×

Не волшебная палочка…

Адвокатский запрос – форма получения информации доказательственного значения, а не способ формирования новых сведений
Баулин Олег
Баулин Олег
Вице-президент ФПА РФ, член Совета ФПА РФ, президент АП Воронежской области

Изучение интересного и обстоятельного материала Дениса Панова «Адвокатский запрос как инструмент ограничения прав адвоката?» повлекло желание высказаться по некоторым аспектам этого интересного, неоднозначного и развивающегося института.

Читайте также
Адвокатский запрос как инструмент ограничения прав адвоката?
Проблемы ограничительного толкования данного института
24 января 2023 Мнения

Действительно, институт адвокатского запроса – далеко не волшебная палочка. Но стоит поразмышлять, прежде чем «выбрасывать».

В правовой сфере нечасто встречаются примитивные линейные конструкции – разве что размер алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка в отсутствие оспаривания отцовства, но и в этом случае возникают вопросы: сколько детей, регулярны ли доходы родителя и т.д.

Задача практикующего юриста, в том числе адвоката, при использовании любого юридического механизма – понять структуру, разобраться со спецификой применения и профессионально использовать в работе.

Статус адвоката неоднозначен и многоаспектен. К примеру, вопросы членства в адвокатской палате и связанные с ними применительно к данному материалу не так важны. Что касается профессиональной работы, то, с одной стороны, адвокат – поверенный, и его полномочия производны от статуса доверителя. Это означает, что адвокат имеет возможность действовать как непосредственно через доверителя, готовя для него необходимые обращения, так и вместо него, но от его имени.

С другой стороны – адвокат в связи с принятием поручения наделяется отдельными самостоятельными полномочиями и средствами их реализации, которые у доверителя отсутствуют. Что будет эффективным в той или иной ситуации – вопрос в том числе тактики. Одно из таких полномочий – право адвокатского запроса.        

Наличие у адвокатского запроса сходства с обращением гражданина, во-первых, неудивительно, поскольку при направленности на достижение определенной цели – сбора доказательственной информации – проявляется их единая природа. Однако это происходит далеко не всегда, поскольку обычно обращение гражданина либо направлено на защиту субъективного права, либо имеет целью совершение в отношении него определенных юридических действий (например, предоставление земельного участка).

Во-вторых, схожесть сама по себе мало что означает. Кредитный договор и договор займа, например, очень похожи, но имеют критическую массу различий, определенных спецификой целей и использованием в разных правоотношениях. Все виды процесса имеют много схожих черт, что не отменяет их регулирования разными отраслями процессуального права. Не-юрист скажет – напрасное усложнение, специалист же разберется со спецификой и не ошибется в квалификации и выборе способов защиты.

Наряду со сходством различия – причем существенные – между обращением гражданина и адвокатским запросом наличествуют, причем речь идет не только о различных субъектах и различном нормативном регулировании.

Адвокатский запрос – специализированный способ получения сведений, необходимых для доказывания обстоятельств, имеющих значение для защиты прав доверителя. Обращение гражданина в орган, наделенный публичными полномочиями, – это административный способ защиты субъективного права, оно может иметь целью получение информации, но используется в этом качестве нечасто. Тем не менее в отдельных случаях прямое обращение гражданина будет иметь больший эффект, нежели адвокатский запрос.

Например, сам по себе адвокатский запрос не преодолевает правил о защите информации, составляющей охраняемую законом тайну. Так, для получения сведений, составляющих врачебную тайну, в соответствии со ст. 13 Закона об основах охраны здоровья граждан в РФ требуется согласие гражданина либо его законного представителя. В связи с этим адвокату – в зависимости от конкретной ситуации – следует определиться со способом получения информации – через адвокатский запрос с приложением удостоверенного письменного согласия доверителя либо посредством самостоятельного обращения гражданина.

Запрос гражданина о получении информации ограничен четко обозначенной целью защиты прав самого гражданина.

Так, в соответствии с ч. 2 ст. 8 Закона об информации, информационных технологиях и о защите информации гражданин имеет право на получение от государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц информации, но только непосредственно затрагивающей его права и свободы. Равным образом, согласно ч. 3 той же статьи, и организация имеет право на получение информации, непосредственно касающейся ее прав и обязанностей, а также необходимой в связи с взаимодействием с осуществляющими публичные функции органами при осуществлении уставной деятельности.

В отношении адвокатского запроса целесообразность истребования сведений в рамках профессиональной деятельности предполагается, что определяет более широкие границы допустимого предмета запроса. Например, гражданин вправе запросить информацию об условиях содержания в следственном изоляторе, где он содержится. Адвокат, в свою очередь, может формулировать вопросы шире, запросив, к примеру, региональное управление ФСИН об условиях содержания или проверках оказания медпомощи во всех изоляторах региона либо в их группе.

Возможность получения информации, прямо не связанной со статусом доверителя, для последующего обращения к специалистам либо формирования аналитических выводов сама по себе определяет ценность института адвокатского запроса.

Вопрос о получении адвокатом от уполномоченных органов разъяснений по вопросам нормативного характера не настолько прост, чтобы решать его на основании критерия «хорошо бы». Запрос адвоката – один из способов получения доказательственной информации, сведений об обстоятельствах дела (дел), связанных с защитой прав доверителя, – то есть предметом запроса могут быть имеющиеся сведения о фактах. Очевидно, толкования права, правовые позиции к предмету запроса относиться не могут.

Означает ли это, что адвокат вообще не может получать от органов, осуществляющих публичные полномочия, разъяснения законодательства? Вовсе нет.

Во многих случаях закон относит к компетенции административных органов дачу разъяснений по вопросам применения отраслевого законодательства. Например, в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 23 Закона о защите конкуренции антимонопольные органы дают разъяснения по вопросам применения ими антимонопольного законодательства. Нормативное закрепление юридической обязанности дать разъяснения в приведенном примере и в иных многочисленных случаях позволяет адвокату ставить соответствующие вопросы перед тем или иным госорганом. Да, не в рамках адвокатского запроса; да, с необходимостью готовить юридическое обоснование необходимости дать ответ, однако препятствия для профессиональной деятельности и защиты прав доверителя отсутствуют.

Кроме того, в отдельных случаях допускается обращение к специалистам за разъяснениями нормативного характера. Общее правило о недопустимости правовых экспертиз и правовых заключений (интересная проблема, но не в предмете данного материала) не означает, что по отдельным категориям вопросов такого рода заключения и мнения специалистов не могут быть получены и в дальнейшем реализованы адвокатом. С использованием специальных знаний устанавливается содержание норм иностранного права, допускаются разъяснения специалистами нормативно-технических актов (например, строительных норм и правил).

Кстати, обращение к специалисту адвокатским запросом не оформляется – это разные виды правомочий адвоката и по нормативному регулированию (подп. 1 и 4 п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре), и по сути. Возможно, это непросто, но придется привыкнуть, что адвокатский запрос – форма получения существующей информации, имеющей доказательственное значение, а не способ формирования новых сведений о фактах и знаний. Идея же все или многие адвокатские полномочия реализовывать «под флагом» адвокатского запроса не вполне понятна и, думаю, вряд ли имеет смысл.

Обычно адвокат как профессиональный квалифицированный юрист самостоятельно, на основании системного анализа законодательства и судебной практики формирует собственную правовую позицию, готов к ее отстаиванию и обоснованию и в разъяснениях административных структур не нуждается. Попытка же посредством адвокатского запроса «убедить» уполномоченный орган в необходимости согласиться с позицией адвоката крайне редко (или почти никогда) сопровождается позитивным эффектом и в любом случае выглядит довольно странно.

Называемые «особыми» требования к оформлению адвокатского запроса носят сугубо технический характер, соответствуют правилам деловой переписки и точно не сложнее требований к содержанию искового заявления. В самом деле, нет оснований считать усложнением требования приказа Минюста России об указании сведений об адвокатском статусе и о наличии соглашения об оказании юридической помощи. Тем более не является усложнением точная идентификация испрашиваемых адвокатом сведений. Информация о гражданине, которому оказывается юридическая помощь, после вступления в законную силу Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103, которым признаны частично недействующими подп. 11 и 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных Приказом Минюста от 14 декабря 2016 г. № 288, обязательной не является.

Читайте также
Минюст изменил требования к форме адвокатского запроса
Поправки внесены в соответствии с решением ВС РФ по административному иску адвокатов к ведомству, вынесенным в мае 2017 года
08 декабря 2020 Новости

Дисциплинарную ответственность, тем более серьезную, в связи направлением адвокатского запроса представить довольно непросто. В то же время очевидно, что при направлении запроса, как и при заявлении ходатайств в процессе, а также в иных случаях реализации процессуальных полномочий адвокат может нарушить этические правила и запреты, установленные КПЭА. В дисциплинарной практике известны случаи распространения порочащей гражданина информации под видом направления в организацию адвокатского запроса, истребования сведений, составляющих нотариальную тайну, формулирования в запросе в жесткой форме требования дать оценку действиям сотрудников правоохранительных органов. Эти и другие ситуации закономерно получили оценку адвокатского сообщества в рамках дисциплинарных разбирательств.

Определенный законом срок ответа на адвокатский запрос действительно представляется чрезмерным и далеко не всегда соответствующим как задачам защиты прав доверителя, так и содержанию сведений, которые уполномоченный орган должен предоставить. Федеральная палата адвокатов РФ занимается решением этой проблемы.

В арсенале адвоката имеются различные процессуальные и внепроцессуальные средства, предназначенные для реализации прав доверителя, а также тактические приемы. Адвокатский запрос – лишь один из инструментов профессиональной работы, предоставляющий определенные возможности для сбора сведений, имеющих доказательственное значение. В каких-то ситуациях он будет эффективен и полезен, в каких-то потребуется использовать другие виды обращений, заявлять ходатайства следователю, просить суд об оказании содействия в собирании доказательств, комбинировать различные способы получения необходимой информации. Профессиональное использование имеющихся средств защиты прав доверителя – основа успешной профессиональной работы.

Не стоит так уж сильно ругать адвокатский запрос. А вот думать, когда и как его использовать, и делать это профессионально – однозначно стоит…

Рассказать:
Другие мнения
Тарасов Никита
Тарасов Никита
Адвокат АП Санкт-Петербурга, зам. председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП СПб, член Комиссии по подготовке законопроектов, направленных на защиту социальных и профессиональных прав адвокатов, полномочный представитель АП СПб по защите профессиональных прав адвокатов
Статус адвоката как наивысший критерий качества оказания юридической помощи
Адвокатура, государство, общество
О стандартизации юридического консалтинга
08 июля 2024
Демидов Эдуард
Демидов Эдуард
Адвокат АП г. Москвы, председатель Московской коллегии адвокатов «Юнион»
«Как наше слово отзовется»…
Защита прав адвокатов
Некорректная формулировка в соглашении может лишить адвоката возможности взыскать «гонорар успеха» в судебном порядке
05 июля 2024
Петров Станислав
Петров Станислав
Управляющий партнер ООО «Прецедент консалтинг»
Качество на уровне
Адвокатура, государство, общество
Понятия должных усилий и минимального уровня заботливости и осмотрительности стоит интерпретировать в контексте конкретных дел
04 июля 2024
Крылова Надежда
Крылова Надежда
Юрист, член исполкома Башкортостанского отделения Ассоциации юристов России
«Качественный» вопрос
Адвокатура, государство, общество
О подходах к оценке качества юридического консалтинга
02 июля 2024
Муравьева Софья
Муравьева Софья
Адвокат АП Санкт-Петербурга, член группы мониторинга при Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Совета АП СПб
Без свободного прохода…
Защита прав адвокатов
Подход Санкт-Петербургского городского суда к вопросу досмотра адвокатов дважды менялся за первую половину 2024 г.
24 июня 2024
Арутюнян Овагим
Арутюнян Овагим
Адвокат АП Ставропольского края
Самозащита в действии
Защита прав адвокатов
Прокуратура указала, что отказ адвокату в ознакомлении с материалами следствия препятствует реализации прав защитника
21 июня 2024
Яндекс.Метрика