×

Изготовлено мотивированное решение кассации об отказе отменить приговор адвокату Дагиру Хасавову

Второй кассационный суд общей юрисдикции указал, что реальность угроз потерпевшему обусловлена не только его субъективными ощущениями, но и обстановкой, в которой эти угрозы были направлены: проживание потерпевшего в гостиничном номере в г. Москве, отсутствие близких родственников, активное обращение к национальной, религиозной тематике
Один из защитников коллеги, адвокат АП Московской области Максим Ижиков, отметил, что из кассационного определения следует, будто сторона защиты ссылалась на такой мотив Дагира Хасавова, как ложно понятое чувство справедливости, однако об этом никто не говорил. Говоря о дальнейших планах, адвокат сообщил, что намерен использовать все возможные способы защиты.

Защитники адвоката АП г. Москвы, управляющего партнера АБ «Дагир Хасавов и партнеры – Драконта» Дагира Хасавова получили мотивированное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 26 октября, в котором тот пришел к выводу, что оснований изменить приговор нет.

Обстоятельства уголовного преследования и приговор

Читайте также
Изготовлено апелляционное определение по делу адвоката Дагира Хасавова
Мосгорсуд посчитал, что уголовное дело возбуждено в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, подсудность определена верно, а неточность протокола судебного заседания не свидетельствует о существенных нарушениях, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность приговора
21 Апреля 2021 Новости

Напомним, Дагира Хасавова задержали в сентябре 2019 г. в Лефортовском районном суде г. Москвы прямо перед заседанием по уголовному делу его доверителя – экс-министра экономики и территориального развития Дагестана Раюдина Юсуфова, которого вместе с Абдусамадом Гамидовым, бывшим председателем правительства РД, обвиняли в растрате более 40 млн руб. из республиканского бюджета при реконструкции спецучреждения временного содержания для иностранцев. Потерпевшим признали ГКУ РД «Дирекция единого государственного заказчика-застройщика». Именно ей, по версии следствия, обвиняемые причинили материальный ущерб.

Дагир Хасавов, посчитало следствие, в составе организованной группы принуждал Арсена Фатуллаева, представителя Дирекции, к даче ложных показаний, используя шантаж и угрозу причинения вреда здоровью. В основу обвинения легли несколько голосовых сообщений, направленных адвокатом по WhatsApp сыну подзащитного – Вадиму Юсуфову, который через своего родственника переслал их Арсену Фатуллаеву. По мнению эксперта-лингвиста Института криминалистики Центра специальной техники ФСБ, в словах Дагира Хасавова были «коммуникативное намерение» склонить «некое третье лицо» к изменению показаний «в отношении неких третьих лиц» и информация о наступлении негативных последствий для «некоего лица» в случае, если оно не изменит показания, которые Хасавов считает ложными.

Читайте также
Заключение специалистов, опровергающее экспертизу института ФСБ, стало доказательством по делу Дагира Хасавова
Документ попал в материалы дела по ходатайству защитника адвоката
20 Ноября 2020 Новости

В марте 2020 г. специалисты, которых привлекла сторона защиты, пришли к выводу, что в репликах Дагира Хасавова не было намерения склонить «коммуниканта Фатуллаева» к изменению показаний, данных им ранее в суде. Тогда же специалисты насчитали семь нарушений эксперта-лингвиста, из-за которых тот пришел к противоположным выводам.

Однако Измайловский районный суд посчитал, что Дагир Хасавов хотел «максимально обезопасить себя от возможного разоблачения», поэтому сам контактировать с Арсеном Фатуллаевым не стал, а «для конспирации преступления» создал преступную группу. В нее вошли Абдусалам Джамалутдинов, который ранее был советником Абдусамада Гамидова, и Вадим Юсуфов. Оба они были заинтересованы в том, чтобы экс-чиновники избежали уголовной ответственности, посчитала первая инстанция.

Суд пришел к выводу, что в первых двух аудиозаписях адвокат «лично сообщил о необходимости А.А. Фатуллаеву связаться с ним для непосредственного обсуждения показаний, которые необходимо дать в суде, а также высказал обещания защитить А.А. Фатуллаева от негативных последствий в связи с дачей последним ложных показаний в суде и обеспечить в этом случае уважение среди близких подсудимым А.М. Гамидову и Р.А. Юсуфову лиц из числа жителей Республики Дагестан».

В третьей аудиозаписи, по мнению суда, адвокат «лично высказал угрозу распространения ложных сведений об оговоре А.А. Фатуллаевым подсудимых А.М. Гамидова и Р.А. Юсуфова в совершении тяжкого преступления, т.е. порочащих А.А. Фатуллаева, унижающих честь и достоинство последнего, а также угрозу причинения вреда здоровью А.А. Фатуллаева в случае его отказа от дачи в суде ложных показаний о непричинении действиями подсудимых материального ущерба ГКУ РД “Дирекция единого государственного заказчика-застройщика”».

Читайте также
Аудиосообщения и посты в Facebook: за что получил 6 лет колонии адвокат Дагир Хасавов
Измайловский районный суд изготовил приговор по делу о принуждении потерпевшего к даче ложных показаний
11 Декабря 2020 Новости

12 сентября 2019 г. Арсен Фатуллаев в ходе очередного закрытого судебного заседания по уголовному делу экс-чиновников подал гражданский иск о взыскании с них похищенной суммы. Тогда Дагир Хасавов, по версии Измайловского районного суда, «решил осуществить свои намерения, направленные на дискредитацию личности» представителя Дирекции: опубликовал на своей странице в Facebook этот иск и три аудиозаписи допроса Арсена Фатуллаева в суде. В комментарии к одной из них адвокат назвал представителя Дирекции лжецом, ко второй – засланцем, которым манипулирует гособвинение, к третьей – упомянул о «давлении генеральной прокуратуры» на суд. Этими публикациями Дагир Хасавов «фактически дискредитировал» Арсена Фатуллаева перед жителями Дагестана, уверена первая инстанция. Далее адвокат якобы велел Абдусаламу Джамалутдинову встретиться с Арсеном Фатуллаевым и «продолжить оказывать на него психологическое давление».

Как следует из приговора, Вадим Юсуфов пытался убедить суд в том, что переслал через родственника сообщения Арсену Фатуллаеву по своей инициативе, а не по указанию Дагира Хасавова. Но первая инстанция назвала это «проявлением ложного чувства товарищества» и не стала принимать такие показания.

Суд решил, что Дагир Хасавов, Абдусалам Джамалутдинов и Вадим Юсуфов в составе организованной группы совершили принуждение потерпевшего к даче ложных показаний, соединенное с шантажом и угрозой причинения вреда здоровью (ч. 4 ст. 309 УК). Дагиру Хасавову назначили 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима, Абдусаламу Джамалутдинову – 4 года 6 месяцев, а Вадиму Юсуфову – 3 года.

Обжалование приговора в Мосгорсуде

Защитники Дагира Хасавова подали апелляционные жалобы, однако Мосгорсуд посчитал вину осужденных установленной, отметив, что допустимость положенных в основу приговора доказательств не вызывает сомнений, поскольку они собраны с соблюдением ст. 74, 86 УПК.

Вторая инстанция отметила, что судом приведены мотивы, по которым отвергнуто заключение специалиста: оно было получено по результатам исследования представленных адвокатами копий материалов дела, а не оригиналов. Кроме того, заключение содержит анализ и выводы относительно проведенных в рамках уголовного дела лингвистических экспертных исследований, то есть фактически является оценкой доказательств, что отнесено исключительно к компетенции суда.

Также Мосгорсуд пришел к выводу, что при возбуждении уголовного дела в отношении Дагира Хасавова как адвоката нарушений требований ст. 448 УПК допущено не было. Кроме того, подсудность уголовного дела определена верно, поскольку преступление являлось оконченным в момент оказания незаконного воздействия на волю потерпевшего – в момент получения и прослушивания в гостинице «Измайлово» г. Москвы аудиосообщений. Гостиница расположена на территории, отнесенной к юрисдикции Измайловского районного суда г. Москвы.

Кассационное обжалование

В кассационной жалобе (имеется у «АГ») один из защитников, адвокат АП Московской области Максим Ижиков, отметил, что для привлечения Дагира Хасавова к уголовной ответственности по ч. 4 ст. 309 УК суд должен был установить, что его «умысел» направлен на принуждение Фатуллаева к даче ложных показаний. Поскольку умысел относится к субъективной стороне преступления, в предмет доказывания входило выяснение того, каким образом Дагир Хасавов, а не следователь, прокурор или кто-либо другой воспринимал показания, к которым он якобы принуждал. «Иначе говоря, обвинение должно было доказать, а суд – мотивировать в приговоре, что Хасавов Д.З. осознавал ложный характер показаний, к которым он якобы принуждал Фатуллаева А.А.», – подчеркнул адвокат.

Максим Ижиков заметил, что 11 июня 2019 г. в Лефортовском районном суде г. Москвы представитель потерпевшего признал, что действиями Раюдина Юсуфова и Абдусамада Гамидова ущерб причинен не был: работы, на которые выделялись деньги, выполнены полностью. Поэтому позиция Дагира Хасавова и остальных адвокатов при защите Юсуфова и Гамидова была логичной и консолидированной: если на реконструкцию здания из бюджета выделено почти 41,5 млн руб. и реконструкция полностью произведена, то о растрате говорить не приходится, поскольку отсутствует ущерб как обязательный признак хищения.

В жалобе указывалось, что никаких доказательств создания Дагиром Хасавовым организованной группы в приговоре не приведено. Отмечалось, что Хасавов и Джамалутдинов не только не объединялись в организованную группу, но даже не были знакомы между собой. «В связи с этим абсолютно естественно, что в ходе предварительного следствия было установлено, что они не звонили друг другу и не предпринимали попыток звонков», – подчеркивалось в документе. Кроме того, указывал адвокат, в деле не имеется каких-либо доказательств, указывающих, что в период с 10 по 12 сентября 2019 г. Дагир Хасавов и Абдусалам Джамалутдинов встречались и общались о чем-либо. В обвинительном приговоре суд не привел ссылок на подобные доказательства. При этом Вадим Юсуфов, пересылавший аудиосообщения Фатуллаеву, пояснял, что вообще не знает, кто такой Джамалутдинов.

Максим Ижиков указал, что защита не отрицала, что 10 сентября 2019 г. Дагир Хасавов направил Раюдину Юсуфову два голосовых сообщения. Вместе с тем одностороннее направление аудиосообщений само по себе не может расцениваться в качестве акта создания организованной группы. Ни организованная группа, ни ее обязательные признаки не могут появиться от нажатия кнопки «отправить голосовое сообщение», подчеркивал адвокат. В жалобе также указывалось, что суд привел лишь часть реплик Дагира Хасавова, что существенно повлияло на итоговые его выводы. При этом, настаивал защитник, Хасавов не высказывал угроз причинения вреда здоровью Фатуллаева.

Защитник кроме прочего отметил, что согласно п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК решение о возбуждении уголовного дела в отношении адвоката принимается руководителем следственного органа Следственного комитета по субъекту РФ. Дагир Хасавов состоит в АП г. Москвы. Однако решение о возбуждении уголовного дела в отношении него принял руководитель ГУ по расследованию особо важных дел Следственного комитета Ростислав Рассохов, то есть ненадлежащее лицо.

Отмечается, что по ходатайству защиты к материалам дела было приобщено заключение специалистов от 25 марта 2020 г., выполненное лингвистами. Однако суд первой инстанции в качестве доказательства его не принял, сославшись на то, что оно якобы не отвечает требованиям ст. 164, 166 УПК, специалисты якобы не предупреждались об уголовной ответственности по ст. 307 УК, подлинные материалы дела ими не исследовались и само заключение якобы является оценкой доказательств, что относится исключительно к компетенции суда. Между тем, заметил защитник, оба специалиста были предупреждены об уголовной ответственности, о чем дали соответствующие подписки. Кроме того, одной из них в Измайловском суде предъявили подлинные материалы дела, и она подтвердила, что они полностью соответствуют тем копиям, по которым проводилось исследование. Однако запись об этом не была включена в протокол судебного заседания, а все замечания на протокол были отклонены судом в немотивированной и произвольной форме. Мосгорсуд заключение в качестве доказательства также не принял.

Максим Ижиков отметил, что суд вынес достаточно суровое наказание, хотя не установил отягчающих обстоятельств, но установил смягчающие. Он попросил приговор и апелляционное определение отменить, а производство по уголовному делу прекратить.

Кассация не нашла оснований для отмены приговора

Второй кассационный суд общей юрисдикции сослался на показания Юсуфова и отметил, что именно 10 сентября 2019 г. ему позвонил Дагир Хасавов и попросил найти «выходы» на родственников Фатуллаева для воздействия на него. При этом Хасавов и Джамалутдинов посещали один и тот же кабинет в здании Лефортовского районного суда.

Кассация посчитала, что отсутствие знакомства между Хасавовым и потерпевшим на квалификацию содеянного не влияет, а доводы о недостоверности экспертных заключений направлены на переоценку доказательств, что не относится к предмету кассационной проверки. Суд отметил, что уголовное дело возбужденно уполномоченным лицом.

Реальность угроз, указала кассация, обусловлена не только субъективными ощущениями Фатуллаева, но и обстановкой, в которой эти угрозы были направлены: проживание потерпевшего в период судебного заседания в гостиничном номере в Москве, отсутствие близких родственников, активное обращение к национальной, религиозной тематике.

Также суд отметил, что мотивы, по которым действовал Дагир Хасавов, в частности ложно понятое чувство справедливости, о котором утверждал Максим Ижиков, отказ Фатуллаева от изменения ранее данных показаний на заведомо ложные, для квалификации содеянного значения не имеют. Будучи несогласным с показаниями Фатуллаева, Дагир Хасавов мог их оспорить законными способами через представление доказательств, выступление в прениях, обращение о привлечении потерпевшего к уголовной ответственности и так далее.

Второй кассационный суд общей юрисдикции посчитал, что все ходатайства стороны защиты были разрешены в соответствии с законом, а представленные доказательства, включая заключение специалиста, получили надлежащую оценку. Кроме того, при назначении наказания приняты во внимание личность осужденного, влияние наказания на его исправление и другие обстоятельства.

Таким образом, кассация оставила приговор без изменений.

Многие аргументы остались без внимания

В комментарии «АГ» Максим Ижиков отметил: доводы, на которые ссылалась сторона защиты, надлежащей оценки не получили. «Обвинительный приговор вынесен за то, что Дагир Хасавов якобы принуждал потерпевшего дать ложные показания об отсутствии ущерба. При этом судом первой инстанции было установлено, что показания об отсутствии ущерба Дагир Хасавов считал не ложью, а правдой. Это очевидное противоречие. И оно указывает на отсутствие обязательного признака преступления – вины в форме прямого умысла, в том числе отсутствие цели, предусмотренной ст. 309 УК», – указал он.

Максим Ижиков отметил, что речь идет о том, что принуждения не было. Даже если рассматривать субъективное отношение Дагира Хасавова к показаниям, видно, что он действительно верил, что ущерба нет, подчеркнул адвокат. «Мы ждали, что суд кассационной инстанции этому даст оценку. Было много аргументов о том, что не мотивированы, не раскрыты признаки организованной группы, на которую ссылался в приговоре суд. Эти аргументы остались без внимания, как и все остальные», – с сожалением отметил защитник.

Кроме того, Максим Ижиков рассказал, что из кассационного определения следует, что сторона защиты ссылалась на такой мотив Дагира Хасавова, как ложно понятое чувство справедливости. «Однако об этом никто никогда не говорил. Ни в жалобе, ни в протоколе судебного заседания таких тезисов нет. Откуда суд это взял – совершенно непонятно», – указал он.

Адвокат отметил, что планирует использовать все возможные способы защиты: «Это не последний уровень кассационной инстанции. Кроме того, есть международные механизмы».

Рассказать:
Дискуссии
Дело адвоката Дагира Хасавова
Дело адвоката Дагира Хасавова
Защита прав адвокатов
21 Апреля 2021
Яндекс.Метрика