×
Кириенко Михаил
Кириенко Михаил
Партнер АБ «КРП», к.ю.н.

«Сколько б ты ни жил, всю жизнь следует учиться». И ведь прав был Сенека. Избрание юридической специальности и адвокатской стези обязывает постоянно обновлять и углублять свои знания. Кроме того, изменяющиеся условия, массовое, порой несистемное, изменение законодательства, развитие информационных технологий предопределяют необходимость получения новых профессиональных компетенций и ставят вопрос о реализации положений ст. 29, 31 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) в условиях меняющейся действительности.

В настоящее время действует «Положение о единой методике профессиональной подготовки и переподготовки адвокатов и стажеров», которое успешно выступает базовым документом для организации процесса повышения квалификации адвокатов, поэтому от того, останется ли оно в таком формате или вместо него будет принят Стандарт повышения квалификации, суть не изменится. А вот необходимость реформирования подходов к повышению квалификации адвокатов назрела.

В разделе 2 существующего Положения указано следующее: «Основной задачей обучения адвокатов является обеспечение постоянного и непрерывного совершенствования знаний и повышения квалификации адвокатов, как требование обязательного стандарта адвокатской профессии. Основной задачей обучения стажеров адвокатов является обеспечение надлежащей подготовки претендентов на получение статуса адвоката, позволяющей им оказывать квалифицированную юридическую помощь». Если задачи обучения адвокатов вполне понятны, то со стажерами вопрос. Во-первых, надлежащей подготовки к чему? Во-вторых, разве получение высшего юридического образования не формирует необходимые компетенции, в том числе для оказания юридической помощи? Конечно, можно критически оценивать качество образовательного процесса, полноту программ, но априори стажер обладает минимальными навыками и знаниями для оказания помощи. 

Для стажеров и помощников цели повышения квалификации должны быть разными. Суть стажировки и деятельности помощника вытекает из положений ст. 27, 28 Закона об адвокатуре. Дабы не уходить в комментарий, соглашусь с позицией Романа Мельниченко, обозначенной в его работе «Адвокатура России и зарубежных стран»: «…у помощника и стажера на лицо две основных цели своей деятельности. Первая – осуществлять помощь адвокату в осуществлении своей адвокатской деятельности. Эта помощь может заключаться в поиске правовых актов по делу, осмотр предмета спора, вручение адвокатских запросов или получение документов и т.п. Вторая цель – получение навыков адвокатской профессии. Но если у помощника адвоката основной целью является первая, то доминирующая цель стажера адвоката получить знания для приобретения статуса адвоката». 

Данные цели напрямую должны быть связаны с профессиональной подготовкой стажеров и помощников, и их обучение должно ставить перед собой задачу получения профессиональных знаний об адвокатской деятельности и навыков адвокатской профессии (что включает и ведение досье, и выполнение технической работы, и т.п.) для надлежащей подготовки претендентов на получение статуса адвоката. 

Для стажеров и помощников предпочтительнее формирование отдельного стандарта, который позволит индивидуализировать и учесть процесс профессиональной подготовки при сдаче квалификационного экзамена, чего сейчас по факту нет. 

Другая тема – категории обучающихся. Сейчас выделяются три категории, первая включает адвокатов со стажем до 1 года, вторая – более одного года, третья – стажеров. В едином Положении говорится и об иных категориях адвокатов, отдельно не выделяемых в разделе 3, – это адвокаты со значительным стажем – свыше 20 лет, адвокаты со стажем от 5 до 20 лет, но для них особенностей повышения квалификации нет. 

Как указал ранее, считаю целесообразным обучение, профессиональную подготовку стажеров регламентировать отдельным положением или стандартом. Категория «до 1 года» не вызывает особых возражений, это начальный этап, в течение которого адвокат должен усвоить и наработать на практике основные навыки адвокатской деятельности, укрепить свое понимание функционирования адвокатуры, понять ее роль и место в государственной и правовой системе. 

Относительно иных групп обучающихся полагаю возможным определить категорию «от 1 года до 5 лет», что будет согласовываться с положениями Закона об адвокатуре, разрешающими организовывать самостоятельные адвокатские образования при наличии стажа не менее 5 лет. Данная продолжительность стажа дает возможность руководить стажировкой, позволяет сформировать не только базовые профессиональные компетенции адвоката, но и наработать специализацию. Для адвокатов со стажем деятельности свыше 5 лет, по аналогии со спортом (и немного перефразировав), появляется шанс попасть в период «высоких адвокатских достижений».

Изменение категорий не должно отразиться на уже существующих формах обучения. Обязательно следует сохранить курс «Введение в профессию», однако с корректировкой рекомендуемых вопросов. Ныне закрепленные в едином Положении темы не углубляют профессиональной компетенции адвокатов, которые совсем недавно сдали квалификационный экзамен.

Еще в 2016 г. Денис Лактионов, описывая результаты работы «Пражского клуба» и опыт Института правовых исследований, адвокатуры и медиации при АП Санкт-Петербурга, раскрыл содержание курса «Введение в профессию», который мне лично очень симпатичен, и он действительно позволяет молодым адвокатам получить дополнительные знания, столь необходимые в практической деятельности, а именно:

  • история адвокатуры, этические правила профессии, традиции и современность;
  • интервьюирование и консультирование клиента;
  • соглашение об оказании юридической помощи, его существенные условия. Адвокатское досье. Налогообложение адвокатов. Финансовая дисциплина в адвокатских образованиях. Порядок и правила оформления и выдачи ордеров адвокатам;
  • анализ дела и выработка позиции;
  • собирание доказательств в гражданском и уголовном процессах. Представление доказательств. Судебная экспертиза;
  • судебный допрос;
  • судебные прения;
  • юридическая техника;
  • обжалование судебных решений;
  • работа адвоката на следствии.

Кроме того, полагаю, что в этот период целесообразно включить в курс проблемы работы адвокатов по назначению, не выделяя в отдельный блок обучения.

Для других категорий адвокатов действующая формулировка позволяет учесть потребности повышения квалификации, в том числе региональными палатами. Однако считаю целесообразным дополнить программы вопросами информационных технологий в деятельности адвоката, чего требуют современные реалии.

Ежегодный объем часов с учетом множества форм повышения квалификации может быть увеличен, но незначительно (к примеру, до минимально необходимых 40 часов в год), что при условии зачета подписки на «АГ» для адвокатов существенно не изменит привычный объем часов.

Иные, помимо курсов, формы обучения могут использоваться и сейчас, поэтому стандарт или положение могли бы только закрепить рекомендуемые формы повышения квалификации, не ограничивая их. В конце концов, обеспечение непрерывного образования и постоянного совершенствования знаний адвокатов – это программа минимум, не предполагающая создания непременно высокого уровня конкурентной среды в адвокатской корпорации. Более глубокое изучение проблем права, повышение своей квалификации в большем объеме – это личное дело и желание каждого, и все зависит от личной системы координат. 

А вот с учетом повышения квалификации в 5 лет позволю себе не согласиться. Это промежуток времени, в течение которого не раз могут поменяться и законодательство, и практика, поэтому поддержание профессионального уровня должно быть чаще, соответственно, и его учет. Считаю возможным сократить срок до 2 лет, так как даже при самых затяжных и сложных делах найти 40 часов для повышения квалификации (с учетом подписки на «АГ») не так сложно.

Здесь сразу отмечу, что для облегчения процесса повышения квалификации я выступаю за развитие дистанционных форм. Должны быть разработаны блоки, которые адвокаты могут изучить удаленно, сдав небольшой итоговый зачет, что, по опыту работы с такими формами обучения, не вызывает никаких сложностей. Разработкой могли бы заняться региональные палаты, институты – они в силах создать свои программы и за счет конкуренции повышать их качество, что позволит адвокатам пройти повышение квалификации на территории всей РФ.

Кроме того, неплохо было бы предусмотреть возможность зачета просмотра вебинаров в записи (при наличии технической возможности их записи и хранения, например, в палатах). 

Активные формы обучения необходимо засчитывать в обязательном порядке, а не в порядке рекомендации. Целесообразно включить учет научно-исследовательской деятельности, подготовку публикаций для «АГ», но только аналитического характера или материалов, посвященных вопросам адвокатской деятельности и судебной практики. Относительно пропорции часов активной и пассивной форм обучения предлагаю подход к учету часов в образовательной деятельности, где часы лекторов идут один к одному плюс дополнительно до 3 часов на один час при подготовке нового курса и до 0,3 часа на час читаемого курса.

Рассказать:
Другие мнения
Ахундзянов Сергей
Ахундзянов Сергей
Председатель президиума Московской коллегии адвокатов «РОСАР»
Ввести учреждения ФСИН в информационное общество
Уголовно-исполнительное право
О необходимости разрешить адвокату использовать цифровую технику в следственном изоляторе
02 Сентября 2019
Макаров Сергей
Макаров Сергей
Советник ФПА РФ, адвокат АП Московской области, МКА «ГРАД», зам. зав. кафедрой адвокатуры МГЮА
Правовая аналогия допустима
Правовые вопросы статуса адвоката
О мерах по совершенствованию правового регулирования адвокатского запроса
30 Августа 2019
Бутовченко Татьяна
Бутовченко Татьяна
Президент ПА Самарской области, председатель комиссии по защите профессиональных прав адвокатов ПАСО
Средство от соблазна
Правовые вопросы статуса адвоката
Процесс противодействия нарушениям прав адвокатов надо начинать с самих себя
30 Августа 2019
Торопов Евгений
Торопов Евгений
Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ярославской области
Защитить интересы правосудия
Защита прав адвокатов
Недобросовестный адвокат может избрать своеобразный «способ защиты»
30 Августа 2019
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры», первый заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Санкт-Петербурга
Схожие функции
Правовые вопросы статуса адвоката
Адвокатский запрос и права нотариусов
30 Августа 2019
Тарасов Евгений
Тарасов Евгений
Адвокат АП Ленинградской области
В корне изменить закон
Правовые вопросы статуса адвоката
О способах решения проблемы
30 Августа 2019