×

ЕСПЧ присудил 15 тыс. евро апатриду за незаконное содержание в ЦВСИГ

Свободу уроженца Азербайджана ограничивали, несмотря на невозможность его выдворения
Фотобанк Лори
Представитель заявителя, адвокат Ольга Цейтлина в комментарии «АГ» отметила, что постановление ЕСПЧ является ответом на системные нарушения прав иностранцев и апатридов, выдворение которых невозможно осуществить, но которые, тем не менее, помещаются в ЦВСИГ. Она выразила надежду, что благодаря этому документу проблема будет решена и апатриды получат возможность легализации в России.

29 января Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Алимурадов против России» (№ 23019/15), заявитель по которому жаловался на длительное, без перспектив выдворения, незаконное содержание в спецучреждении и невозможность его обжалования в судебном порядке, а также бесчеловечные условия в ЦВСИГ. Адвокат сети «Миграция и Право» правозащитного центра «Мемориал» Ольга Цейтлина, представлявшая интересы заявителя в Европейском Суде, рассказала «АГ» об обстоятельствах дела.

Эмиль Алимурадов родился в Азербайджане и в 2003 г. в возрасте 10 лет переехал с матерью и бабушкой на постоянное место жительства в г. Санкт-Петербург, где окончил среднюю школу и обучался в техническом колледже. Как отметила Ольга Цейтлина, бабушка Эмиля была больна, а мать не уделяла должного внимания оформлению документов сына, хотя он, прибыв в Россию несовершеннолетним и не имея гражданства Азербайджана, имел право на получение российского гражданства в упрощенном порядке.

В феврале 2014 г. постановлением суда Эмиль Алимурадов был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 18.8 КоАП РФ (незаконное проживание в России), с назначением наказания в виде штрафа в 5 тыс. руб. с административным выдворением за пределы страны. Он был помещен в Центр временного содержания иностранных граждан без указания срока ограничения свободы.

В том же месяце было возбуждено исполнительное производство по принудительному выдворению Алимурадова. Тогда из Генерального консульства Азербайджанской Республики поступил ответ на запрос УФМС, согласно которому принадлежность Алимурадова гражданству Азербайджана не выявлена и оформить ему свидетельство на возвращение невозможно. Ольга Цейтлина отметила, что, несмотря на отсутствие возможности выдворения, ее доверитель продолжал содержаться в спецучреждении.

Адвокат добавила, что она и судебные приставы пытались прекратить длительное содержание ее доверителя в Центре. «Заявления и жалобы были рассмотрены по процедуре ГПК РФ, но суды обеих инстанций отказали в освобождении Алимурадова на том основании, что КоАП не предусматривает такую возможность, а максимальный срок исполнения постановления составляет два года», – пояснила Ольга Цейтлина.

В августе 2014 г. адвокат обратилась с надзорной жалобой в вышестоящий суд с просьбой отменить постановление первой инстанции о выдворении и освободить Эмиля Алимурадова. Постановлением надзорной инстанции принудительное выдворение было заменено на самостоятельный контролируемый выезд, и в ноябре 2014 г. молодой человек был освобожден. Таким образом, отметила Ольга Цейтлина, после получения сведений о невозможности выдворения ее доверитель более 7 месяцев продолжал содержаться в условиях лишения свободы.

Однако в феврале 2015 г. Алимурадова задержали снова – за нарушение ч. 3 ст. 20.25 КоАП (уклонение от наказания в виде выдворения в форме контролируемого самостоятельного выезда), влекущей административный штраф в размере от 3 тыс. до 5 тыс. руб. и принудительное выдворение. В марте того же года производство по делу об административном правонарушении было прекращено в связи с отсутствием состава нарушения.

Читайте также
Выдворение для апатрида
КС РФ рассмотрел жалобу на положения административного закона, не позволяющие освобождать апатридов из центров содержания при невозможности их выдворения за пределы страны
18 Апреля 2017 Новости

В апреле того же года была подана жалоба в ЕСПЧ на длительное, без перспектив выдворения, незаконное содержание в ЦВСИГ и отсутствие возможности обжаловать его в судебном порядке, а также на бесчеловечные условия содержания.

В жалобе (имеется в распоряжении «АГ»), в частности, отмечалось, что в камерах ЦВСИГ отсутствовали кровати: задержанные спали на полу, на матрасах; переполненность камер усугублялась духотой, сыростью и влажностью; на прогулку задержанных выводили не чаще раза в неделю на 5–10 минут, зимой – раз в месяц; отсутствовало специальное место для приготовления и приема пищи.

Заявитель также указывал на наличие в камерах бельевых вшей, поскольку одежда вновь прибывших лиц не обрабатывалась и не проводился их медосмотр. Подчеркивалось, что заболевшие содержались в закрытых камерах тюремного типа, диагностика и лечение не проводились, поскольку отсутствовали врачи и медикаменты. В Центре также отсутствовала специальная комната для свиданий с родственниками и адвокатами – встречи происходили в комнате площадью 10 кв. м., где одновременно находились до 10 человек, в том числе сотрудники миграционной службы.

Кроме того, в жалобе указывалось, что законодательство России, в том числе КоАП, не содержит процессуальной возможности прекращения исполнения судебного постановления о выдворении до истечения двухлетнего срока его исполнения. По мнению адвоката, судебное рассмотрение не отвечало принципу эффективности и незамедлительности. «С момента подачи заявления о прекращении производства приставом-исполнителем до окончательного решения по этому заявлению в суде второй инстанции прошло более 5 месяцев, – сообщалось в документе, – все это время заявитель продолжал содержаться под стражей для выдворения».

Внимание Суда было обращено на то, что Эмиль Алимурадов был освобожден по обращению адвоката в порядке судебного надзора, который исключен из механизма судебного контроля законности содержания в ЦВСИГ «и является экстраординарным средством правовой защиты».

Кроме того, указывалось, что российские власти не проявили должного усердия в деле выдворения заявителя – в частности, не пытались повторно связаться с властями Азербайджана для ускорения выдачи документа или уточнения статуса заявителя с учетом факта его рождения в г. Баку. «Более того, с учетом особой уязвимости заявителя как лица без гражданства он не мог получить консульскую поддержку, при том что властям РФ было известно, что он прибыл в РФ несовершеннолетним, обучался и проживал в России, однако никаких способов его легализации без выезда из РФ не существует, а выехать он не может, так как Азербайджан не выдает ему свидетельство о возвращении и не признает его своим гражданином», – сообщается в жалобе.

Правительство РФ в свою очередь утверждало, что после достижения совершеннолетия у заявителя была возможность легализации, однако он не подтвердил, что прилагал усилия для получения российского гражданства или установления азербайджанского.

Рассмотрев дело, ЕСПЧ установил, что условия содержания заявителя в ЦВСИГ в 2014 г. были явно бесчеловечными и унижающими достоинство и Правительство РФ не продемонстрировало их улучшения.

Также Суд отметил, что содержание под стражей должно быть тесно связано с основанием задержания и его срок не должен превышать разумно требуемый для этой цели. Национальные власти, подчеркивается в решении, обязаны были рассмотреть вопрос о реальности выдворения, а также о том, является ли задержание с целью высылки оправданным.

Суд указал, что о невозможности выдворения Алимурадова стало известно после получения информации, что он не является гражданином Азербайджана. Однако в течение 7 месяцев не было никакого прогресса в исполнительном производстве: Правительство России, по мнению ЕСПЧ, не представило доказательств каких-либо усилий, направленных на обеспечение допуска заявителя в третью страну. «Власти не просили его указать такую страну или предпринять какие-либо шаги для изучения этого варианта по собственной инициативе. Время, которое потребовалось властям для завершения внутренних процедур, не может оправдать отсутствие реального прогресса в процессе высылки», – прокомментировала Ольга Цейтлина.

Также Суд указал, что процедура освобождения заявителя в судебном порядке не соответствовала п. 4 ст. 5 Конвенции, поскольку была слишком длительной и суд не имел возможности освободить его даже в случае признания содержания в ЦВСИГ незаконным.

В итоге ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию морального вреда в размере 15 тыс. евро.

Ольга Цейтлина отметила, что в тот же день, 29 января, было вынесено Постановление ЕСПЧ по делу «Морданшоев против России» (жалоба № 8279/16), в котором Суд также установил нарушение п. 1 и 4 ст. 5 Конвенции в отношении лица без гражданства. По мнению адвоката, данные постановления ЕСПЧ являются ответом на системные нарушения прав иностранных граждан и апатридов, выдворение которых невозможно осуществить, но которые, тем не менее, помещаются в спецучреждения на выдворение.

«Несмотря на то что в Постановлении по делу “Ким против России”, а затем в Постановлении КС РФ по делу Мсхиладзе (о котором ранее писала “АГ” – прим. ред.) суды обязали внести изменения в законодательство, они до сих пор не приняты», – подчеркнула адвокат. Она выразила надежду на то, что благодаря данным документам процесс сдвинется с мертвой точки и проблемы будут решены системно, а апатриды получат возможность легализации в России, «не подвергаясь бессмысленному заточению в условия лишения свободы за счет налогоплательщиков».

Рассказать: