×
Новолодский Юрий
Новолодский Юрий
Вице-президент АП Санкт-Петербурга, президент Балтийской коллегии адвокатов имени А. Собчака
С частью 1 главы 1 можно ознакомиться здесь.

При определении оптимального момента для привнесения в дело сведений, полученных защитником от подозреваемых или обвиняемых, необходимо исходить из того, что на любой стадии расследования уголовного дела у должностных лиц, его осуществляющих, имеется определенное представление об обстоятельствах преступления. В начале расследования оно может быть поверхностным или вовсе ошибочным, но в дальнейшем видение картины преступления, за редкими исключениями, становится все более отчетливым. Для удобства изложения материала введем понятие «следственное видение обстоятельств дела», обозначив его аббревиатурой СВОД.

Соотношение сведений, привносимых в дело стороной защиты, с уже имеющейся в деле фактологической информацией, сформировавшей СВОД, представляется чрезвычайно важным, определяющим не только начало активной защиты, но и ее содержание на протяжении всего предварительного расследования дела. Рассмотрим варианты возможных соотношений с помощью кругов Леонарда Эйлера.

Наиболее часто встречающееся соотношение – «круг в круге». Это соотношение, обозначенное литерой «А», характеризуется тем, что сообщаемые подозреваемым или обвиняемым сведения непротиворечиво сочетаются со СВОД.



Другое часто встречающееся соотношение СВОД со сведениями, вносимыми в дело подозреваемыми или обвиняемыми, может быть обозначено как «пересекающиеся круги». Это соотношение, обозначенное литерой «B», характерно тем, что сведения, поступившие в дело от подозреваемых или обвиняемых, в определенной своей части не соответствуют сформировавшемуся СВОД, выступая по отношению к нему в качестве альтернативной информации.



Соотношение, к которому потенциально стремится следствие, заинтересованное в скором и беспроблемном завершении расследования, представляет собой совпадение сообщаемых подозреваемым или обвиняемым сведений с содержанием СВОД. С помощью кругов Эйлера это соотношение, обозначенное литерой «C», выражается двумя совпадающими кругами.



При фактической непричастности подозреваемого или обвиняемого к расследуемому преступлению сведения, сообщаемые следствию подозреваемыми или обвиняемыми, соотносятся со следственным видением обстоятельств дела как два альтернативных информационных кластера. Это соотношение, обозначенное литерой «D», в системе Леонарда Эйлера изображается двумя непересекающимися кругами.




Здесь предложено четыре наиболее часто встречающихся варианта соотношения СВОД со сведениями, которые могут быть получены представителями следственной власти от подозреваемых или обвиняемых. В действительности таких вариантов намного больше. Одной из целей монографии является выработка у адвокатов самостоятельного навыка аналитической работы по организации уголовной защиты применительно к конкретным делам, в ходе которой может быть весьма полезным установление более точных соотношений информационных кластеров обвинения и защиты, что будет способствовать принятию наиболее правильных решений.

Понятие «следственное видение обстоятельств дела (СВОД)» нуждается в развернутом определении и конкретизации. От правильного понимания этого феномена уголовного судопроизводства, системно влияющего на судьбу уголовных дел, во многом зависит результативность уголовной защиты. На стадии предварительного расследования СВОД является наиважнейшим фактором, определяющим направление и ход доследственных проверок, необходимость возбуждения или прекращения уголовных дел, содержание производимых расследований, а также формирующим содержание предъявляемых обвинений, включая новые, и всю доказательственную часть итоговых обвинительных актов.

Неосведомленность (или недостаточная осведомленность) стороны защиты о действительном содержании СВОД на стадии предварительного расследования уголовных дел является одной из основных причин допускаемых ошибок в определении тактики и стратегии защитительной деятельности.

С учетом того, что современное уголовное судопроизводство основано на внутреннем убеждении сотрудников правоохранительных органов, СВОД сопоставимо с внутренним убеждением судей (ВУС), определяющим окончательные решения по уголовным делам. СВОД и ВУС – это мобильные категории, содержательно развивающиеся по мере расследования (или судебного разбирательства) уголовных дел. СВОД и ВУС, каждое на соответствующей стадии уголовного процесса, являются факторами, обусловливающими ключевые процессуальные решения. На стадии предварительного расследования дел СВОД определяет важные промежуточные результаты в виде постановлений о привлечении в качестве обвиняемых, а также обвинительных заключений и обвинительных актов; на стадии судебного разбирательства ВУС формирует окончательные решения в виде приговоров, а также иных предусмотренных законом итоговых постановлений или определений.

В самой природе уголовного правоприменения заложено динамическое противостояние двух конкурирующих представлений о значимости обстоятельств исследуемого преступления. Оно должно зарождаться, развиваться и завершаться на основе базовых начал принципа состязательности и равноправия сторон. Навыки точного определения значимых объектов этих противостояний, их профессиональный анализ, определение структуры предполагаемых споров и их фактологическое наполнение должны войти в обязательный арсенал современного адвоката-защитника.

Следственное видение обстоятельств дела (СВОД) начинает формироваться у лиц, осуществляющих уголовное преследование, с поступлением к ним сведений о предполагаемом (готовящемся или совершенном) преступлении. Предусмотренные законом поводы для возбуждения уголовных дел в их практическом проявлении всегда содержат заслуживающие внимания сведения о таком преступлении. Фабула этих сведений и их достоверность различны в каждом отдельном случае: от слабо информативных, дающих всего лишь основания для недостаточно обоснованного предположения о наличии преступления, до полной его очевидности. Должностные лица, призванные осуществлять уголовное преследование, используют содержащуюся в «поводах» информацию в качестве отправной точки для аналитической оценки поступившей информации и дальнейшего планирования расследования по делу.

Для быстрого и эффективного выполнения этой обязанности упомянутые должностные лица на стадии доследственной проверки наделяются обширным комплексом полномочий. Они вправе получать объяснения, образцы для сравнительного исследования, истребовать документы и предметы, изымать их в установленном законом порядке, назначать судебные экспертизы, принимать участие в их производстве, проводить осмотр места происшествия, документов, предметов, трупов, производить освидетельствование, требовать производства документальных проверок, ревизий, исследовать документы, предметы, трупы, привлекать к участию в этих действиях специалистов, давать органу дознания обязательное для исполнения письменное поручение о проведении оперативно-разыскных мероприятий. Реализация перечисленных полномочий дополняет СВОД значительным объемом фактических сведений, порождающих обоснованные (или необоснованные) предположения органов предварительного расследования о невыясненных (пока) фрагментах преступного деяния.

Сформированное СВОД «инстинктивно» отторгает любые сведения, не соответствующие этому видению, в том числе поступившие от подозреваемых или обвиняемых. Иногда это происходит даже без проверки указанных сведений на предмет их достоверности. В профессионально деформированном сознании уголовных преследователей совокупность сведений, сформировавшая СВОД, представляется достаточным набором взаимосвязанных фактических обстоятельств, устанавливающих вину привлекаемых к ответственности лиц, а сведения, привнесенные в дело подозреваемыми и обвиняемыми, расцениваются в качестве информационного обеспечения попыток уйти от заслуженной ответственности.

Среди защитников распространено мнение, что до предстоящего ознакомления со всеми материалами проведенного по делу расследования нецелесообразно предоставлять в распоряжение следственных органов сведения, носителями которых являются подозреваемые или обвиняемые. Объясняется это тем, что такие сведения могут быть сознательно и целенаправленно деактивированы как несовместимые со СВОД.

В обоснование этой позиции ее сторонники приводят случаи из практики, когда доказательственное значение важных сведений, представленных стороной защиты, сознательно разрушалось следственной властью ради сохранения в неприкосновенности наработанного к этому времени СВОД. Подобная позиция заслуживает уважения в силу своей очевидной прагматичности, но она не должна рассматриваться в качестве единственно возможной. К сожалению, бывает так, что несвоевременное введение в дело важных сведений, находящихся в распоряжении защиты, наносит непоправимый урон ее долгосрочным интересам. В частности, с истечением времени может быть утрачена возможность их следственной проверки.

Выбор конкретного варианта действий зависит от правильной оценки процессуальной и фактологической устойчивости информации, оказавшейся в распоряжении стороны защиты. Важным качеством такой информации является возможность подтверждения ее достоверности допустимыми средствами доказывания. Степень подтверждаемости информации всегда различна: от полного ее отсутствия до высокой. Если она высока, то стороне защиты необходимо по возможности максимально полно ее реализовать при помощи средств, находящихся в распоряжении защиты, и только после этого решать вопрос о том, следует ли ее предоставить органам следствия или из тактических соображений лучше сделать это на стадии судебного разбирательства дела.

В тех случаях, когда достоверность предоставленных защитой сведений может быть проверена путем использования процессуальных средств, доступных только следственным органам, защите следует своевременно привнести эти сведения в дело и ходатайствовать о проведении соответствующих проверочных действий силами процессуально уполномоченных должностных лиц. Это могут быть ходатайства о допросе свидетелей, способных подтвердить достоверность сообщаемых сведений, о производстве экспертиз, документальных проверок и т.п. Удовлетворение таких ходатайств приводит, как правило, к тому, что сведения, привнесенные в дело стороной защиты, находят доказательственное подтверждение и превращаются в фактологический кластер, способный конкурировать со СВОД. Отказ в удовлетворении указанных ходатайств следует считать нарушением конституционного принципа состязательности и равноправия сторон и обжаловать в установленном законом порядке.


Рассказать:
Другие мнения
Алешкин Андрей
Алешкин Андрей
Советник руководителя филиала № 66 МОКА, руководитель образовательной программы «Школа адвоката» по методологической работе, к.ю.н.
Вход в профессию через Школу адвоката
Юридическая наука
Комплексный подход к подготовке будущих адвокатов поможет им сдать экзамен и реализовать себя в профессии
04 Июня 2018
Скабелина Лариса
Скабелина Лариса
К.психол.н., доцент кафедры адвокатуры Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)
Фотография поможет рассказать доверителям о своих профессиональных навыках
Юридическая наука
Тренинг профессионально-личностного роста для адвокатов
28 Мая 2018
Кабанов Роман
Кабанов Роман
Адвокат Краснодарской коллегии адвокатов «Юнита»
В помощь юристу
Юридическая наука
О проекте «Юридический альманах – ’17»
12 Февраля 2018
Кравченко Дмитрий
Кравченко Дмитрий
Руководитель практики Адвокатской конторы «Аснис и партнеры» МГКА, председатель Совета молодых адвокатов АП Москвы
Спасти рядового законотворца
Юридическая наука
Нормативные правовые акты и поправки к ним должны появляться не «откуда ни возьмись», а проходить общественное обсуждение, а также все положенные стадии согласований, обсуждений и доработок
10 Марта 2015