×

ФПА, АП г. Москвы и АП Московской области отреагировали на недопуск адвокатов к задержанным на митингах

Адвокатское сообщество обеспокоено не столько тем, что грубо нарушаются профессиональные права адвокатов, сколько тем, что нарушается право граждан на получение квалифицированной юридической помощи
Фото: «Адвокатская газета»
Вице-президент ФПА Светлана Володина подчеркнула, что все имеют право на защиту, в том числе и те, кто был задержан за сознательные провокации. Вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант убежден, что даже единичный случай недопуска под любым предлогом адвоката к задержанному и находящемуся в полиции доверителю недопустим и незаконен. Председатель Комиссии по защите прав адвокатов АПМО Вадим Логинов заявил, что подобные действия правоохранителей, а тем более судов, недопустимы.

В выходные, 3–4 августа, в столице вновь прошли митинги в связи с выборами в Московскую городскую Думу. По информации из социальных сетей и ряда СМИ, полиция ввела план «Крепость», который служил основанием для отказа в допуске адвокатов к задержанным. Так, по сообщению сайта «Эхо Москвы», 3 августа адвокаты не смогли попасть к своим доверителям, которых доставили с митинга в ОВД Хамовники.

Читайте также
ФПА сообщили о недопуске адвокатов к доверителям под предлогом спецмероприятий
Комиссия ФПА РФ по защите прав адвокатов и АП г. Москвы проверят информацию об отказе полиции пропустить защитников к административным задержанным под предлогом плана «Крепость», предусмотренного для чрезвычайных ситуаций
05 Февраля 2018 Новости

Как сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов, вице-президент ФПА Светлана Володина, комментируя эти события, отметила, что план «Крепость» должен вводиться лишь тогда, когда существует реальная угроза нападения на объекты органов внутренних дел. «Но ни одна прошедшая демонстрация и ни один митинг, даже несогласованный, не приводил к этому, – отметила она. – По той информации, которой я могу располагать из средств массовой информации, никто из участников недавно проходивших акций к захвату отделений полиции не призывал».

По словам Светланы Володиной, у нее сложилось впечатление, что отделы внутренних дел закрывались специально от адвокатов. Она убеждена, что все имеют право на защиту, в том числе и те, кто был задержан за сознательные провокации. Причем откровенных провокаторов, по ее мнению, среди задержанных меньшинство. Большинство составляют люди с активной позицией и прохожие, наблюдавшие за акцией. «Оказавшись в такой ситуации, они растеряны. И если государство гарантирует этим гражданам право на защиту, то это право должно быть реализовано. Поэтому, принимая решение о введении того или иного плана, правоохранительным органам нельзя полностью закрываться для защиты от потенциального захвата отдела полиции или вводить какой-то новый план. Им необходимо делать исключение для адвокатов, которые в этот момент должны осуществлять свою профессиональную деятельность. Мне кажется, сила государства в том и состоит, что оно не боится своих граждан и не защищается таким образом, чтобы другие были лишены права на защиту», – сказала вице-президент ФПА.

Она перечислила три вида нарушения права на защиту. Первое – запрет прохода адвоката в отделение полиции; второе – разрешение на проход адвоката, но без предоставления возможности встречи с доверителем; третье – когда адвокату разрешают пройти в отделение и встретиться с доверителем, но не дают возможности общаться с ним наедине. Опыт показывает, что, как только задержанный начинает рассказывать адвокату о незаконных методах, которые применяли к нему сотрудники правоохранительных органов, свидание обычно прекращают.

Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант убежден, что даже единичный случай недопуска под любым предлогом адвоката к задержанному и находящемуся в полиции доверителю недопустим и незаконен, поскольку это нарушение конституционного права на защиту и получение квалифицированной юридической помощи адвоката, которое действует с момента фактического задержания.

«Когда же такие случаи носят массовый характер, это свидетельствует еще и о воспрепятствовании адвокатской деятельности со стороны должностных лиц, превышающих свои полномочия. Уже не раз приходилось говорить, что за такое воспрепятствование должна быть установлена ответственность, вплоть до уголовной, – заявил Вадим Владимирович. – Безусловно, мы будем реагировать на это безобразие, несмотря на то, что обращений от адвокатов в палату на данный момент не поступало».

По сообщению председателя Комиссии по защите прав адвокатов АП Московской области Вадима Логинова, во время несанкционированных митингов в Москве 27 июля и 3 августа они достаточно тесно взаимодействовали с правозащитной организацией «Агора», под эгидой которой адвокаты защищали права задержанных на данных митингах как в ОВД, так и в суде. Информацию о нарушении права адвокатов на допуск на территорию отделов полиции и в суды комиссия получала как от «Агоры», так и от самих адвокатов. Судя по количеству жалоб, данная проблема носила системный, организованный руководством отделов полиции характер.

Так, среди защитников митингующих шестеро состоят в АП Московской области, права пятерых из них были нарушены. Трое направили в Комиссию по защите прав адвокатов АПМО устные обращения о нарушениях своих прав. По ним проводится работа, уже направлено несколько представлений в органы прокуратуры.

Суть нарушений сводилась к тому, что адвокатов не допускали до подзащитных. Во всех отделах УВД адвокатам сообщалось, что недопуск производится по указанию руководства. В некоторых отделах защитников не допускали даже до дежурной части, преграждая дорогу физически, как, например, в ОМВД «Люблино», «Дорогомиловский», а адвоката, зашедшего на территорию ОМВД «Нагатинский затон», вывели из отдела, применив физическую силу.

Читайте также
Комиссар по правам человека Совета Европы выразила обеспокоенность разгоном московских протестных акций
В открытом письме Владимиру Колокольцеву Дуня Миятович указала на многочисленные нарушения прав человека при задержании граждан во время разгона столичных протестных акций 27 июля
06 Августа 2019 Новости

Комментируя пресс-службе ФПА РФ указанные события, Вадим Логинов заявил, что подобные действия правоохранителей, а тем более судов, недопустимы. Он напомнил, что в ст. 16 «Основных принципов, касающихся роли адвокатов», принятых XIII Конгрессом ООН по предупреждению преступности, отмечается, в частности, что: «Правительства обеспечивают, чтобы адвокаты: а) могли выполнять все свои профессиональные обязанности в обстановке, свободной от угроз, препятствий, запугивания или неоправданного вмешательства; … с) не подвергались судебному преследованию и судебным, административным, экономическим или другим санкциям за любые действия, совершенные в соответствии с признанными профессиональными обязанностями, нормами и этикой, а также угрозами такого преследования и санкций».

Необходимо учитывать, заметил он, что в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепринятые международные нормы и правила являются составной частью российского законодательства и приоритетны по отношению к российским нормативным актам.

Кроме того, в соответствии с ч. 5 ст. 3 Закона об адвокатской деятельности адвокат вправе беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность (в том числе в период его содержания под стражей), без ограничения числа свиданий и их продолжительности. А согласно ч. 1 ст. 18 того же закона вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом запрещаются.

«Хотелось бы обратить внимание адвокатов, что в случае нарушения ваших профессиональных прав вы можете обратиться в комиссию по защите прав адвокатов вашей региональной палаты. Бороться с нарушениями наших прав нужно сообща», – обратился Вадим Логинов к коллегам.

Рассказать: