×

Адвокат – профессия интеллектуальная

6 марта Московский клуб адвокатов провел встречу с Генрихом Павловичем Падва
Адвокат с 60-летним стажем рассказывал о том, из чего должна складываться профессия: интеллект, мастерство, эрудиция, принципиальность, порядочность. Сегодняшняя практика от этого идеала бывает далека. Многим адвокатам не хватает знания «ремесла» – профессиональных приемов, методов работы, тактики ведения дела, а в системе уголовного правосудия востребовано не столько мастерство защитника, сколько его умение договариваться (и в прямом, и в переносном смысле) с судьей.

Настолько тяжело стало работать, говорит Генрих Падва, что иногда появляется желание уйти из профессии. Судьям тоже нелегко: иной раз для того, чтобы даже при наличии неопровержимого доказательства невиновности подсудимого (например, видеозаписи, подлинность которой подтверждена заключением авторитетных экспертов) вынести оправдательный приговор, приходится просить разрешения вышестоящих судей.

Как научиться профессии
И при таком правосудии адвокаты порой делают, по словам Генриха Павловича, «самое худшее, что можно сделать против обвиняемого», – усугубляют его положение из-за своей неспособности подмечать важные детали, из неумения вести допрос свидетелей, предвидя их возможные ответы. Стремясь уточнить те или иные сведения, они не думают о том, что отсутствие противоречий и сомнений при некоторых обстоятельствах – во вред, а не во благо. Это свойственно, например, тем, кто пришел в корпорацию из прокуратуры.

Прокурор согласно закону не обязан непременно обвинять, он может и отказаться от обвинения, если приходит к выводу о невиновности подсудимого или обвиняемого. «Адвокат должен защищать, он не имеет права приходить к выводу о виновности подзащитного, если тот говорит, что невиновен, – говорит Генрих Падва. – Мы с вами не имеем права добыть и представить суду что-то такое, что может оказаться направленным против подзащитного. В этом принципиальное отличие действий защитника от действий прокурора».

Как научить адвокатской профессии, адвокатскому «ремеслу»? Участники встречи вспоминали о том, что в советское время, когда число поступавших в адвокатуру было меньше, чем сейчас, действовал институт патронирования и начинающие, например, не допускались к ведению определенных категорий дел. Возродить такую систему в современных условиях очень сложно: поступающих слишком много – опытных наставников на всех не хватает, да и не всегда они готовы делиться своими профессиональными секретами. Система обязательного повышения квалификации, безусловно, дает эффект. «Но как вы заставите учиться какого-нибудь вчерашнего “опера”, который “делает деньги” и больше ничем не интересуется? – спрашивает Генрих Павлович. – Раньше у нас были систематические проверки работы коллегий и конкретных адвокатов, люди готовились к этому».

В конечном счете, главное зависит от самого адвоката – от его способностей и желания совершенствоваться в профессии. Пример – путь самого Падва, клиентами которого в разное время были издательский дом «Коммерсантъ», известные СМИ («Огонек», «Известия»), крупные российские и иностранные компании («ПепсиКо», «Ренессанс Капитал», «Кембридж Кэпитал»), банки («Ситибанк», «МЕНАТЕП»), семьи академика Сахарова и Владимира Высоцкого, члены ГКЧП, бывший управделами Президента РФ Павел Бородин, бывший глава компании «ЮКОС» Михаил Ходорковский, бывший министр обороны Анатолий Сердюков.

Профессиональное мастерство Генрих Павлович, по его словам, приобрел благодаря тому, что после окончания института не остался в Москве на каком-нибудь «теплом» месте, как большинство его однокашников, а уехал в Калининскую область, где работал до 1971 г.

Первоначально работал в маленьком поселке, где дел было немного, что давало возможность каждое из них внимательно изучить, почитать связанную с ним теоретическую литературу и как следует подготовиться к судебному разбирательству. Адвокат постоянно «читал от начала до конца всю юридическую периодику», ездил в Москву консультироваться по сложным вопросам. «Стал более или менее что-то соображать лет через пять, а более или менее хорошим адвокатом, смею думать, стал лет через десять», – говорит Генрих Павлович.

Смертная казнь недопустима
В отечественную историю Генрих Падва вошел как адвокат, благодаря усилиям которого в нашей стране был введен запрет на применение смертной казни. Это произошло в связи с делом В.Г., обвинявшегося в убийстве жены и сына. Ему грозила смертная казнь, но защитники – Г.П. Падва и А.Е. Бочко (ныне Абушахмина) – добились его оправдания. Помимо этого они направили в Конституционный Суд РФ обращение о неконституционности самого существования такого вида наказания, как смертная казнь. В решении, принятом по составленной ими в связи с делом В.Г. жалобе, КС РФ указал, что до введения федерального закона, обеспечивающего на всей территории России рассмотрение судом присяжных дел, в которых к обвиняемому может быть применена смертная казнь, ни один суд РФ такое наказание назначить не может.

Генриху Павловичу, конечно, был задан вопрос о его отношении к смертной казни. «Смертная казнь недопустима в любом случае, независимо от того, признает суд человека виновным или нет, – ответил он. – Эта мысль у меня возникла не из теории, а после того, как я впервые пришел в тюрьму к приговоренному к смертной казни. Не сравнимо ни с чем, когда видишь живого человека и знаешь, что от тебя, от твоего умения или неумения частично зависит, убьют его или нет. Я запомнил на всю жизнь, как мы разговаривали с ним в специальной камере для приговоренных к расстрелу. Он внезапно вскакивал и кричал: “Все бесполезно, мне все равно всадят пулю в лоб!” После этого я три ночи не мог спать. Тогда я понял, что смертная казнь противоестественна, люди не имеют права властвовать над жизнью других людей».

***
Встреча с Генрихом Падвой продолжалась свыше двух часов, более подробная информация о ней будет опубликована в ближайшем номере «АГ».

Редакция «АГ» благодарит Московский клуб адвокатов за предоставленную возможность принять участие в беседе с этим замечательным адвокатом и за великолепную организацию мероприятия. Остается только пожелать, чтобы встречи с мэтрами российской адвокатуры проводились чаще и сопровождались видеозаписью.

Цикл встреч с выдающимися российскими адвокатами, признанными мэтрами, Московский клуб адвокатов (его президент – Руслан Коблев, управляющий партнер АБ «Коблев и партнеры») начал в 2013 году, первым гостем клуба был Семён Львович Ария.

По замыслу организаторов, такие встречи должны содействовать правовому просвещению в самом широком смысле: они важны не только для самих адвокатов, которым дают шанс получить от мэтров уроки профессионального мастерства, но и для всех, кому интересны вопросы права, ведь помимо особенностей адвокатской профессии речь идет важнейших правовых проблемах современного общества.

Из уроков Генриха Падва
«Одна из главных и труднейших задач адвоката-защитника по уголовному делу заключается вот в чем: надо все время помнить, что суд верит свидетелю, а не защитнику, как бы тот ни старался разоблачить неверность показаний, и уметь приспособить показания, даже, на первый взгляд, ужасные для подсудимого, к нуждам защиты. Надо понять, что на самом деле каждое явление может свидетельствовать наверняка не только о чем-то одном, но и о прямо противоположном».

«Самое трудное в профессии – это не выступление в процессе, а умение допрашивать, проводить исследование доказательств в суде. Я помню только двух-трех первоклассных адвокатов, которые владели этим мастерством. Посмотрите протокол любого судебного заседания и увидите там жуткое количество ответов, катастрофических для подзащитного, именно на вопросы адвоката».

Рассказать: