×

ЕСПЧ присудил 23 тыс. евро двум пикетчикам против «закона Димы Яковлева»

Суд признал, что их задержание, привлечение к административной ответственности и рассмотрение дела без участия прокурора нарушили Европейскую конвенцию
Фотобанк Лори
Адвокат заявителей Константин Терехов сообщил «АГ», что удовлетворен присужденной им суммой. Эксперты «АГ» также положительно оценили решение Суда. При этом они отметили, что практика по аналогичным делам будет расти до тех пор, пока Российская Федерация не изменит законодательство, касающееся административных правонарушений.

Европейский Суд по правам человека вынес постановление по делу «Цуканов и Торчинский против России», в котором заявители жаловались на незаконное задержание и привлечение к ответственности за проведение одиночных пикетов.

В середине декабря 2012 г. Госдума приняла в первом чтении законопроект, запрещающий усыновление детей из России гражданами США. 17 декабря 2012 г. было объявлено, что второе чтение пройдет через два дня. Вскоре в социальных сетях появилась информация о том, что 19 декабря 2012 г. планируется проведение перед зданием Госдумы одиночных пикетов в знак протеста в отношении принимаемого законопроекта. Такой формат был выбран потому, что для соблюдения минимального установленного законом 3-дневного периода уведомления органов власти о проведении массового мероприятия не хватает времени.

Читайте также
ЕСПЧ поставил точку в деле по жалобе на «Закон Димы Яковлева»
В течение полугода российские власти должны представить план действий по исполнению решения Суда
17 Июля 2017 Новости

Узнав об этом, Филипп Цуканов и Артем Торчинский решили провести собственные одиночные пикеты. Примерно в 9:00 19 декабря они встали недалеко от Госдумы в непосредственной близости от других протестующих. Но уже через несколько минут они были задержаны и доставлены в отделение полиции. В 10:30 в отношении каждого были составлены два протокола: о доставлении и об административном задержании. Оба заявителя были обвинены в организации и проведении публичного мероприятия без предварительного уведомления в нарушение ч. 2 ст. 20.2 КоАП РФ. Спустя 3 часа их отпустили.

Позднее мировой суд признал заявителей виновными в совершении данного правонарушения и оштрафовал каждого на 20 тыс. руб. Заявители подали апелляционные жалобы, в которых настаивали на том, что каждый из них провел одиночный пикет, который не требовал предварительного уведомления властей, однако решение мирового судьи было оставлено в силе.

Артем Торчинский подал жалобу в Мосгорсуд, который изменил квалификацию правонарушения, признав его виновным в нарушении установленного порядка проведения публичных мероприятий в соответствии с ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ; штраф был уменьшен до 10 тыс. руб.

В своем обращении в Европейский Суд Филипп Цуканов и Артем Торчинский указали, что их административное задержание не было зарегистрировано. Полиция также не упомянула в протоколе об административном правонарушении, что их сопровождали в отделение, в связи с чем задержание было незаконным. Это, по их мнению, повлекло нарушение п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Кроме того, заявители жаловались на отсутствие прокурора в зале суда, из-за чего судья взял на себя судебное преследование, собрал и представил доказательства вины, в том числе путем вызова и допроса сотрудников полиции. Поэтому суд не был «беспристрастным» по смыслу ст. 6 Конвенции. 

Они также утверждали, что суд первой инстанции не обладал соответствующей юрисдикцией, в связи с чем был нарушен п. 1 ст. 6 Конвенции. Заявители отмечали, что обвинения против них, которые, по их мнению, являлись уголовными по смыслу ст. 6 Конвенции, должны были быть рассмотрены в соответствии с национальным законодательством районным судом. По мнению Филиппа Цуканова и Артема Торчинского, хотя они и не поднимали этот вопрос в судах, те самостоятельно должны были разрешить его.

Также в обращении заявители указали, что прекращение их одиночных пикетов, сопровождение в отделение полиции, удержание там и привлечение к ответственности за административное правонарушение составили незаконное и несоразмерное вмешательство в их право на свободу мирных собраний, в нарушение ст. 10 и 11 Конвенции.

В отзыве на жалобу Правительство РФ утверждало, что заявителей задержали и сопровождали в отделение для того, чтобы составить протоколы об административных правонарушениях. Правительство пояснило, что ст. 6 Конвенции неприменима к рассматриваемому делу, поскольку заявителям было предъявлено обвинение в административном правонарушении. Также отмечалось, что заявители не поднимали вопрос юрисдикции в суде первой инстанции и в апелляционном суде и поэтому не исчерпали внутренних средств правовой защиты. Кроме того, КоАП РФ не предусматривает обязательного участия прокурора в каждом деле об административном правонарушении.

Также Правительство России указало, что заявители действовали незаконно, проведя публичное мероприятие без уведомления властей, поэтому его принудительное прекращение было законным и оправданным. Кроме того, в отзыве указывалось, что 19 декабря Госдума рассматривала законопроект во втором чтении, а для принятия закона необходимо три чтения. В связи с этим заявители имели возможность для своевременного уведомления органов власти о проведении массового мероприятия в соответствии с законодательством РФ до третьего чтения. Отметило российское Правительство и то, что свое несогласие с принимаемым законопроектом можно было выразить иным способом.

Европейский Суд указал: в ст. 27.2 КоАП РФ предусматривается, что физическое лицо подвергается принудительному препровождению в отделение полиции с целью составления протокола об административном правонарушении только в том случае, если он не может быть составлен на месте его совершения. Правительство РФ, по мнению Суда, не привело доводов, которые свидетельствовали бы о том, что протокол не мог быть составлен в месте проведения демонстрации.

В отношении административного задержания ЕСПЧ пояснил, что ни Правительство, ни национальные власти не представили никаких доказательств в соответствии со ст. 27.3 КоАП РФ, что это именно «исключительный случай» или что это «необходимо для правильного и своевременного рассмотрения дела об административном правонарушении, исполнения постановления по делу об административном правонарушении».

Однако Страсбургский суд согласился с доводами о том, что заявителями не были исчерпаны внутренние средства правовой защиты. ЕСПЧ не стал рассматривать данный пункт. 

В то же время Суд указал: ранее он устанавливал, что ст. 6 Конвенции применима к разбирательствам, связанным с обвинениями по ст. 20.2 КоАП, наказуемыми штрафом. Также он пояснил, что отсутствие прокурора в зале судебных заседаний при рассмотрении дел заявителей представляет собой серьезное нарушение объективной беспристрастности суда.

ЕСПЧ отметил, что национальные суды рассматривали ситуацию как одно массовое мероприятие в форме демонстрации, но при этом не было представлено никаких убедительных доводов о том, что заявители представляли угрозу общественной безопасности.

Таким образом, ЕСПЧ присудил каждому заявителю по 10 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, Артему Торчинскому также было присуждено 3 тыс. евро в качестве компенсации судебных расходов, а также 144 евро в качестве компенсации выплаченного им штрафа.

Комментируя решение Суда, представитель заявителей, адвокат АП г. Москвы Константин Терехов сообщил, что удовлетворен принятием доводов жалобы почти в полном объеме. «По сути, в деле было три причины, по которым полиция не имела права их задерживать, а суды – привлекать к ответственности. Во-первых, пикеты никаким образом не нарушили прав других лиц, были мирными, не создали и, очевидно, не могли создать нарушения общественного порядка. Во-вторых, акция была спонтанной – общественность, как и заявители, узнала о предстоящем голосовании за спорный закон за два дня до этого. В-третьих, ни полиция, ни суды никаким образом не оценивали ни спонтанность акции, ни отсутствие нарушения общественного порядка, мотивировали свои решения только отсутствием уведомления о предстоящей акции», – указал он.

Адвокат добавил, что власти в очередной раз «забыли» цель подачи уведомления – дать возможность властям города и полиции обеспечить проведение мирной акции. «А в свете того, что власти знали о предстоящей акции из СМИ и были к ней готовы, пресечение акции и привлечение ее участников к ответственности не были необходимыми», – сообщил Константин Терехов.

Адвокат считает: недостатком решения стал тот факт, что ЕСПЧ не стал рассматривать нарушение права на справедливый суд в части того, что дела заявителей были рассмотрены в мировом суде, а не в районном. «Дело в том, что 1 января 2013 г. вступили в силу поправки в КоАП в части установления новых правил подсудности. Согласно новому правилу, дела об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 5.38, 19.3, 20.1–20.3, 20.18, 20.29 Кодекса, рассматриваются судьями районных судов. А дела заявителей рассматривались как раз в начале 2013 г.», – отметил Константин Терехов.   

Он также посчитал, что присужденную компенсацию можно считать удовлетворительной, так как с точки зрения практики ЕСПЧ 10 тыс. евро – максимальная сумма для дела, где не было административного ареста или обязательных работ, а само задержание длилось несколько часов, а не сутки.

Константин Терехов пояснил, что очень часто в аналогичных делах участвуют грамотные юристы и адвокаты, которые приводят судьям аргументы ЕСПЧ, однако результата нет. «У нас во всех делах по КоАП, что признал ЕСПЧ нарушением Конвенции, суды выполняют функции обвинения, то есть судьи сами вызывают и допрашивают свидетелей обвинения, переформулируют обвинение и т.д. Не стоит надеяться, что в ближайшие годы что-то изменится», – заключил адвокат.

Эксперт по работе с Европейским Судом по правам человека Антон Рыжов пояснил, что жалоба заявителей была отнесена к категории дел, по которым Страсбургский суд имеет устоявшуюся прецедентную практику. «Особенно это касается той части дела, в которой ЕСПЧ констатировал системное нарушение при судебном разбирательстве по КоАП РФ. Дело в том, что наш КоАП не предусматривает обязательного участия в процессе лица, которое поддерживало бы обвинение в отношении предполагаемого нарушителя; в этой связи судья вынужден совмещать роли арбитра и государственного обвинителя, что ведет к нарушению принципа беспристрастности судопроизводства», – сообщил эксперт. Он добавил, что европейские судьи будут конвейерным образом принимать подобные постановления до тех пор, пока Россия не внесет изменения в свои законодательство и практику.

Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Белгородской области, председатель МКА «Паритет» Ерлан Назаров отметил, что власти, как представляется, не слишком-то стремятся устранять нарушения Конвенции и обеспечивать на должном уровне соблюдение прав и свобод, предусмотренных ее ст. 10 и 11. Он добавил, что об этом свидетельствует сам по себе факт неоднократных обращений граждан РФ в Европейский Суд по проблемам реализации права на свободу выражения мнения, собраний и объединений.

Ерлан Назаров указал, что, безусловно, рассматриваемое постановление найдет одобрительный отклик со стороны юристов-практиков, в первую очередь, адвокатов, осуществляющих защиту по делам об административных правонарушениях.

Рассказать: