×

Траст, который «лопнул»?

ЕС запретил юристам стран Евросоюза предоставлять фидуциарные услуги и услуги по управлению трастами в России
Первунин Максим
Первунин Максим
Адвокат АП г. Москвы, партнер КА г. Москвы «АКП Бэст Адвайс»

8 апреля 2022 г. Европейский Союз принял пятый пакет антироссийских санкций. В этот раз ограничительные меры коснулись четырех ключевых российских банков, а также ряда граждан. В общей сумме «замороженными» оказались активы 216 физических и 18 юридических лиц. Кроме того, ЕС запретил импорт угля, твердого ископаемого топлива и ряда промышленных товаров из России в ЕС и экспорт в Россию некоторых промышленных товаров. Также он запретил российские автомобильные грузоперевозки через свою территорию и участие российских лиц в государственных тендерах ЕС.

В этой «санкционной карусели» появилось новое ограничение – запрет юристам в Евросоюзе обслуживать лиц, связанных с Россией, а именно предоставлять фидуциарные услуги и услуги по управлению трастами.

Читайте также
Адвокаты оценили законопроект о введении внешнего управления в иностранных компаниях в России
Они обратили внимание на количество внесенных изменений в проект по сравнению с первоначальной редакцией, отметив при этом значительную долю недостатков
18 апреля 2022 Новости

Данное ограничение, на наш взгляд, стоит рассмотреть подробнее.

Российские бенефициары традиционно прибегали к различным международным корпоративным инструментам, позволяющим гибко обеспечивать защиту активов – как личных активов граждан, так и группы компаний – а также решать вопросы, связанные с наследованием. К таким структурам можно отнести коммерческие и некоммерческие юрлица, семейные фонды, стаки1, а также иные структуры, не обладающие признаками юридического лица, включая трасты, клубы, инвестиционные фонды и т.д.

Читайте также
Личные фонды – новелла гражданского права
Станут ли они эффективным инструментом управления активами граждан?
22 февраля 2022 Мнения

По сути, многие страны общего и континентального права приняли участие в глобальной международной налоговой конкуренции за привлечение крупного капитала, предлагая различные корпоративные инструменты и преференции для бизнеса. Некоторые из таких структур даже предоставляли возможность сокращать общую налоговую нагрузку для групп компаний, однако, по нашему мнению, это не было ключевой целью бенефициаров. Главным было чувство безопасности и стабильности, основанное на вековых традициях общего права, а также медленный темп экстремальных корпоративных и налоговых изменений, свойственный европейским правопорядкам.

Именно чувство нестабильности, череда глубоких изменений гражданского, корпоративного и налогового законодательства, а также особенности национальной судебной системы побуждали отечественных предпринимателей прибегать к корпоративным решениям за рубежом. Теперь практика показывает, что законодательство европейских стран больше не в состоянии обеспечивать защиту иностранного капитала и инвестиций.

Текущая ситуация имеет долгосрочные последствия для правовой системы ЕС в целом, так как санкции, хотя и введенные в отношении бенефициаров из одной страны, фактически разрушают глубинные устои, которые нарабатывались десятилетиями и даже веками. Юристам, практикующим в области международного корпоративного, финансового и налогового права, предстоит серьезно разобраться в последствиях происходящих «тектонических сдвигов» и выработать новые инструменты защиты интересов российских бенефициаров.

Вернемся к новому регламенту ЕС. Регламентом Совета ЕС от 8 апреля 2022 г. № 2022/576 введены дополнительные ограничения путем внесения поправок в Регламент Совета ЕС от 31 июля 2014 г. № 833/2014. В частности, с 10 мая 2022 г. юристам, поставщикам услуг трастовых/фидуциарных (аналоги доверительного управления, номинальные сервисы) и подобных структур запрещено предоставлять услуги российским гражданам и юридическим лицам. Полный перечень таких услуг в Регламенте не содержится. Формулировки приведены в обобщенном виде, что, очевидно, породит правовую неопределенность. В связи с этим многие западные юристы вынуждены будут отказаться от предоставления юридических услуг российским предпринимателям, не имеющим вида на жительство в странах ЕС. На сегодняшний день последствия такой кампании уже наблюдаются по всему миру, разрушаются партнерские связи с юристами в странах Евросоюза.

Регламенты ЕС имеют прямое действие на территории стран – участниц ЕС. Но надо понимать, что последствия действия регламентов могут оказаться значительно шире одной территории, поскольку европейские бизнесмены (независимо от страны проживания) и организации, в том числе холдинговые компании, штаб-квартиры которых могут располагаться в странах ЕС, вынуждены придерживаться таких регламентов.

В частности, согласно Регламенту Совета ЕС № 833/2014 в новой редакции с 9 апреля запрещены регистрация, предоставление зарегистрированного офиса, деловых или административных услуг, а также услуг по управлению трастом или любым аналогичным юридическим образованием, имеющим в качестве учредителя или бенефициара:

  • гражданина РФ;
  • лиц, проживающих в РФ;
  • российских юридических лиц или их органов;
  • юридических лиц, 50% уставного капитала которых принадлежит российским гражданам, проживающим в России, или российским юрлицам;
  • юридических лиц и организаций, контролируемых перечисленными лицами;
  • лиц, действующих от имени или по указанию указанных контролирующих лиц (на практике даже присутствие члена совета директоров или правления, являющегося гражданином РФ, может косвенно свидетельствовать о наличии влияния в организации).

С 10 мая 2022 г. введен также запрет юридическим и физическим лицам стран Евросоюза действовать в соответствующем качестве или организовывать для другого лица услуги доверительного собственника, номинального акционера, директора, секретаря или аналогичной должности для траста или любого аналогичного юридического образования для российских лиц. Заключенные до указанной даты контракты должны быть расторгнуты или «заморожены».

Каждая страна самостоятельно определяет меру ответственности за несоблюдение и нарушение санкционного режима ЕС. Для юристов в основном это штраф, риск дисквалификации, потери деловой репутации и лицензии. В некоторых случаях возможно уголовное преследование за подобные нарушения в контексте законодательства о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем, и требований «знай своего клиента» (KYC – Know your customer). Согласно Регламентам ЕС меры ответственности, устанавливаемые странами – членами ЕС, должны быть «эффективными, соразмерными и устрашающими». При этом запрет не распространяется на бенефициаров, являющихся гражданами стран – членов Евросоюза либо лицами, имеющими постоянное место жительства или вид на жительство в государстве, входящем в ЕС. Риски необходимо анализировать с учетом особенностей каждой страны. Например, Федеральный совет Швейцарии объявил, что страна не будет принимать транспортные запреты, считая их неактуальными с учетом ее географического положения.

В качестве рекомендаций при структурировании бизнес-решений важно следить за актуальной информацией отдельно по каждой стране, а также в целом по вводимым санкционным режимам и правоприменительной практикой в ЕС. Так, наличие постоянного места жительства (вида на жительство) в государстве, входящем в ЕС, предполагает определенные преимущества. Важно также понимать, что вся предоставленная зарубежному юристу и сервис-провайдеру информация о клиенте может быть использована против последнего. В связи с этим требуется более активно прибегать к услугам отечественных корпоративных юристов, способных находить новые, нестандартные решения в рамках российского и зарубежного права.

Кроме того, необходимо, на наш взгляд, пересмотреть структуру собственности российских бенефициаров в ЕС, внедряя при необходимости новые подходы, обращая внимание на современные технологичные решения (например, децентрализованные автономные организации на блокчейн, позволяющие эффективно создавать правосубьектность организации без регистрации юрлица, расчеты с помощью криптовалют).

Подводя итог, отметим, что, как показывает практика, при присоединении к международным стандартам необходимо особое внимание уделять должной оценке рисков, а также оценке интересов отечественного бизнеса, поскольку благовидные, на первый взгляд, декларируемые глобальные ценности по обеспечению стабильного развития нередко оказываются инструментом жесткого финансового и политического контроля, способного дестабилизировать любой сектор экономики на любой территории.


1 STAK – stichting administratiekantoor – юридическое лицо в Голландии без акционеров, часто используется в качестве «материнской» компании.

Рассказать:
Другие мнения
Матвеев Михаил
Матвеев Михаил
Адвокат АП г. Москвы, КА «Московский Юридический центр», почетный адвокат России
Аудиоконтроль амбулаторного приема врача: спорные вопросы
Медицинское право
Риски нарушения законодательства об обработке персональных данных
23 апреля 2024
Кондин Алексей
Кондин Алексей
Адвокат АП г. Санкт-Петербурга, партнер Vinder Law Office
Ответственность за контрабанду возросла
Уголовное право и процесс
Комментарий к изменениям в ст. 226.1 УК РФ
19 апреля 2024
Якупов Тимур
Якупов Тимур
Юрист, партнер агентства практикующих юристов «Правильное право», помощник депутата Госдумы РФ
«Статичное» регулирование или справедливый подход?
Семейное право
И вновь о дуализме механизма взыскания алиментов на содержание детей
11 апреля 2024
Насонов Сергей
Насонов Сергей
Советник Федеральной палаты адвокатов РФ, адвокат АП г. Москвы, профессор кафедры уголовно-процессуального права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), д.ю.н.
Смертная казнь: уголовно-процессуальный аспект
Уголовное право и процесс
Включение данной меры в УК заставит вернуть эти составы преступлений в подсудность присяжных
04 апреля 2024
Смола Павел
Высшая мера: материально-правовой аспект
Конституционное право
Ни международное право, ни законодательство РФ не изменились в сторону желательности смертной казни
02 апреля 2024
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»
Сопричинение вреда в умышленных преступлениях
Уголовное право и процесс
Статью 153 УПК целесообразно дополнить новым основанием для соединения уголовных дел
01 апреля 2024
Яндекс.Метрика