×

Значимое для адвокатуры постановление

КС подчеркнул важность соблюдения профессиональных прав и гарантий защитника в уголовном судопроизводстве
Хмыров Ростислав
Хмыров Ростислав
Вице-президент АП Краснодарского края, председатель Коллегии адвокатов «Хмыров, Валявский и партнеры»

Право на защиту – одно из основополагающих прав лица, подвергшегося уголовному преследованию. Обязанностью государства и необходимым условием справедливого правосудия являются обеспечение права на защиту, в том числе права пользоваться помощью адвоката. В качестве защитника в уголовном судопроизводстве участвуют адвокаты, однако и они нуждаются в защите, поскольку нередки случаи, когда их профессиональные права нарушаются.

Читайте также
Представитель адвокатской палаты в уголовном процессе
Проблемы, связанные с недостаточной урегулированностью его полномочий в законодательстве, и пути их решения
09 августа 2023 Дискуссии

Защита профессиональных прав адвоката возложена законодателем на советы региональных адвокатских палат (подп. 10 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре). В связи с этим адвокат, полагающий, что его профессиональные права и интересы нарушены действием (бездействием) или решением должностного лица органа государственной власти или местного самоуправления либо представителем общественного объединения и иной организации, вправе лично или через представителя, также имеющего адвокатский статус, обратиться за защитой своих профессиональных прав (п. 2 Порядка осуществления защиты профессиональных прав адвокатов1).

В АП Краснодарского края периодически поступают обращения адвокатов, в том числе связанные с недопуском в отделы полиции с мобильными телефонами, что ограничивает их возможность знакомиться с материалами уголовного дела, в том числе путем фотографирования. Последнее подобное обращение поступило в палату 1 апреля. Из документа следовало, что адвокат прибыл с доверителем по требованию оперативного сотрудника УСБ в МВД по Республике Адыгея. Оперативник проводил проверку в порядке ст. 144–145 УПК РФ в отношении следователя, в производстве которого находится уголовное дело подзащитного данного адвоката.

Защитник не был допущен в отдел МВД на том основании, что отказался входить без мобильного телефона. Отказ адвокат обосновал тем, что мобильный телефон – это инструмент, с помощью которого он оказывает доверителю квалифицированную юридическую помощь, так как, используя мобильный телефон, он может не только производить аудио-, видеофиксацию нарушений, допускаемых в отношении доверителя, но и знакомиться с материалами дела, фотографируя их. Кроме того, при помощи мобильного телефона адвокат также выходит в Интернет для оперативного получения доступа к законодательству, чтобы оперативно консультировать доверителя.

Рассмотрев обращение, Комиссия по защите профессиональных прав адвокатов АПКК приняла в пределах своей компетенции заключение, в котором усмотрела нарушение профессиональных прав коллеги, согласившись с его мнением, что мобильный телефон для адвоката является инструментом оказания квалифицированной юридической помощи. В связи с этим Комиссия посчитала, что требование сотрудника полиции сдать телефон на КПП республиканского ОМВД препятствует адвокату исполнять профессиональные обязанности.

С заключением Комиссии согласился и Совет АПКК, утвердивший заключение на очередном заседании 27 мая.

Читайте также
КС подтвердил отсутствие запрета на пронос адвокатами телефона в здания МВД
При этом Суд указал, что должностные лица, осуществляющие уголовное преследование, вправе определять возможность использования соответствующих функций телефона при производстве предварительного расследования
30 мая 2022 Новости

К счастью, существовавшая ранее правовая неопределенность устранена – Конституционный Суд РФ 26 мая 2022 г. вынес долгожданное для адвокатского сообщества Постановление № 21-П «По делу о проверке конституционности пункта 25 части 1 статьи 13 Федерального закона “О полиции” в связи с жалобой гражданина И.Н. Фролова», в котором рассмотрел обращение адвоката из Саратовской области.

В постановлении указано, что запрет прохода адвокатов в административные здания МВД РФ с мобильными телефонами, имеющими функцию фото- и видеофиксации, а также выхода в Интернет, не влечет непреодолимых препятствий для оказания квалифицированной юридической помощи и не лишает доверителей прав, гарантированных каждому лицу – задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления, – защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ), в том числе пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения (ч. 2 ст. 48 Конституции).

Вместе с тем, как отметил КС, запрет адвокатам проносить мобильный телефон в здания, где размещены отделы и структурные подразделения полиции, ограничивает предусмотренные Законом об адвокатуре и УПК возможности адвоката пользоваться техническими средствами для фиксации информации, содержащейся в материалах дела, при оказании юридической помощи. В частности, ограничение на пронос адвокатом телефона в отделы полиции допускается на основании федерального законодательства. В свою очередь, Закон о полиции таких ограничений не содержит.

Помимо прочего Конституционный Суд пояснил, что адвокат, оказывая юридическую помощь, может участвовать в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях (подп. 5 п. 2 ст. 2 Закона об адвокатуре). Полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя или защитника в указанных видах судопроизводства, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством (п. 1 ст. 6 того же Закона). В свою очередь, п. 7 ч. 1 ст. 53 УПК закреплена принципиальная возможность адвоката использовать технические средства, а именно – снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств.

В связи с этим КС заключил: оспариваемая норма не противоречит Конституции, поскольку по конституционно-правовому смыслу не может служить основанием для запрета должностными лицами правоохранительных органов прохода адвокатов в административные здания органов внутренних дел с мобильным телефоном, имеющим функции аудио- и видеофиксации, а также выхода в Интернет, в связи с оказанием в установленном федеральным законом порядке юридической помощи в уголовном судопроизводстве. Это не препятствует должностным лицам, осуществляющим уголовное преследование в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, определять возможность использования соответствующих функций мобильного телефона в ходе предварительного следствия.

Также КС обратил внимание на то, что выявленный в указанном постановлении конституционно-правовой смысл п. 25 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции является общеобязательным, что исключает любое иное его толкование в правоприменительной практике.

Читайте также
КС: Допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводу
Суд подчеркнул, что последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя адвоката на юридическую помощь
16 мая 2019 Новости

Таким образом, комментируемое постановление – еще одно знаковое для адвокатского сообщества событие, имеющее важность не меньшую, чем, например, Определение КС от 11 апреля 2019 г. № 863-О «По жалобе граждан Зубкова Владимира Владимировича и Крупочкина Олега Владимировича на нарушение их конституционных прав положениями статей 38, 88, 113, 125 и части первой статьи 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, а также части 2 статьи 7 Федерального закона “О Следственном комитете Российской Федерации”».

Важность и особая ценность указанных решений высшего судебного органа конституционного контроля РФ заключаются в том, что они укрепляют статус адвоката и подчеркивают важность не только положения защитника в уголовном судопроизводстве, но и соблюдения его профессиональных прав и гарантий, которые являются не привилегией адвоката, а гарантией соблюдения законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу Основного Закона.


1 Утвержден Решением Совета Федеральной палаты адвокатов РФ 22 марта 2021 г.

Рассказать:
Другие мнения
Лашин Сергей
Лашин Сергей
Адвокат АП Свердловской области, управляющий партнер АБ «Саетгалиева, Лашин и партнеры»
Смешанная правовая природа мирового соглашения: проблемы оспаривания
Арбитражный процесс
Почему не стоит отвергать эффективные инструменты из других отраслей права
01 марта 2024
Кочеткова Дарья
Кочеткова Дарья
Директор Центра правовой защиты в сфере инфобизнеса МКА «Межрегион»
«Кривые зеркала» блогосферы
Законодательство
Назрела необходимость установления четких рамок работы в данной области
01 марта 2024
Мамаева Зарина
Адвокат АП Республики Дагестан, Дагестанская республиканская коллегия адвокатов
Защита не терпит промедления
Уголовное право и процесс
Перспективы внедрения и правовая природа электронной формы ордера в уголовном процессе
27 февраля 2024
Трубецкой Никита
Трубецкой Никита
Вице-президент АП Ставропольского края
Проблемы практической реализации возможности использования ордера как электронного документа
Уголовное право и процесс
Необходимо изменение, синхронизация, приведение к единому знаменателю законодательства об адвокатской деятельности, процессуальных законов, а также судебной практики
27 февраля 2024
Багрян Арсен
Багрян Арсен
Адвокат АП Московской области, КАГМ «Вашъ юридический поверенный»
Облегчает вступление в уголовное дело
Уголовное право и процесс
Практика использования электронного ордера будет иметь позитивное значение
27 февраля 2024
Тарасов Евгений
Тарасов Евгений
Адвокат АП Ленинградской области
Сохранить достигнутый уровень
Семейное право
Долевой механизм взыскания алиментов vs твердая денежная сумма
19 февраля 2024
Яндекс.Метрика