×
Сучков Андрей
Сучков Андрей
Исполнительный вице-президент ФПА РФ

Статья Бориса Золотухина – одна из немногих критикующих проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, которая вызвана желанием разобраться и направлена на конструктивный диалог. Подобные статьи своими содержанием и тональностью мотивируют на дискуссию.

Об объединении
Соглашусь с первым посылом автора, что если уж объединяться, то лучше на базе адвокатуры. Хотя несколько лет назад, в самом начале дискуссии на эту тему, данный вариант был далеко не единственным: в числе возможных рассматривались предложения о создании параллельных объединений представителей различных юридических профессий, регулируемых государством (лицензирование) или саморегулируемых.

Читайте также
Доступ к правосудию через рынок?
Проект Концепции недостаточно учитывает разницу между оказанием юридической помощи и оказанием юридических услуг
30 Марта 2018 Мнения

Действительно, в проекте Концепции нет точных данных о том, какое количество юристов придет в объединенную корпорацию в ходе реформы. Причина тому указана: если адвокаты все посчитаны, то на юридическом рынке есть участники, которые заявили о намерении оказывать юруслуги, но на самом деле этой деятельностью не занимаются; есть умолчавшие об этом в уставных документах, но активно практикующие право; существует и «серый» рынок, где эта деятельность ведется без регистрации; есть «черный» сегмент, который вообще за гранью закона. По этой причине даже максимально полная информация госстатистики дает лишь приблизительное (при этом не значит, что неверное) представление о количестве юристов, которые вольются в адвокатуру в ходе реформы.

Сделана попытка и эмпирического подхода. Так, в одной из крупных адвокатских палат выясняли соотношение адвокатов и неадвокатского сектора оказания юруслуг по районам. По этим оценкам, ожидаемое прибавление в ходе реформы – примерно от трети до половины от состава адвокатов в АП. Можно предположить, что в Москве и Санкт-Петербурге эта цифра будет больше, приблизительно такой же она будет в крупных российских регионах, где хорошо развит юридический бизнес, в иных субъектах РФ этот показатель будет определенно ниже.

И если уж необходимость реформы очевидна, является ли довод об отсутствии скрупулезно просчитанных показателей поводом для отказа от ее проведения? Да, мы находимся в ситуации наличия лишь приблизительных (еще раз повторю: приблизительных, а не неверных) данных о соотношении сторон перед реформой. Есть понимание, что адвокатов больше, то есть мы не находимся в положении «главное –  ввязаться в бой, а там видно будет», хотя и такой подход не является безнадежным. В любом случае нужно разорвать этот порочный круг: не можем провести реформу, потому что не можем посчитать; а не можем посчитать, потому что не провели реформу.

О катастрофе
Является ли эта ситуация угрожающей для адвокатуры? Не думаю. Пятнадцать лет назад адвокатура (тогда этим термином именовалась «классическая адвокатура», все остальные были «параллельными») пережила проблему еще большую. В те дни «открытых дверей в адвокатуру» в нее записывались все, кто полагал себя адвокатом. И ситуация в то время была совсем иной: только начали создаваться адвокатские палаты, полностью отсутствовала практика применения Закона об адвокатуре и Кодекса этики, не была сформирована дисциплинарная практика, в адвокатской среде были полный разброд и шатание, временные объединения создавались лишь для противостояния «традиционных» с «параллельными».

Сейчас все это в прошлом. Адвокатура существует в рамках крепкой и четкой системы, в регионах функционируют сильные адвокатские палаты, разработаны основные положения о регулировании адвокатской профессии, устоялась практика дисциплинарных процедур. Опасения, что нас сметет нахлынувшая масса юристов, явно неосновательны.

В пользу того, что адвокатура устоит в процессе реформы, говорит и действующее нормативное регулирование: пять лет адвокатского стажа для реализации возможности быть избранным в члены квалификационной комиссии. Уверен, что за пять лет пребывания в адвокатуре все неофиты ассимилируются и полностью воспримут наши адвокатские правила и ценности. Действующая система ротации советов адвокатских палат и выбора президента АП тоже дает возможность в определенной степени контролировать ситуацию. Да, согласен, что данный порядок формирования совета и выборов президента адвокатской палаты не только имеет положительные стороны, но и дает повод для критики. Однако это определенно не тот вопрос, который нужно решать в преддверии реформы. Если мы данный порядок начнем изменять сейчас, то это создаст угрозу для адвокатуры.

О коммерциализации
«Коммерциализация адвокатуры» – самый эффектный упрек в адрес проекта Концепции. Правда, эффектность его полностью равна его же необоснованности.

Совершенно не хочется вести дискуссию в формате «мы, адвокаты, оказываем юридическую помощь, а не юридические услуги», «у нас гонорар (доход), а не прибыль» и тому подобное в том же ключе. Полагаю, это лишь жонглирование словами или, как еще говорят, «спор на уровне лозунгов». Нужно окунуться в суть. И даже дискуссия по выявлению разницы между договором поручения и договором оказания услуг не отражает сути различий в полной мере. Суть в целеполагании. Если для предпринимательской деятельности главная цель – получение прибыли, то есть «за ваши деньги любой каприз», то назначение адвокатуры – «защита прав и охраняемых законом интересов» с важным ограничением для адвоката в этой части о том, что «закон и нравственность превыше воли доверителя». Да, адвокаты тоже зарабатывают деньги, но это вторично.

И этот момент в проекте Концепции решен в пользу адвокатуры. По результатам длительных и крайне эмоциональных споров на начальных этапах обсуждения в текущей версии документа закреплен принципиальный момент реформы – адвокатская деятельность не является предпринимательской. Эта фундаментальная позиция и дала возможность допустить в перечень форм организации адвокатской деятельности не только некоммерческие виды юрлиц, переняв тем самым широкий и многолетний опыт наших коллег из европейских и заокеанских национальных адвокатур.

Появление новых форм адвокатских образований не дает оснований для утверждения о коммерциализации адвокатской деятельности. Она как была непредпринимательской, так и остается таковой, и это закреплено в проекте Концепции. И это не «жонглирование терминами», а конкретный рабочий инструмент, поскольку он формирует приоритеты и является способом разрешения возможных коллизий. Если нормы о регулировании деятельности хозяйственных обществ в конкретной ситуации вступают в противоречие с правилами адвокатской профессии, то действуют последние. Так что в организации адвокатуры наряду с традиционным действительно появляется что-то новое, но в адвокатской деятельности точно ничего не меняется принципиально.

Об ином взгляде
Почему-то реформа критикуется все время лишь в одной плоскости, как что-то приходящее в адвокатуру со стороны. Я бы предложил сменить точку обзора и посмотреть на обсуждаемую тему с иного ракурса. Лично я именно с этой позиции и рассуждаю о проекте Концепции, суть которой можно свести к одной фразе: «Все, кто оказывает юрпомощь или юруслуги, должны соблюдать единые правила». В данном случае эти правила – законодательство об адвокатуре и нормы профессиональной этики адвоката. Все остальное в Концепции – лишь способы обеспечения исполнения этого принципа и реализации безболезненных условий для перехода в этот порядок.

При таком взгляде становится очевидной спекулятивность доводов о том, что пришедшие в адвокатуру юристы отнимут у адвокатов уголовную защиту или выдавят их из других видов практик. Поле оказания юридической помощи (юридических услуг) уже давно поделено. Конкурентные движения носят скорее тактический, чем стратегический характер. Те юристы, которых интересует уголовная защита, уже давно в адвокатуре. Юрбизнес в этом вопросе беспокоится только по двум моментам: как избежать обязательного участия в защите по назначению и как не сдавать вступительный экзамен по уголовному праву и процессу?

О несправедливости
Значимой по существу является критика проекта Концепции о льготном переходном периоде и упрощенном порядке вступления в адвокатуру. Действительно, получается вроде как несправедливо: все до этого сдавали вступительный экзамен в адвокатуру, а тут предлагается пройти лишь несложный тест.

Такой подход – существенный компромисс, на который вынуждена была пойти адвокатура. При этом не сразу, а после долгих обсуждений в адвокатской среде. В ходе этих дискуссий также вспомнили, что в 2002 г. вообще не было никаких экзаменов или тестов, принимали списочно, лишь по формальным основаниям.

Да и готова ли адвокатура провести на этом этапе реформы полноценный экзамен? Я даже не представляю, в каком режиме и сколько месяцев (или лет?) должна будет работать квалификационная комиссия, к примеру, Адвокатской палаты г. Москвы, чтобы с обычной степенью требовательности к знаниям претендента провести экзамен для всех юристов, подпадающих под реформу. Те адвокаты, кто хоть раз принимал экзамен в составе квалификационной комиссии, меня поймут.

Так что льготный переходный период вступления в адвокатуру не только вынужденный, но и разумный для адвокатуры компромисс.

О наемных
Волну критики вызывает положение о возможности для адвоката работать по трудовому договору. При этом данную тему почему-то всегда примеряют к уголовной защите.

Справедливости ради следует отметить, что это правовое явление не придумка авторов проекта Концепции. Де-факто оно уже давно существует в нашем профессиональном сообществе, и не только в «бизнес-адвокатуре», но и в уголовной практике тоже. У нас не единичны адвокатские образования, и не только в столицах, где отдельные адвокаты работают по долгосрочным договорам с адвокатским образованием, которое обеспечивает их клиентурой, – адвокат получает нормированную нагрузку в своем виде практики и фиксированную оплату за свой труд. Другой вопрос, что подобная схема не в ладах с действующим Законом об адвокатуре. Вот проект Концепции и предлагает вывести эту ситуацию из тени, легализовать фактически существующее, четко прописав права и обязанности сторон, а также механизмы исключения конфликта интересов и обеспечения независимости адвоката. Стоит ли обвинять авторов проекта реформы в этом начинании?

О нетерпимости
Как мы видим, проект Концепции не предполагает изменения сути адвокатской деятельности, но при этом значительно расширяет возможности ее организации. Образно говоря, существующий в настоящее время набор значительно дополняется новыми инструментами.

При этом критика новелл реформы сводится к одному подходу: «Мне не нравится этот инструмент, а значит, его быть не должно». На мой взгляд, правильный ответ на это: «Не нравится этот инструмент – не бери его, бери другой, а этот пусть лежит, он нужен твоему коллеге».

Но вряд ли будет успешной дискуссия при таком нетерпимом отношении к иному мнению (при этом совершенно разумному) лишь по той причине, что оно не вполне укладывается в систему координат критикующего. Именно из подобного подхода и рождаются темы «оскорбления чувств верующих», «иная трактовка исторических фактов (или исторических мифов)» и прочие преследования за нетрадиционность.

***

Еще раз напомню простую и краткую суть предстоящей реформы: переход под единые правила профессии, с учетом особенностей организации деятельности приходящих в адвокатуру юристов, при обязательном приоритете принципов адвокатуры и адвокатской деятельности.

Рассказать:
Другие мнения
Загонек Юлия
Загонек Юлия
Партнер White & Case, solicitor-Advocate (с правом выступать в Высоком суде Англии и Уэльса)      
Внешнее финансирование судебных и арбитражных процессов в Англии: за чей счет?
Юридический рынок
Опасения инвесторов и надежды финансируемых сторон
09 Июля 2018
Лапинский Владислав
Лапинский Владислав
Председатель президиума КА «Лапинский и партнеры», первый заместитель председателя Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов Адвокатской палаты Санкт-Петербурга
О рамках адвокатской рекламы
Профессиональная этика
С учетом Концепции новая редакция ст. 17 КПЭА необходима, но нельзя забывать о традициях
06 Июля 2018
Уэллс Бен
Уэллс Бен
Юрист Pinsent Masons
Судебное инвестирование в Великобритании
Юридический рынок
Регулирование и современные тенденции
05 Июля 2018
Толчеев Михаил
Толчеев Михаил
Первый вице-президент АП Московской области
О поправках в Закон об адвокатуре в контексте проекта Концепции
Юридический рынок
Сообщество вынуждено останавливать нарушителей
04 Июля 2018
Гулин Евгений
Гулин Евгений
Адвокат АП г. Москвы
О механизме приема в адвокатуру по Концепции
Правовые вопросы статуса адвоката
Вход в корпорацию только на основании сдачи теста вряд ли способствует серьезному отношению к статусу
09 Июня 2018
Момотов Виктор
Момотов Виктор
Председатель Совета судей РФ
Системный подход к профессионализации представительства
Юридический рынок
О предложениях ВС РФ, которые дадут импульс к дальнейшему развитию адвокатуры
08 Июня 2018