×

ЕСПЧ проверит свободу выражения мнений в России

Европейский Суд коммуницировал жалобу россиянина, осужденного по экстремистской статье за посты с критикой вхождения Крыма в состав России
Фотобанк Лори
Как сообщила Международная правозащитная группа «Агора», ЕСПЧ направил российским властям ряд вопросов относительно обстоятельств задержания и судебного разбирательства в отношении лидера Набережночелнинского отделения Татарского общественного центра Рафиса Кашапова.

12 января юрист «Агоры» Дамир Гайнутдинов, представляющий интересы заявителя в ЕСПЧ, получил сообщение о коммуникации жалобы Рафиса Кашапова, который просит признать власти России виновными в нарушении ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующей право на свободу и личную неприкосновенность, а также ст. 10 Конвенции, защищающей право на свободу выражения мнения.

Рафис Кашапов был привлечен к уголовной ответственности за публикацию в социальной сети «ВКонтакте» серии статей, в которых он критически высказывался о присоединении Крыма к России. 15 сентября 2015 г. Набережночелнинский городской суд признал его виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 282 и ч. 2 ст. 280.1 УК РФ. При этом при рассмотрении дела суд не установил в высказываниях Кашапова призывов к совершению насильственных действий. Стоит отметить, что это был первый случай осуждения по ст. 280.1 УК РФ.

Как сообщил Дамир Гайнутдинов, Европейский Суд направил российской стороне ряд вопросов по этому делу: были ли соответствующие и достаточные причины для досудебного содержания под стражей Рафиса Кашапова, имело ли место нарушение права на свободу и личную неприкосновенность. Также поставлен вопрос, не был ли приговор суда за 6 постов в социальной сети вмешательством в право общественного деятеля на свободу выражения мнения, а если да, было ли это вмешательство оправданным, было ли оно предписано законом, преследовало ли законную цель и было ли необходимым в демократическом обществе, была ли насущная социальная необходимость в таком вмешательстве. Правительство России должно дать ответы на поставленные вопросы до 4 мая 2018 года.

По мнению Дамира Гайнутдинова, дело Рафиса Кашапова подтвердило «исключительно низкие стандарты доказывания, ранее сложившиеся по экстремистским делам, тотальный отказ суда даже оценивать аргументы защиты, игнорирование постановления Пленума Верховного суда РФ по экстремистским делам, не говоря уже о практике ЕСПЧ».

Напомним, как ранее писала «АГ», в январе 2017 г. Рафис Кашапов обратился в Конституционный Суд с жалобой на неконституционность ч. 2 ст. 280.1 УК РФ – заявитель оспаривал норму только в той части и в том смысле, которые позволяют привлекать к уголовной ответственности за выражение мнения и высказывания, не содержащие призывов к насилию и иным насильственным действиям.

Адвокат «Агоры» Рамиль Ахметгалиев, представлявший Рафиса Кашапова в тот момент, отмечал, что ст. 280.1 УК РФ запрещает любые формы критических высказываний по территориальным вопросам. «Суды во всех делах придают этой статье смысл, который позволяет преследовать граждан за ненасильственные по своему характеру высказывания по вопросам территориальной целостности России: призывы провести референдум, критика законов о принятии в состав Российской Федерации и образовании новых субъектов и т.д. Иными словами, граждан привлекают за мнимую, иллюзорную угрозу», – пояснял Рамиль Ахметгалиев.

В марте 2017 г. КС РФ вынес определение об отказе в принятии жалобы к рассмотрению. Суд, в частности, указал, что «если гражданин, осуществляя свои конституционные права и свободы (в том числе свободу мысли и слова, свободу творчества, право иметь и распространять убеждения и действовать сообразно с ними), при этом нарушает права и свободы других лиц и такое нарушение (независимо от того, направлено оно против конкретных лиц или против общественного порядка в целом) носит общественно опасный и противоправный характер, то виновный может быть привлечен к публично-правовой (в том числе уголовной) ответственности, которая преследует цель охраны публичных интересов». «При этом значение имеет не только форма выражения своих убеждений, но и способы распространения информации, а также ее содержание», – подчеркнул Конституционный Суд.

Также КС напомнил, что любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы – в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, – каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия). «Эти требования, предъявляемые к качеству уголовного закона, однако, не означают, что при формулировании его предписаний не могут использоваться оценочные или общепринятые понятия (категории), позволяющие учесть необходимость эффективного применения уголовно-правовых запретов к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций», – уточнятся в определении.

При этом Суд сослался на разъяснения Пленума ВС РФ, данные в Постановлении от 28 июня 2011 г. № 11 «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности», согласно которым вопрос о публичности призывов должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств дела, в зависимости от которых «подлежит толкованию, судебной оценке и характер действий, на осуществление которых направлены призывы».

Рассказать: