×

Минюст изменил требования к форме адвокатского запроса

Поправки внесены в соответствии с решением ВС РФ по административному иску адвокатов к ведомству, вынесенным в мае 2017 года
Фото: «Адвокатская газета»
Теперь при направлении адвокатского запроса адвокаты могут не указывать персональные данные своих доверителей, если они выступили против этого.

4 декабря зарегистрирован приказ Министерства юстиции от 30 ноября 2020 г. № 295, которым внесены изменения в Требования к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса. Изменения внесены во исполнение Решения Верховного Суда РФ от 24 мая 2017 г. № АКПИ17-103, о котором ранее писала «АГ».

Читайте также
ВС РФ опубликовал решение по иску адвокатов к Минюсту
Опубликовано мотивированное решение делу об оспаривании Приказа об утверждении Требований к адвокатскому запросу
25 Июля 2017 Новости

Напомним, с административным иском к Минюсту выступили адвокаты Андрей Николаев и Иван Павлов, которые просили признать частично не действующими подп. 5, 11 и 12 п. 5 Требований к форме, порядку оформления и направления адвокатского запроса, утвержденных Приказом Минюста России от 14 декабря 2016 г. № 288, а также разделы рекомендуемого образца адвокатского запроса, утвержденного Приложением № 1 к Требованиям.

Истцы указывали, что приказ обязывает адвоката приводить в запросе обоснование получения запрашиваемых сведений и раскрывать данные его доверителя при направлении запроса, не позволяя получить согласие доверителя на это, что противоречит как Закону об адвокатской деятельности (и может привести к привлечению адвоката к дисциплинарной ответственности), так и Закону о персональных данных. Минюст России в свою очередь заявлял, что приказ соответствует Закону об адвокатской деятельности и его требованиям о соблюдении адвокатской тайны, а также иным актам большей юридической силы и не обязывает указывать в запросе его обоснование.

Рассмотрев материалы дела, Верховный Суд согласился, что предписания подп. 11 п. 5 Требований в той части, в которой они возлагают на адвоката обязанность во всех случаях в адвокатском запросе указывать Ф.И.О. физического лица, в чьих интересах действует адвокат, не соответствуют федеральному закону. В остальной части положения данного пункта не содержат противоречий актам большей юридической силы.

«В тех случаях, когда адвокат участвует в конституционном, гражданском, арбитражном, уголовном или административном судопроизводстве, а также по делам об административных правонарушениях, наличие в запросе данных о номере дела и процессуальном положении лица, в чьих интересах действует адвокат, без указания его персональной информации: фамилии, имени и отчества физического лица, не позволяет установить субъекта персональных данных, а именно индивидуализировать личность доверителя», – указал Суд.

По поводу подп. 12 п. 5 Требований, которым установлено, что адвокат обязан при необходимости приводить обоснование получения запрашиваемых сведений, ВС РФ указал, что данное положение не соответствует Закону об информации, информационных технологиях и о защите информации, в ч. 5 ст. 8 которого закреплено, что лицо, желающее получить доступ к информации госорганов и органов местного самоуправления, не обязано обосновывать необходимость ее получения. Кроме того, ВС отметил, что данное положение Требований также вызывает неоднозначное толкование и трудности в его применении, поскольку не позволяет ясно определить, кем устанавливается необходимость такого обоснования – адвокатом, оформляющим запрос, либо лицом, в адрес которого он направляется, что свидетельствует о правовой неопределенности оспариваемой нормы.

В остальной части в удовлетворении административного иска было отказано. 23 ноября 2017 г. вторая инстанция оставила решение в силе.

Читайте также
Минюст изменяет требования к адвокатскому запросу
Поправки подготовлены в соответствии с решением ВС РФ по административному иску адвокатов к ведомству
21 Июня 2018 Новости

О разработке поправок к Требованиям во исполнение решения ВС Минюст сообщил еще в июне 2018 г., при этом корректировка касалась только признанных незаконными пунктов Требований: в подп. 11 п. 5 в части, касающейся указания о том, что адвокатский запрос должен содержать Ф.И.О. физического лица, в чьих интересах действует адвокат, предлагалось уточнить, что это следует делать «в случае его согласия на указание этих данных, если иное не установлено законодательством Российской Федерации о персональных данных»; подп. 12 п. 5 излагался в новой редакции – «указание на запрашиваемые сведения, в том числе содержащиеся ‎в справках, характеристиках и иных документах», то есть из него было исключено указание о том, что при необходимости адвокат прикладывает обоснование получения запрашиваемых им сведений.

Один из административных истцов, Иван Павлов, комментируя «АГ» проект, тогда отмечал, что Министерство юстиции выполнило решение Суда совершенно буквально. При этом он выразил опасение, что итоговый текст приказа будет содержать в себе угрозу разглашения адвокатской тайны: «Адвоката заставляют раскрывать имя своего доверителя, даже если он еще не ведет дело, а к нему только обратились за консультацией, и, для того чтобы дать профессиональный совет, адвокату необходимо собрать определенные справки, сделать соответствующие запросы».

Принятый и утвержденный в окончательной редакции приказ о внесении изменений в Требования по большей части соответствует проекту, вынесенному на обсуждение в 2018 г. Изменения касаются лишь того, что текст был дополнен также корректировками в подп. 7 и подп. 13 п. 5 Требований, согласно которым слова «электронный адрес» заменены словами «адрес электронной почты».

Как отметил советник ФПА Сергей Макаров, теперь, с внесением изменений и дополнений в Требования, адвокаты должны ориентировать оформляемые и направляемые адвокатские запросы в соответствии с действующей редакции этого документа.

Он отметил, что применительно к повседневной адвокатской практике весьма значимо дополнение подп. 11 п. 5 Требований о согласии доверителя на указание его Ф.И.О. в адвокатском запросе, поскольку адвокатам необходимо обозначать данный вопрос перед доверителем.

«Полагаю, здесь возможны следующие формы выражения согласия: упоминание такого согласия в соглашении, подписываемом между адвокатом и доверителем, применительно ко всем адвокатским запросам, которые могут быть направлены адвокатом в рамках оказания им юридической помощи доверителю на основании данного соглашения, и в этом случае данное разрешение будет общим применительно ко всем запросам, однако нужно непременно обратить внимание доверителя на эту формулировку и разъяснить ему ее содержание; оформление (одновременно с соглашением об оказании юридической помощи) отдельного согласия доверителя на указание его данных во всех адвокатских запросах, которые адвокат посчитает необходимым направить в рамках оказания им юридической помощи доверителю; оформление согласия доверителя на указание его данных в конкретных (отдельных) адвокатских запросах (такое согласие будет обсуждаться с доверителем и получаться у него при необходимости направления каждого запроса)», – предложил он.

При этом советник ФПА добавил, что все эти формы требуют максимально широкого обсуждения в адвокатском сообществе, с тем чтобы выбрать и практически применять юридически безупречные формы. Вместе с тем Сергей Макаров обратил внимание на то, что в новой редакции Требований не указано, нужно ли прикладывать к адвокатскому запросу согласие доверителя на указание его данных.

«Также новоизданный приказ министра юстиции предусматривает редакционное уточнение – фразу “адрес электронной почты” вместо “электронного адреса”. И в связи с этим считаю важным подчеркнуть, что нам необходимо в своих адвокатских запросах использовать новую редакцию рекомендуемого образца адвокатского запроса, содержащуюся в новоизданном приказе», – добавил советник ФПА.

Рассказать:
Дискуссии
Эволюция адвокатского запроса
Эволюция адвокатского запроса
Методика адвокатской деятельности
08 Декабря 2020