×

Заметки на полях реформы адвокатуры

Барьером в развитии адвокатуры является недостаточность организационных форм адвокатской деятельности. Одна из главных идей реформы - адвокатская фирма - заслуживает всяческой поддержки
Киминчижи Евгений
Киминчижи Евгений
Адвокат, член Адвокатской палаты Белгородской области
К счастью своему или сожалению, мне не довелось быть участником прошедшей недавно встречи руководства ФПА с представителями неадвокатских юридических фирм. Однако о данном мероприятии немало слов было сказано в сетевой прессе, а более того, многое из обсуждавшегося удалось почерпнуть из обсуждений с участием руководителя компании «Интеллект-С» Евгения Шестакова. Хочу отметить, что в моем понимании, согласие Евгения с некоторыми позициями руководства ФПА по проблематике реформы адвокатуры весьма приятно и показательно. Напомню, мой тезка является едва ли не самым активным и известным противником идеи адвокатской монополии на судебное представительство, и скорое, надеюсь, принятие им постулатов программы «Юстиция» и руководства адвокатской корпорации, а также его активная роль в формировании идей о том, какой должна быть отечественная адвокатура, принесут пользу и прорастут плодами в виде законопроекта, который будет поставлен на обсуждение законодателям. Падет Евгений – падут и остальные. Однако засим оду своему виртуальному другу окончу и выскажу несколько тезисов, которые, надеюсь, станут предметом обсуждения членами рабочей группы по реформированию адвокатуры.

Несомненным барьером в развитии адвокатуры является недостаточность организационных форм адвокатской деятельности. Причина тому весьма проста. Если адвокатский кабинет изначально предполагает самоличное развитие адвоката, его персональную заинтересованность в профессиональном отношении, то о коллегиях и бюро этого же самого сказать нельзя.

Коллективные формы адвокатских образований, и в первую очередь коллегия адвокатов, ничем иным как многосубъектным адвокатским кабинетом не являются. В коллегиях царит дух конкуренции, но не профессиональной, как водится, а самой что ни на есть рыночной - часто грязной и беспощадной; борьбой за клиента (ненавижу, признаюсь, это слово, но в условиях рынка о доверителях говорить не приходится), жаждой наживы, неравномерным «прихватыванием» дел по назначению, утаиванием профессиональных секретов, безмолвностью и напряженностью отношений - этими грехами можно охарактеризовать большую часть коллегий адвокатов сегодня. Лишь непонимание основ ведения делопроизводства и бухгалтерского учета, отсутствие возможности (или желания?) арендовать собственное помещение и тому подобные организационные причины влекут массово в коллегии адвокатов, особенно вновь получивших адвокатский статус. Кстати, о новичках! Они бредут в коллегии с намерением опереться на плечо мудрых старших товарищей, но такого плеча найти чаще всего не могут. И меня удивляет искреннее непонимание и даже возмущение от того, что члены одной коллегии часто даже не знакомы друг с другом. Продолжать можно до бесконечности.

Несколько иначе обстоят дела с адвокатскими бюро. Однако и они в регионах, на местах часто представлены лишь амбициозным, харизматичным лидером, к которому примыкают иные адвокаты, скрывающиеся в его тени. В результате многие великолепные и яркие специалисты не находят себе применения, не загораются на небосклоне судебных представителей и попусту прозябают свои будни в рутине. В итоге наиболее влиятельные и известные мне из коллег практикуют в адвокатских кабинетах. Круг замкнулся.

Не уверен, что предлагаемые к обсуждению варианты построения адвокатской фирмы по примеру хозяйственного общества способны будут в полной мере устранить отмеченные мною недостатки. Однако они могут помочь главному – развитию корпорации и отдельно взятых членов адвокатской фирмы.

По примеру того же «Интеллект-С» могу отметить, что я знаком, пусть не близко, со многими из сотрудников и коллег этой фирмы. Не каждый из них занимает позиции партнера или руководителя практики. Но каждый в отдельности представляет собой самостоятельную личность, с мнением которого считаются хотя бы потому, что на каждом лежит персонально ответственность за корпоративное развитие! А вот именно этого в существующих адвокатских образованиях мы не наблюдаем. А все потому, что у членов коллегий, редко и бюро, отсутствует мотивация к профессиональному и корпоративному росту, который в среде коллег расценивается как способ движения по партнерской лестнице внутри фирмы и является свидетельством признания. В среде неадвокатских фирм в этом отношении могу отметить «Некторов, Савельев и партнеры», внушает оптимизм калининградский «Юрис», из адвокатских бюро отдаю пальму первенства структуре «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры». Сам, создавая коллегию, испытал сложности с ее построением, определенную тяжесть которых несу до сих пор.

Многие отметят, что нельзя создавать корпоративную форму адвокатского образования без высокого уровня доверия партнеров, и это верно. Но не способность доверять коллеге влечет за собой и настороженность по отношению к доверителю. Получается, кроме структурных проблем мы имеем еще и проблему адвоката как личности. Да, в первую очередь адвокат должен думать о своем доверителе. Но способен ли адвокат думать о доверителе, если он сам не озабочен собственным развитием и не стремлением к достижению профессиональных высот, если им не движет желание признания в профессиональной среде. Если себя самого адвокат воспринимает как немого (с учетом многих положений процессуального закона – в буквальном смысле) исполнителя? Я не готов ответить на этот вопрос, но мое мнение склоняется в сторону отрицания. Многие ли из коллег готовы ответить на вопрос, кем они видят себя через пять, десять, двадцать лет, какой офис занимают и кто их доверитель? Большинство даже и не ставит перед собой таких вопросов, и я нахожу это плачевным.

Итак, одна из главных идей адвокатской реформы - адвокатская фирма - заслуживает всяческой поддержки и всестороннего обсуждения. Принципиальные ее моменты, связанные с возможностью участия партнеров и ассоциатов в разделе дохода, не должны смущать. Нацеленность на материальный результат не демонстрирует предпринимательского подхода при характеристике адвокатской деятельности, но является обоснованным критерием в аспекте права адвоката на достойное вознаграждение его труда. А при таком подходе деятельность адвокатов в фирме, направленная на увеличение дохода, понятна и является прямым следствием успеха на профессиональном поприще. Большую озабоченность вызывают выкрики некоторых товарищей, ратующих за позволение адвокатам заниматься предпринимательской деятельностью не в сфере права. Вот этого допустить никак нельзя, иначе мы нарушим первую заповедь адвоката – воля доверителя превыше всего. Если кто из практикующих в сфере права нашел себе дополнительное применение в торговле или иных сферах, ради бога. Но оставьте тогда адвокатуру в покое и не пытайтесь стать членами нашего сообщества.

Отсюда же плодотворной является идея найма адвоката на условиях трудового договора. Ничего в этом зазорного нет. Было бы странно возлагать на вновь прибывшего в адвокатскую фирму коллегу надежды, если он не имеет заинтересованность в развитии. Альтруизм, проявляемый в передаче доверителя, здесь не поможет. Ждать у моря погоды, а точнее прихода случайно зашедшего в двери адвокатского образования зеваки, которого наш новичок примет в свои объятия, часто пагубно для адвокатуры. Хотя бы потому, что в своем элементарном стремлении заработать на нужды адвокатского образования и себе на хлеб новички берутся за любые дела, часто те, решение которых с точки зрения права совершенно невозможно. Результаты такой деятельности дискредитируют адвокатуру в целом. А вот если бы наш новичок занимался делами по поручению партнеров и под их руководством, получая за это определенное соглашением с фирмой вознаграждение, результаты были бы иными. Здесь вам и развитие, здесь вам и доходы. А отдавать просто так своих доверителей никто из нас не станет, хотя бы из идеи не навредить самому доверителю.

Кроме того, почему-то многие противники идеи адвокатской фирмы забывают о том, что никакого неравенства адвокатов при таком построении адвокатского образования нет. Равенство адвокатов предполагает равенство их процессуальных возможностей. Однако это не исключает неравного положения адвокатов внутри адвокатской фирмы, поскольку здесь речь идет совершенно об ином пласте отношений, со статусом адвоката никак не связанных.

Говоря о реформе, хотелось бы обратить внимание также на опасность поголовного принятия в адвокатуру всех свободных юристов и недифференцированного подхода при наделении их статусом. Все же следует как минимум вести речь о собеседовании претендента с членами квалификационной комиссии с наделением ее правом по своему усмотрению решать, предоставлять ли претенденту статус без экзамена либо же рекомендовать ему сдать экзамен. Это позволит во многом избежать попадания в адвокатуру случайных людей, «решал» и прочего контингента, способного в своей массе подорвать не только самую идею реформы, но и этические устои адвокатуры. При проведении собеседования несложно убедиться в моральной готовности кандидата к адвокатской деятельности, можно между делом проверить уровень его профессиональной подготовки. Напомню, по аналогии таким же самым образом построена работа квалификационных коллегий при отборе кандидатов на статус судьи. Вроде у человека и экзамен сдан, и стаж работы по специальности имеется, но на должность судьи рекомендуют не каждого. В этом отношении адвокатскому сообществу есть чему поучиться у судей.

Чтобы не наскучить своим читателям, прерву свои мысли на сказанном. Но обещаю поделиться и другими своими идеями, пока реформа адвокатуры лишь набирает свои обороты.

Рассказать:
Другие мнения
Никонов Максим
Никонов Максим
Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира, к.ю.н.
«Казус Беньяша»: под защитой ст. 11 Конвенции
Защита прав адвокатов
Влияет ли нахождение в «радиусе действия» митинга на адвокатский статус и корпоративную защиту?
17 Октября 2018
Нетупский Павел
Нетупский Павел
Журналист, главный редактор Агентства правовой информации, член Совета Гильдии судебных репортеров
Дело Беньяша: от культурного раскола к культурной революции
Защита прав адвокатов
Сложившаяся ситуация разделила сообщество на два лагеря: «радикалов» и «скептиков»
17 Октября 2018
Жуков Андрей
Жуков Андрей
Президент АП Новосибирской области, член Совета ФПА

Адвокатуре нужны единство и стабильность
Правовые вопросы статуса адвоката
Поправки в Закон об адвокатуре предлагают отказаться от застывших форм, сдерживающих самонастройку
16 Октября 2018
Назаров Ерлан
Назаров Ерлан
Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Белгородской области, председатель МКА «Паритет»
Адвокатура под колпаком спецслужб?
Адвокатура, государство, общество
Существование спецподразделений «против» адвокатов – негативно как для адвокатов, так и для их доверителей
16 Октября 2018
Орлов Александр
Орлов Александр
Советник ФПА РФ, член Совета АП Московской области
О деле Беньяша: нападением на корпорацию не пахнет
Защита прав адвокатов
Хайп может только трансформировать образ адвоката в образ Петрушки
12 Октября 2018
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Советник ФПА РФ, председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Ставропольского края
О деле Михаила Беньяша
Защита прав адвокатов
Необходимо защитить коллегу, но революционные призывы политического характера из уст адвоката – «заплыв за буйки»
08 Октября 2018