×

Адвокат добился принятия иска о взыскании компенсации с «ВКонтакте» за передачу персональных данных полиции

Претензия к администрации соцсети связана с тем, что та передала по незаконному, по мнению истицы, запросу правоохранителей ее персональные данные по незащищенным каналам связи
Фото: «Адвокатская газета»
Представитель истицы Дмитрий Герасимов в комментарии «АГ» сообщил, что исковое заявление было необоснованно отклонено, несмотря на внесение в него необходимых уточнений, однако вышестоящий суд удовлетворил частную жалобу адвоката, обязав нижестоящую инстанцию рассмотреть дело по существу.

23 января Санкт-Петербургский городской суд вынес определение по частной жалобе, которым обязал нижестоящую инстанцию принять к рассмотрению по существу исковое заявление к ООО «ВКонтакте» о взыскании компенсации за моральный вред, причиненный нарушением требований к защите персональных данных пользователя. Адвокат Международной правозащитной группы «Агора» Дмитрий Герасимов, представляющий интересы истицы, рассказал «АГ» об обстоятельствах дела.

Читайте также
«ВКонтакте» призвана к ответу за раскрытие личных данных пользователя
Суд рассмотрит иск о взыскании c соцсети компенсации морального вреда
01 Февраля 2019 Мнения

В январе 2018 г. зам. начальника Центра по противодействию экстремизму МВД по Республике Башкортостан направил по электронной почте запрос в ООО «ВКонтакте» о предоставлении сведений в отношении ряда пользователей в связи с проведением проверки. Среди пользователей значилась Лилия Чанышева – гражданская активистка, которая с 2016 г. организовала ряд митингов в г. Уфе, а в 2017–2018 гг. координировала работу штаба Алексея Навального в этом городе.

В обоснование законности своих требований сотрудник ЦПЭ сослался на п. 4 ст. 13 Закона о полиции и ст. 6 и 7 Закона об оперативно-розыскной деятельности. Запрошенные сведения требовалось также направить по электронной почте.

В том же месяце ООО «ВКонтакте» направило запрошенные сведения (идентификатор пользователя, имя и фамилию, адрес электронной почты, дату регистрации в соцсети, а также номера мобильного телефона). При этом администрация соцсети обратила внимание правоохранителей на необходимость направлять оригиналы запросов почтой, отметив, что в случае систематического непоступления оригиналов документов исполнение последующих запросов, поступивших по электронной почте, будет приостановлено.

На основании информации, полученной от соцсети, сотрудниками ЦПЭ МВД по РБ были составлены две справки о принадлежности Чанышевой указанных в них телефонных номеров и страницы в «ВК». Данные справки впоследствии были переданы Роскомнадзору и использованы для привлечения Лилии Чанышевой к административной ответственности по ст. 19.7 КоАП.

В октябре 2018 г. девушка обратилась в суд с иском к ООО «ВКонтакте» о взыскании компенсации за причиненный действиями ответчика моральный вред в размере 100 тыс. руб., однако суд вынес определение об оставлении иска без движения до декабря того же года.

Основаниями для такого решения стало то, что, по мнению суда, истица фактически оспаривала законность действий МВД по РБ, совершенных как в рамках дела об административном правонарушении, так и не связанных с ним, при этом из представленных документов не усматривалось наличие спора о праве.

Также отмечалось, что Лилия Чанышева не указала, в чем выражался моральный вред в результате действий ответчика, а также не представила надлежаще оформленные копии документов, подтверждающих обстоятельства, на которых основаны исковые требования (постановление по делу об административном правонарушении, протокол осмотра доказательства, подтверждающего, что Чанышева является пользователем данной соцсети, и т.д.).

В ноябре 2018 г. в суд было представлено уточненное исковое заявление (имеется в распоряжении «АГ»), в котором  были учтены все замечания: отсутствовали какие-либо требования к МВД по РБ, а также указывались сведения о персональных данных, распространение которых повлекло причинение истице морального вреда.

В документе, в частности, отмечалось, что в соответствии с правилами пользования соцсетью «ВКонтакте» раскрытие пользовательской информации, в том числе персональных данных, может быть произведено только по требованию суда, правоохранительных органов и в иных случаях, предусмотренных законодательством РФ. Тем не менее ООО «ВКонтакте» не обращалось к Лилии Чанышевой за получением согласия на раскрытие ее личной информации по запросу МВД, а также не уведомило о поступлении и исполнении такого запроса.

Таким образом, отмечается в уточненном исковом заявлении, администрация соцсети должна была удостовериться, что запрос о раскрытии личной информации пользователя, в том числе персональных данных, исходил от уполномоченного должностного лица правоохранительного органа и был направлен с соблюдением закона. В то же время из переписки между ЦПЭ и ООО «ВКонтакте» следует, что раскрытие личной информации Чанышевой осуществлялось на основании запроса, полученного по электронной почте.

Также указывается, что согласно п. 4 ст. 13 Закона о полиции правоохранители вправе запрашивать и получать по мотивированному запросу уполномоченных должностных лиц сведения, справки, документы, а также иную необходимую информацию, в том числе персональные данные граждан, в связи с расследуемыми уголовными делами и находящимися в производстве делами об административных правонарушениях, а также в связи с проверкой зарегистрированных в установленном порядке заявлений и сообщений о преступлениях, административных правонарушениях и происшествиях, разрешение которых отнесено к компетенции полиции.

«В запросе ЦПЭ МВД <…> отсутствовало мотивированное требование о предоставлении информации, в том числе не было приведено ссылки на проводимую проверку либо расследование уголовного дела, производство по делу об административном правонарушении, которое относилось бы к компетенции органов внутренних дел, – сообщается в иске. – Запрос также не содержал указания на наличие обоснованного подозрения о причастности истицы к какому-либо преступлению или административному правонарушению».

Как полагает Дмитрий Герасимов, запрос ЦПЭ МВД был обусловлен общественно-политической деятельностью его доверительницы и направлен на незаконный сбор характеризующей ее информации для дальнейшей оперативной разработки. Так, из письма ЦПЭ, направленного в Роскомнадзор в феврале 2018 г., следует, что проверка проводилась по факту нарушения законодательства о персональных данных – в частности, действия Лилии Чанышевой были квалифицированы по ст. 13.11 КоАП, относящейся к компетенции Роскомнадзора.

Таким образом, отмечается в иске, у социальной сети отсутствовали законные основания раскрывать личную информацию истицы, в том числе ее персональные данные. Указано, что к данному делу неприменимы положения п. 2 ч. 1 ст. 6 Закона о персональных данных, допускающие обработку личной информации, когда она необходима для осуществления и выполнения возложенных законодательством на оператора функций, полномочий и обязанностей, «следовательно, обработка персональных данных <…> осуществлялась <…> с нарушением требований ст. 5, 6 и 9 Закона о персональных данных, в результате чего истице был причинен моральный вред».

Также подчеркивается, что Лилии Чанышевой были причинены нравственные страдания в связи с незаконным предоставлением указанной информации неограниченному кругу лиц – в частности, сотрудникам МВД и Роскомнадзора. Поскольку эта информация направлялась через небезопасные каналы связи (по электронной почте, на основании незаконного запроса, без принятия мер, исключающих доступ к ним неуполномоченных лиц), у истицы возникли опасения, что ее личные данные и переписка за период с 2007 г. могут быть переданы посторонним.

Кроме того, вину администрации соцсети, по мнению Лилии Чанышевой, отягчает демонстративное пренебрежение обязанностями защищать переданные пользователями личные данные, что выражается в систематическом предоставлении чувствительной информации по запросам, направляемым по электронной почте, без проверки полномочий отправителя и отсутствия злоупотреблений.

В иске также приведены ссылки на международные принципы в сфере защиты цифровых прав человека. «Ответственность частных компаний за соблюдение прав человека предусматривает необходимость уделять внимание наличию средств правовой защиты от возмещения морального вреда до компенсации и гарантий неповторения в тех случаях, когда частный субъект оказал неблагоприятное воздействие или способствовал ему», – отмечается в исковом заявлении. Там же подчеркнуто, что важность указанных принципов была подтверждена в Докладе Верховного Комиссара ООН по правам человека «Право на неприкосновенность частной жизни в цифровой век», представленном на 39 сессии Совета по правам человека ООН (A/HRC/39/29).

Однако уточненное исковое заявление было вновь возвращено заявительнице. В определении от 10 декабря 2018 г. суд указал, что истица не выполнила указания судьи, перечисленные в предыдущем определении.

В связи с этим 20 декабря Дмитрий Герасимов подал в Судебную коллегию по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда частную жалобу (есть у «АГ»), в которой просил отменить указанное определение и обязать первую инстанцию принять иск к рассмотрению по существу. По его мнению, определение первой инстанции является незаконным и необоснованным, поскольку истица исполнила соответствующие требования в установленный срок в той мере и части, в какой они могли быть исполнены исходя из обстоятельств дела.

Адвокат пояснил, что требование суда первой инстанции о предоставлении надлежаще заверенных документов, обосновывающих исковые требования, на данной стадии не является законным, а приложение копий документов без оригиналов не может быть основанием для отказа в рассмотрении иска. «В ст. 132 ГПК нет речи про надлежаще заверенные копии, – пояснил адвокат. – Там лишь “документы” и “копии для ответчиков” упомянуты». Свою позицию представитель истицы подкрепил ссылкой на ч. 2 ст. 71 ГПК. Также он отметил, что получить заверенные копии документов истице не удалось, поскольку мировой судья, у которого хранятся оригиналы документов, заверить копии отказался.

Кроме того, в частной жалобе подчеркивалось, что «отказ суда принять к рассмотрению исковое заявление по надуманным и незаконным основаниям нарушает право истицы на уважение частной жизни, гарантированное ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также право на эффективное средство правовой защиты, гарантированное ст. 13 Конвенции. Данная позиция была подкреплена ссылкой на п. 26 Руководящих принципов предпринимательской деятельности в сфере прав человека, разработанных Специальным представителем Генерального секретаря ООН по вопросу о правах человека и транснациональных корпорациях и других предприятиях, согласно которому при устранении связанных с предпринимательской деятельностью нарушений прав человека государствам следует принимать надлежащие меры для обеспечения эффективности национальных судебных механизмов, в том числе за счет изыскания способов снижения правовых, практических и других соответствующих барьеров, которые могли бы явиться причиной отказа в доступе к средствам правовой защиты.

23 января Санкт-Петербургский городской суд вынес определение по частной жалобе, которым обязал первую инстанцию принять исковое заявление к рассмотрению по существу. Дмитрий Герасимов полагает, что решающую роль в этом сыграли изложенные в жалобе доводы.

Рассказать: