×
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры»

Начатая Константином Кузьминых полемика «о стажерах» то затихает, то вспыхивает с новой силой, собирая мнения как сторонников, так и противников. Вместе с тем проблема реально существует и должна рассматриваться шире.

Читайте также
Профилактика конфликтов между адвокатом-наставником и стажером
Рекомендации стажерам и помощникам адвоката
24 Апреля 2018 Мнения

Как известно, обязанность хранить адвокатскую тайну приобретает любой, кто работает в адвокатском образовании как на постоянной основе, так и по временным соглашениям, что предусмотрено ст. 18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Каждый из работников получает конфиденциальную информацию, то ли в силу трудовых обязанностей, то ли по случайности услышанную в рабочее время. Надо подчеркнуть, что стажер – это только один из работников, кроме них есть еще помощники, секретари, бухгалтеры, делопроизводители... Конечно, из них самым большим объемом знаний по конкретному делу обладает стажер адвоката, но и другим потенциально есть о чем поведать.

Обязанность хранить тайну для этих работников не подкреплена никакими правовыми гарантиями, и единственное, что может сделать работодатель, – включить условие об этом в текст трудового договора. Но обеспечит ли соответствующий пункт правовую защиту работнику при вызове его на допрос в качестве свидетеля по уголовному делу? Отрицательный ответ очевиден. УПК РФ и УК РФ написаны так, что работник не сможет утаить от следствия свои знания об адвокатской тайне.

Зададимся и такой стороной трудовых отношений, как споры между работниками и работодателями. Остановит ли установленная без каких-либо санкций обязанность сохранения тайны работника, если он инициировал спор с адвокатским образованием. Очевидно, нет! В качестве самозащиты он, несомненно, поделится своими знаниями в открытом судебном заседании, содержание тайны будет занесено в протокол (будет и произведена аудиозапись выступления работника), в итоге конфиденциальная информация свободно может стать предметом изучения соответствующих карательных органов. Исследование пока небольшой судебной практики позволяет сделать на этот счет однозначный вывод.

Представим себе, что работник в качестве защиты избрал путь гражданского судебного разбирательства и мщения в виде «сдачи тайн» своего патрона. Кто и как его сможет остановить? В широко обсуждаемом сейчас деле секретаря судебного заседания Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга судебное сообщество, действуя совместно с правоохранителями, защищает себя всеми возможными способами от обвинений, прозвучавших из уст теперь уже подсудимого специалиста. А если практически то же, что и упомянутый секретарь, будет делать работник адвокатского образования? Каковы механизмы защиты? Обращение в полицию или следственный комитет может создать для такого образования еще большие проблемы, так как эти органы с огромным удовольствием покопаются в адвокатских шкафах, ради (в их понимании) объективности ведения проверки. Да и что можно такому работнику предъявить?

Создание рабочей группы в Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга под руководством К. Кузьминых – это капля в море, и без планомерной работы всего адвокатского сообщества имеющуюся проблему решить не удастся. В отсутствие инструментария Комиссия сейчас занимается в основном сбором статистики и обобщением имеющегося судебного материала, пытается найти пути защиты прав работников, выработать предложения, понимая (к слову) проблему слишком узко – как проблему только стажеров.

Стажер – это будущий адвокат, т.е. он из всех работников наиболее подготовлен и заинтересован в сохранении адвокатской тайны. Он осознает, что охрана доверенных ему специальных знаний – это часть его стажировки. Напротив, раскрытие им конфиденциальной информации вызовет естественную реакцию в виде непрохождения им стажировки и невозможности (как следствие) стать адвокатом. Рушатся его мечты, становится недостижимым то, к чему он стремился, поэтому стажер постарается сопротивляться до последнего. У других работников такого стимула, как правило, нет.

Изложенное показывает, что вопросы защиты работников адвокатских образований от процессуального преследования, обеспечения их права на сохранность адвокатской тайны, ответственности персонала адвокатского образования – отнюдь не праздные, а самые актуальные для адвокатского сообщества. Плохо, что часть адвокатов этого пока не понимают.

При анализе практики защиты адвокатской тайны со стороны ФПА РФ и адвокатских палат регионов мне не удалось заметить какого-либо особого интереса к данной теме. Это не может не удручать.

Рассказать:
Другие мнения
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ»
К юбилею Великой Победы
Адвокатура
Памятная медаль адвокатуры
19 Мая 2020
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР»
У халатности высокая цена
Адвокатура, государство, общество
Процессуальные действия при несоблюдении требований Роспотребнадзора создают угрозу массового заражения COVID-19
18 Мая 2020
Дёмин Илья
Дёмин Илья
Адвокат, председатель Пермского филиала Московской коллегии адвокатов «Ульпиан»
Либо адвокат, либо депутат?
Правовые вопросы статуса адвоката
О поправке в Закон об адвокатуре, запрещающей совмещать статусы адвоката и депутата на непостоянной основе
15 Мая 2020
Махов Кирилл
Махов Кирилл
Адвокат АБ «ЗКС»
Самоизоляция: не только ограничения, но и новые возможности
Адвокатура, государство, общество
Личный опыт решения проблемы «эмоционального выгорания»
08 Мая 2020
Скабелина Лариса
Скабелина Лариса
К.психол.н., доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
«Эмоциональное выгорание» на самоизоляции: не допустить перегрузки
Адвокатура, государство, общество
Как адвокату психологически подготовиться к работе в новых условиях
06 Мая 2020
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Честь дороже!
Защита прав адвокатов
О защите адвокатской тайны при проведении ОРМ
28 Апреля 2020