×

Заметки о клетке

Продолжу тему, поднятую адвокатом Вадимом Багатурия, об унижающем человеческое достоинство способе содержания подозреваемых и обвиняемых во время судебного процесса в месте, огороженном металлическими прутьями (клетке)
Кондратьев Дмитрий
Кондратьев Дмитрий
Адвокат АП Новосибирской области

Как усматривается из постановления ЕСПЧ по делу «Свинаренко и Сляднев против России» от 17 июля 2014 г., обвиняемые В.А. Сляднев и А.С. Свинаренко в течение более чем двух лет разбирательства во время судебного следствия находились (содержались) в зале судебного заседания в клетке. Не повлиял ли такой длительный срок судебного следствия на вынесение положительного решения по данному вопросу? Ведь одно дело провести в клетке 2–3 судебных заседания и совсем другое дело – участвовать в судебном процессе в течение более двух лет, находясь за решеткой в зале суда…

Недолго думая, я принял решение подготовить проект письменного ходатайства об изменении подзащитному места содержания в период судебного разбирательства с места, огороженного металлическими прутьями (металлической клетки), на место за пределами металлической клетки в зале судебного заседания; и попытаться пробить судебную систему г. Новосибирска. На удовлетворение такого ходатайства я и не рассчитывал, однако с практической точки зрения мне было очень интересно выслушать мотивировочную часть определения суда об отказе в его удовлетворении.

29 июня 2015 г. в Железнодорожном районном суде г. Новосибирска под председательством федерального судьи А.В. Малахова состоялось рассмотрение постановления следователя ГСУ ГУ МВД РФ по Новосибирской области С.С. Кирса о возбуждении перед судом ходатайства о продлении моему подзащитному А.Ю. Петрову (фамилия подзащитного изменена на вымышленную) меры пресечения в виде содержания под стражей. После того, как я заявил подготовленное письменное ходатайство и передал его председательствующему судье, тот задал мне неожиданный вопрос: «Как это?» (Я проводил аудиозапись хода судебного процесса.) После чего я разъяснил свое видение разрешения заявленного ходатайства, указав на свободное место за столом защитника. Мой подзащитный поддержал ходатайство. Участвующий в деле прокурор Т.И. Тесля, который обязан в силу закона надзирать за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, сумбурно высказала свое мнение: «Есть конвой, который выводит и приводит… я не вижу ущемления прав каких-то…» Суд отказал в удовлетворении заявленного ходатайства, мотивировав это «…наличием в отношении…» Петрова «…ранее избранной меры пресечения в виде содержания под стражей в условиях изоляции на основании судебного решения, вступившего в законную силу с целью пресечения возможного нарушения режима содержания под стражей…»

30 июля 2015 г. в Заельцовском районном суде г. Новосибирска в составе председательствующего судьи Г.Г. Лазаревой начал рассмотрение моей жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК РФ в защиту прав и законных интересов своего подзащитного Б.А. Наумова (фамилия подзащитного изменена на вымышленную). Перед началом рассмотрения жалобы по существу я заявил известное письменное ходатайство, зачитав его и передав документ председательствующему судье. Мой подзащитный поддержал заявленное. Участвующий в деле прокурор: «…отказать…». Я был несколько возмущен таким простым ответом прокурора, особенно последующим вопросом прокурора: «Разъясните нам: что Вы хотите?» и взял на себя смелость разъяснить прокурору нормы закона, на основании которых тот обязан поддержать заявленное ходатайство, исходя из принципов соблюдения прав моего подзащитного. Суд отказал в удовлетворении ходатайства, сославшись на то, что «…изменение места содержания обвиняемого при рассмотрении жалобы в порядке статьи 125 не относится к компетенции суда…»

28 августа 2015 г. в Железнодорожном районном суде г. Новосибирска под председательством федерального судьи Т.Ф. Шереметовой состоялось рассмотрение постановления следователя ГСУ ГУ МВД РФ по Новосибирской области С.С. Кирса о возбуждении перед судом ходатайства о продлении моему подзащитному А.Ю. Петрову (фамилия подзащитного изменена на вымышленную) меры пресечения в виде содержания под стражей. До начала рассмотрения я заявил письменное ходатайство об изменении места содержания обвиняемого на период судебного заседания с места содержания в клетке на иное место в зале судебного заседания. Участвующий в деле прокурор высказала свое мнение, указав на то, что ранее Петрову определена мера пресечения в виде заключения под стражу, постановление об этом вступило в законную силу. Я обратился к председательствующему, указав на то, что я не ставлю вопрос перед судом об изменении меры пресечения своему подзащитному, на что услышал ответ судьи: «Я поняла… Отказать!…» Без лишних дискуссий. Коротко и ясно.

А вот юридический процесс разрешения судом аналогичного ходатайства 29 августа 2015 г. заслуживает особого внимания.

29 августа 2015 г. в Заельцовском районном суде г. Новосибирска под председательством федерального судьи М.В. Матиенко состоялось рассмотрение постановления следователя Управления ФСКН по Новосибирской области А.С. Перминова о возбуждении перед судом ходатайства о продлении моему подзащитному Б.А. Наумову (фамилия подзащитного изменена на вымышленную) меры пресечения в виде содержания под стражей. В зале судебного заседания присутствовали отец моего подзащитного в качестве слушателя, два сотрудника конвойной службы, секретарь и участники уголовного судопроизводства. Я заявил известное ходатайство, зачитав его, и передал документ председательствующему по делу. Судья М.В. Матиенко предложила мне уточнить то место в зале судебного заседания, где может, по мнению стороны защиты, находиться обвиняемый Б.А. Наумов. Я определил это место: за одним столом с защитником. Председательствующий по делу выслушала мнение обвиняемого, уточнила кое-какие моменты. Мнение прокурора С.В.  Левшаковой меня обнадежило: «На усмотрение суда». И суд… удовлетворил заявленное ходатайство, удалил из зала судебного заседания слушателя, распорядился открыть клетку, освободить моего подзащитного Б.А. Наумова, определив ему место нахождения в зале судебного заседания за рабочим столом рядом с защитником…

Рассказать:
Другие мнения
Ёлкин Сергей
Ёлкин Сергей
Карикатурист
Можно ли поверить «универсальному свидетелю»?
Правосудие
Адвокат Редькин считает, что нет
12 Сентября 2019
Толчеев Михаил
Толчеев Михаил
Первый вице-президент АП Московской области
Диктует логика
Правосудие
Кто станет оператором рынка юридических услуг?
16 Августа 2019
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»
В поисках объективной оценки страданий потерпевшего
Правосудие
Почему оптимален «смешанный» способ расчета компенсации морального вреда
02 Июля 2019
Гончаров Матвей
Гончаров Матвей
Юрист, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений
Государство не вправе устраняться от решения проблем возмещения морального вреда
Правосудие
Надо менять не только систему компенсации, но и менталитет суда
30 Мая 2019
Вакина Ольга
Вакина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Юрком», Член Центрального совета МОД «Союз пешеходов»
Компенсация морального вреда за жизнь и здоровье: пути решения проблем
Правосудие
От индивидуальной оценки страданий до криминализации уклонения от выплат
24 Мая 2019
Хомич Дмитрий
Хомич Дмитрий
Адвокат АБ «Ахметгалиев, Хрунова и партнеры»
Необходимо изменить особый порядок
Правосудие
Судебный механизм превратился в способ подавления воли обвиняемого на стадии предварительного расследования    
19 Апреля 2019