×

ФПА выступила против конфискации имущества как уголовного наказания

Федеральная палата адвокатов направила в Госдуму отрицательный отзыв на законопроект о введении дополнительного наказания за преступления в виде конфискации
Фото: «Адвокатская газета»
В частности, ФПА указала, что введение конфискации имущества как дополнительного вида наказания не отвечает уголовно значимым целям и нарушит конституционные права граждан.

Федеральная палата адвокатов направила председателю Государственной Думы Вячеславу Володину правовую позицию на законопроект № 396097-7, которым предлагается ввести конфискацию имущества в качестве дополнительного вида наказания за корыстные тяжкие и особо тяжкие преступления по 97 составам преступлений, о чем ранее писала «АГ».

Федеральная палата адвокатов считает, что рассматриваемый законопроект не может быть поддержан по ряду оснований.

В правовой позиции напоминается, что конфискация имущества как самостоятельный вид наказания была исключена из Уголовного кодекса РФ в 2003 г. При этом указано, что действующий институт конфискации имущества, предусмотренный гл. 15.1. УК РФ, отвечает нормам международного права, которые не содержат императивных требований, предусматривающих, что конфискация имущества должна быть видом уголовного наказания.

«Авторы законопроекта в пояснительной записке не привели убедительных данных, свидетельствующих о проблемах в правоприменении положений гл. 15.1. Уголовного кодекса Российской Федерации, а также о необходимости возвращения института конфискации имущества как вида уголовного наказания», – отмечают в ФПА.

Также в Федеральной палате адвокатов указали, что введение конфискации имущества как дополнительного вида наказания нарушит конституционные права граждан, так как право частной собственности охраняется законом (ст. Конституции РФ).

ФПА напомнила, что согласно ст. 5 УК РФ принцип вины является одним из основных принципов уголовного права, который в совокупности со ст. 49 Конституции определяет, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. В то же время конфискация имущества, преступное происхождение которого не доказано, как раз и представляет собой объективное вменение.

В правовой позиции приведена ссылка на Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 2011 г. N 6-П, согласно которому наличие состава правонарушения является необходимым основанием для всех видов юридической ответственности. «При этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений, должны согласовываться с конституционными принципами демократического правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности. В свою очередь, наличие вины как элемента субъективной стороны состава правонарушения – общепризнанный принцип привлечения к юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно в законе», – цитирует ФПА решение КС РФ.

«Введение конфискации имущества в качестве вида наказания нарушит конституционные права граждан, поскольку предусматривает возможность принудительного безвозмездного изъятия и обращения в доход государства на основании обвинительного приговора имущества, являющегося собственностью осужденного, которое не имело отношения к уголовному делу и преступное происхождение которого не было установлено. По нашему мнению, конфискация имущества в качестве дополнительного вида наказания за корыстные тяжкие и особо тяжкие преступления не отвечает уголовно значимым целям», – подчеркивается в правовой позиции.

ФПА также отметила, что восстановление социальной справедливости достигается назначением основного наказания в виде лишения свободы, назначением значительных штрафов в качестве дополнительного наказания, а также взысканием причиненного преступлением ущерба: «Указанные три мощных фактора воздействия на осужденного и призваны исправить его и не допустить совершения им новых преступлений. При таких обстоятельствах предложение авторов законопроекта изымать и обращать в доход государства имущество, принадлежащее осужденному, является излишним».

В качестве еще одного аргумента против принятия законопроекта Федеральная палата адвокатов привела то, что штраф как вид уголовного наказания является эффективным и достаточным средством.

«Как показывает судебная практика, штраф, который заменил по своей сути конфискацию как уголовное наказание, является достаточным средством и оказывает серьезное психологическое воздействие на осужденных, в том числе и по коррупционным преступлениям. В целях исполнения приговора в части штрафа может быть изъято и обращено в доход государства любое имущество», – отмечается в правовой позиции.

Кроме того, ФПА обратила внимание на то, что введение предлагаемых поправок повлечет массовое нарушение прав законопослушных граждан. Поясняется, что в целях конфискации имущества по приговору суда в ходе досудебного производства суды по ходатайству следователей станут накладывать аресты на предполагаемое имущество обвиняемого, которое может находиться во владении иных лиц: «В таких ситуациях достаточно сложно установить реального собственника имущества и потому возможны массовые следственные ошибки. Результатом таких ошибок может стать ущемление прав и законных интересов не только подозреваемых или обвиняемых, но и других лиц, не вовлеченных в уголовный процесс».

В подтверждение этой позиции приводится Постановление КС РФ от 21 октября 2014 г. № 25-П, которым ч. 3 и 9 ст. 115 УПК РФ, в действующей на тот момент редакции, были признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой ими в системе действующего правового регулирования не предусматривается надлежащий правовой механизм, применение которого – при сохранении баланса между публично-правовыми и частноправовыми интересами – позволяло бы эффективно защищать в судебном порядке права и законные интересы лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или гражданскими ответчиками по уголовному делу, право собственности которых ограничено чрезмерно длительным наложением ареста на принадлежащее им имущество, предположительно, полученное в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого.

«Проблема заключается еще и в том, что суды первой инстанции в подавляющем большинстве случаев удовлетворяют ходатайства о наложении ареста на имущество, принадлежащее подозреваемому или обвиняемому, а также находящееся у других лиц, не вовлеченных в уголовный процесс. Известно, что сроки предварительного расследования нередко исчисляются годами и в течение всего этого срока имущество будет находиться под арестом, а возможности эффективного обжалования этого ареста ограничены», – отмечает ФПА, добавив, что соображения сложной экономической обстановки не могут служить оправданием для таких действий в отношении своих сограждан, хотя бы и привлеченных к уголовной ответственности.

Ранее эксперты «АГ» неоднозначно отнеслись к законодательной инициативе. Так, ведущий специалист направления уголовно-правовой защиты бизнеса юридической фирмы ART DE LEX Алексей Ануфриенко отметил, что предложенные изменения в Уголовный кодекс в основном дублируют уже существующие нормы закона. По его мнению, они вряд ли могут способствовать глобальному улучшению криминогенной обстановки в обществе и лишь усложнят правоприменительную практику.

«Ни карательная, ни устрашающая функция конфискации как вида наказания в нынешних социальных и экономических условиях жизни общества реализована не будет. Полагаю, что в предложенной редакции данный законопроект может не быть принят», – подытожил Алексей Ануфриенко.

В то же время юрист юридической компании «Глазунов и Семёнов» Иван Лосев считает, что инициатива по возращению института конфискации имущества в уголовное законодательство достаточно интересна. «Применение конфискации имущества как дополнительного вида наказания станет дополнительным фактором, способствующим предотвращению совершения ряда противоправных действий, ответственность за которые предусмотрена Уголовным кодексом РФ», – считает он.

Рассказать: