×

Изготовлено мотивированное решение апелляции по делу адвоката, которому отказали в свидании с подзащитным

Свой отказ в удовлетворении жалобы на решение суда, сославшегося на законоположения, не соответствующие действующим нормам УПК РФ, апелляция обосновала так же, как первая инстанция
Комментируя «АГ» решение, адвокат Мария Стрельник отметила, что суд в своих выводах попытался обойти Закон об адвокатской деятельности. А советник ФПА Юрий Костанов, представлявший Марию Стрельник в суде, назвал решение анекдотичным, отметив, что и спустя год после внесения в УПК президентских поправок судьи игнорируют их.

Московский городской суд изготовил мотивированное решение по делу адвоката Марии Стрельник, которым признана законность отказа в предоставлении ей свидания со своим подзащитным.

Как ранее сообщала «АГ», 14 марта суд рассмотрел апелляционную жалобу на отказ Преображенского районного суда г. Москвы в удовлетворении ее административного искового заявления к начальнику ФКУ СИЗО-1 ФСИН России Ивану Прокопенко, который отказал ей в посещении подзащитного для оказания ему юридической помощи, несмотря на представление ордера и адвокатского удостоверения.

Напомним, свой отказ руководство СИЗО мотивировало тем, что в ответ на запрос администрации изолятора о предоставлении информации в отношении защитника в Следственный комитет РФ они получили ответ о том, что Мария Стрельник с заявлением о допуске к участию в уголовном деле в качестве защитника к следователю не обращалась, от обвиняемого уведомлений о заключении соглашения с указанным защитником не поступало, в связи с чем адвокат к участию в уголовном деле не допущена. 

При этом Мария Стрельник сообщила, что еще за день до посещения СИЗО официально уведомила Следственный комитет о вступлении в дело.

2 ноября 2017 г. суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований Марии Стрельник, сославшись при этом на то, что согласно ч. 4 ст. 49 УПК РФ «адвокат допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». Кроме того, суд сослался на ст. 38 УПК РФ и указал, что вопрос о допуске адвоката в качестве защитника решает именно следователь, а не должностные лица СИЗО-1. При этом суд отметил, что само по себе предъявление адвокатом ордера и удостоверения не является подтверждением обстоятельств его участия в уголовном процессе в качестве защитника, поскольку именно следователь при решении вопроса о допуске защитника учитывает установленные законом ограничения, в силу которых не допускается участие в производстве по уголовному делу конкретного защитника. 

В своей апелляционной жалобе Мария Стрельник указала, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для административного дела, а также неправильно применил нормы материального права. Она пояснила, что соглашение на оказание помощи в уголовном судопроизводстве подзащитному в соответствии с ч. 1 ст. 50 УПК РФ было заключено с другим лицом. В соответствии с ч. 4.1 ст. 49 УПК РФ в случае необходимости получения согласия подозреваемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера.

При этом Мария Стрельник обратила внимание на то, что в своем ответе на запрос администрации СИЗО Следственный комитет РФ как раз и указал на эту норму. Однако в первом свидании с подзащитным ей было все-таки отказано. 

Кроме того, адвокат указала в жалобе, что судом применены положения, не соответствующие действующим нормам УПК РФ: 17 апреля 2017 г. Президент России подписал закон, которым были внесены изменения в Кодекс. В частности, в новой редакции ст. 49 УПК РФ указано, что адвокат вступает в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера, а не допускается к участию в нем с разрешения следователя либо иного должностного лица. С момента предъявления удостоверения адвоката и ордера на адвоката распространяются правила, установленные ч. 3 ст. 53 УПК РФ.

Рассмотрев апелляционную жалобу и выслушав доводы стороны, Московский городской суд вынес решение, согласно которому отсутствуют основания для отмены или изменения обжалуемого судебного постановления в апелляционном порядке. При этом текст судебного акта почти дословно копирует обжалуемое решение суда, к ранее сделанным выводам апелляция добавила всего несколько моментов. 

Во-первых, суд пояснил, что пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований, поскольку отказ в свидании был обусловлен отсутствием у Марии Стрельник «права вместо следователя решать вопрос о допуске адвоката к защите и не связан с истребованием от адвоката помимо ордера и удостоверения адвоката иных документов». «Именно следователь, а не должностные лица ФКУ СИЗО-1 ФСИН России решают вопрос о допуске адвоката в качестве защитника», – указал Мосгорсуд. Кроме того, в определении указано, что именно следователь при решении вопроса о допуске защитника учитывает установленные законом ограничения.

Во-вторых, судебная коллегия Мосгорсуда напомнила, что согласно ст. 18 Закона о содержании под стражей установлено, что подозреваемым и обвиняемым предоставляются свидания с защитником с момента фактического задержания. «Свидания предоставляются наедине и конфиденциально без ограничения их числа и продолжительности, за исключением случаев, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Свидания предоставляются защитнику по предъявлении удостоверения адвоката и ордера. Истребование у адвокатов иных документов запрещается. Если в качестве защитника участвует иное лицо, то свидание с ним предоставляется по предъявлении соответствующего определения или постановления суда, а также документа, удостоверяющего его личность», – говорится в определении. При этом отмечается, что истребование учреждением, осуществляющим содержание под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, у органа, производящего по уголовному делу процессуальные следственные действия или суда, указанных сведений основано на нормах закона; ордер и удостоверение адвоката для органов, осуществляющих содержание лиц под стражей, не подтверждают факта допуска адвоката в качестве защитника по уголовному делу.

Кроме того, Мосгорсуд указал, что из материалов дела не следует, что адвокат Стрельник, обращаясь с ходатайством о предоставлении свидания 2 августа 2017 г., ссылалась на п. 4.1 ст. 49 УПК РФ о необходимости получения согласия обвиняемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело. «Доводы апелляционной жалобы основаны на выборочном, избирательном толковании норм материального права, направлены на переоценку собранных по делу доказательств, являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции и не содержат в себе обстоятельств, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли бы на обоснованность и законность судебного решения», – заключила апелляция.

В комментарии «АГ» Мария Стрельник особо обратила внимание на копирование выводов суда первой инстанции, отметив, что передача образцов процессуальных решений на электронных носителях стала традицией, имевшей место и в этом случае. 

«Судебная коллегия, полагаю, попыталась обойти Закон об адвокатской деятельности, в п. 2 ст. 6 которого указано, что никто не вправе требовать от адвоката и его доверителя предъявления соглашения об оказании юридической помощи для вступления адвоката в дело. Вывод судебной коллегии о том, что из материалов дела не следует, что я, обращаясь с ходатайством о предоставлении свидания, ссылалась на п. 4.1 ст. 49 УПК РФ, явно имеет своей целью удовлетворение субъекта исполнительной власти», – считает Мария Стрельник. 

По ее мнению, логика судебной коллегии выстроена на недобросовестности исследования фактических обстоятельств и представленных доказательств по делу. «Административный ответчик, ссылаясь на ответ из Следственного комитета РФ о том, что от обвиняемого уведомлений о заключении соглашения со мной не поступало, сам подтверждает тот факт, что соглашение было заключено мной в порядке ч. 1 ст. 50 УПК РФ. А наличие в деле справки из коллегии адвокатов подтверждает факт наличия соглашения как такового, на основании которого был выдан ордер. Исходя из логики судебной коллегии, вероятно, я должна была представить суду на обозрение, по своей инициативе, заключенное соглашение, и не только суду, но и в ФКУ СИЗО-1 ФСИН России по г. Москве, и в Следственный комитет РФ. При этом суд не указал, каким законом должны регламентироваться вышеперечисленные действия», – прокомментировала адвокат.

Советник ФПА РФ, адвокат Юрий Костанов, представлявший Марию Стрельник в суде, назвал решение апелляции анекдотичным. «Суды исходят из прежних формулировок закона, несмотря на то, что год назад он был изменен по инициативе Владимира Путина. Но судьи делают вид, что этих изменений нет», – пояснил адвокат.

Читайте также
«Адвокатский закон»
О президентском законопроекте, предполагающем создание дополнительных гарантий независимости адвокатов при оказании юридической помощи в уголовном судопроизводстве
03 Мая 2017 Дискуссии

Юрий Костанов также обратил внимание на то, что суды ссылаются на некие неназванные исключительные случаи, при которых можно не предоставлять адвокату свидания с подзащитным: «То есть получается, суд сам может избирать эти случаи. Это некоторая новация, потому что до сих пор считалось, что они должны быть перечислены в самом законе с указанием, какая норма действует в такой ситуации. Получается, что сейчас сотрудники ФСИН придумывают исключительный случай для неисполнения закона, а потом суды поддерживают его. А откуда они взяли это – неясно».

И Мария Стрельник, и Юрий Костанов сообщили, что решение Мосгорсуда будет обжаловано. При этом Мария Стрельник сообщила о намерении в случае необходимости дойти и до Верховного Суда, поскольку вопрос исполнения закона и предоставления защитнику, с которым соглашение заключено иным лицом, свидания с подзащитным для получения его согласия на защиту – принципиальный.

Рассказать: