешения до окончания судебного следствия. Эти изменения, на мой взгляд, необходимы, поскольку своевременное рассмотрение судом заявленных ходатайств ведет к правильной оценке доказательств, которая, в свою очередь, выступает залогом вынесения законного и справедливого приговора.


1 Пальчикова М.В. Особенности разрешения ходатайств участников судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве // Адвокат. 2012. № 1. С. 25–33.

2 Калинкина Л.Д. Право стороны защиты на заявление ходатайств по УПК РФ не подлежит ограничению // Адвокатская практика. 2010. № 3. С. 31–35.

3 Пальчикова М.В. Там же.

4 Определение от 9 января 2008 г. по делу № 22-62/08 // Архив Верховного Суда Республики Мордовия. 2008.

5Уголовное дело № 1-326/2008 // Архив Ульяновского областного суда. 2008.

Рассказать:
Другие мнения
Жаринов Кирилл
Жаринов Кирилл
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Мусаев и партнеры»
Обосновать риск пыток в случае экстрадиции станет сложнее
Международное право
В деле «Хасанов и Рахманов против России» ЕСПЧ не усмотрел нарушений ст. 3 Конвенции
16 Мая 2022
Солодовникова Лидия
Солодовникова Лидия
Руководитель практики разрешения судебных споров и банкротства, КПМГ в России и СНГ
Оспаривание решения налогового органа об исключении организации из ЕГРЮЛ
Арбитражный процесс
Актуальные вопросы судебной практики в разъяснениях ВС
16 Мая 2022
Первунин Максим
Первунин Максим
Адвокат АП г. Москвы, партнер КА г. Москвы «АКП Бэст Адвайс»
Позитивные перемены
Уголовное право и процесс
Практика показывает, что некоторые суды восприняли позицию президента и ВС РФ в отношении свободы совести и вероисповедания
13 Мая 2022
Антонова Мария
Антонова Мария
Адвокат АП Тверской области, НО ТОКА филиал № 1 г. Твери
Проблемы обжалования решения суда лицом, не участвующим в деле
Гражданское право и процесс
О практике рассмотрения гражданско-правовых требований потерпевших от преступлений
12 Мая 2022
Иванова Анастасия
Иванова Анастасия
Адвокат АП г. Москвы, МГКА «Горбачев и партнеры»
Когда поворот невозможен
Арбитражный процесс
Суды исключили формальный подход при рассмотрении вопроса о повороте исполнения судебного акта
11 Мая 2022
Васильева Ольга
Васильева Ольга
Адвокат АП г. Москвы, Московская коллегия адвокатов «ЮрСовет»
Отсутствие на рабочем месте по состоянию здоровья прогулом не является
Трудовое право
Решение суда о незаконном увольнении работника устояло в апелляции
06 Мая 2022
Яндекс.Метрика