×

Этические нормы как признак независимости адвокатуры

На конференции ФПА «Адвокатура. Государство. Общество» прошло обсуждение базовых ценностей адвокатского сообщества и развития норм КПЭА
Фото: «Адвокатская газета»
В частности, участники дискуссии отметили, что перед адвокатурой стоят серьезные вызовы по повышению авторитета профессии, обеспечению достойной работы и оплаты труда адвокатов, в связи с чем возрастает роль корпоративного регулирования и установления качественных профессиональных стандартов.

Как уже сообщалось, 1 декабря прошла вторая секция XVI Ежегодной конференции ФПА РФ «Адвокатура. Государство. Общество» – «Актуальные вопросы адвокатуры на современном этапе». В ходе мероприятия обсуждались, в частности, вопросы профессиональной этики, дисциплинарного производства, оказания адвокатами бесплатной помощи и другие актуальные темы, пишет пресс-служба Федеральной палаты адвокатов.

Читайте также
Генри Резник: Количество обысков в отношении адвокатов уменьшается
На XVI конференции «Адвокатура. Государство. Общество» обсудили вопросы защиты профессиональных прав адвокатов
02 Декабря 2020 Новости

Вице-президент, член Совета ФПА РФ, первый вице-президент АП Московской области Михаил Толчеев в своем выступлении затронул проблему независимости адвокатуры и особенностей этических норм сообщества в разрезе этого фундаментального принципа организации и существования адвокатуры как одного из системообразующих институтов современного общественного устройства.

Он подчеркнул, что именно наличие признаваемых и защищаемых адвокатами ценностей и их иерархия создают уникальную этическую экосистему сообщества, определяющую то, каким образом его члены должны взаимодействовать друг с другом, с органами адвокатуры и с окружающим миром. Для тех, кто находится вне корпорации, зачастую непостижимы эти этические воззрения. Для любого гражданина помогать правоохранительным органам – обязанность, а для адвоката – запрет. Ложь в форме умолчания может рассматриваться как преступление, а для адвоката – этическая обязанность сохранения адвокатской тайны. Публичное высказывание обвинений и мнения в отношении привлекаемых к ответственности – конституционное право любого человека, а для адвоката – этически осуждаемо не только обвинение, но даже и осуждение действий других людей, потому что презумпция невиновности для адвоката является не просто красивой формулой, но основой его авторитета.

Общественный консенсус, создавая адвокатуру, наделил этот институт значительной автономией в решении внутренних задач и самоконтролем сообщества именно с целью обеспечить его независимость от тех институтов и структур, которым он процессуально оппонирует, заметил Михаил Толчеев. Правоохранительные органы наделены не только властью, но и оружием для решения своих задач. Адвокатура противостоит им, вооруженная только уверенностью в силе закона. Невмешательство в ее деятельность, право корпорации самостоятельно реализовывать контрольные и проверочные полномочия в отношении адвокатов и органов сообщества в рамках установленных законом процедур – все это является частью механизма, обеспечивающего независимость адвокатуры. Ведь никому не нужен адвокат, который так же, как и его доверитель, трепещет перед следователем или прокурором. Общественный консенсус видит адвоката равным его процессуальным оппонентам и независимым от них ни прямо, ни косвенно. Вот почему обеспечение независимости вменено в обязанности адвокатуры и каждого адвоката.

«Обсуждая изменения в КПЭА, мы должны защищать требования невмешательства в дела адвокатского сообщества. Призывы поставить корпорацию под контроль внешних сил подрывают ее независимость, ее авторитет, ее нравственные устои», – подчеркнул Михаил Толчеев.

«Как много мы в своей практике встречали случаев добросовестного использования права “просигнализировать” правоохранительным структурам или предложить провести проверку чьей-нибудь деятельности? Как правило, за таким обращением скрываются мелкие личные мотивы. Поскольку, в отличие от нормативного регулирования, этические нормы предполагают оценку не только действий человека, но и добросовестности мотивов таких действий. Никто не может отказать нам в праве формировать суждение о нравственности обращений, затрагивающих принцип независимости адвокатуры», – резюмировал вице-президент ФПА РФ.

Заместитель председателя Комиссии ФПА по этике и стандартам, президент АП Орловской области Сергей Мальфанов в своем выступлении затронул актуальные вопросы деятельности КЭС. Перед адвокатурой стоят серьезные вызовы по повышению авторитета профессии, обеспечению достойной работы и оплаты труда адвокатов, отметил он. В этих условиях, по его словам, возрастает роль корпоративного регулирования и установления качественных профессиональных стандартов, обеспечения справедливой дисциплинарной практики.

Читайте также
Стандарт и поправки в КПЭА – приняты
Съезд адвокатов завершил свою работу принятием важнейших для адвокатской корпорации документов
20 Апреля 2017 Новости


Сергей Мальфанов напомнил о принятом Всероссийским съездом адвокатов Стандарте осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, который, по его мнению, способствовал унификации дисциплинарной практики, а затем перешел к некоторым практическим вопросам взаимодействия КЭС с региональными палатами.

Из-за недавних изменений Закона об адвокатской деятельности, установивших новые функции КЭС, которая теперь не только дает разъяснения по применению законодательства в сфере адвокатуры, но, по сути, осуществляет функции высшей квалификационной комиссии и высшей инстанции по рассмотрению жалоб адвокатов, объем работы Комиссии значительно увеличился, есть простор для творческого подхода к выработке наиболее эффективных процедур.

В Комиссии свободно высказываются любые мнения при обсуждении содержательных решений, она анализирует большое количество нормативных актов для выработки своей правовой позиции. В КЭС поступает значительное число обращений, в том числе от граждан. При этом, как отметил Сергей Мальфанов, не все запросы адвокатских палат в КЭС направлены на устранение пробелов в нормативном регулировании или двойного толкования действующих норм – некоторые имеют целью лишь заручиться поддержкой в каком-либо споре.

Читайте также
Особенности обжалования решений о прекращении статуса адвоката
Совет ФПА обсудил вопрос о соотношении обжалования решения о прекращении статуса адвоката в Федеральную палату адвокатов и в суд
30 Сентября 2020 Новости

Сергей Мальфанов сообщил, что в период с 1 марта 2020 г. в Комиссию поступило 11 жалоб на решения советов региональных палат о прекращении статуса адвоката. В принятии к рассмотрению шести из них отказано, так как заявители ранее обратились в суд; рассмотрение одной жалобы было приостановлено до принятия судом аналогичной жалобы. Рассмотрено по существу четыре жалобы, при этом в мотивировочных частях некоторых решений советов региональных палат были выявлены существенные недостатки, не повлекшие, впрочем, изменения решения по существу.

Спикер высказал мнение, что Комиссии необходимо обсуждать с адвокатскими палатами те вопросы, которые возникли при рассмотрении их дисциплинарных решений в КЭС, и организовать обучение председателей квалификационных комиссий с использованием практики КЭС.

Член КЭС, президент ПА Самарской области Татьяна Бутовченко также коснулась вопросов рассмотрения в КЭС жалоб адвокатов, чей статус был прекращен. Она отметила, что адвокаты должны понять и принять новый механизм оспаривания решений о прекращении статуса, но, для того чтобы дисциплинарное решение совета палаты могло быть признано справедливым, оно должно содержать не просто констатацию наличия в действиях адвоката дисциплинарного проступка, а обоснование того, что интересам адвокатуры причинен значительный вред.

Рассказать: