×

КС не стал рассматривать жалобу на проблему исчисления срока для УДО

Суд посчитал, что неопределенности в вопросе самостоятельного исчисления срока, дающего право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, назначенного в порядке замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, нет
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат заявителя жалобы Виктор Ермолаев отметил, что в деле его доверителя поставлена точка и в целом вопрос можно разрешить путем обращения инициативной группой осужденных к органам власти, наделенным законодательной инициативой. Юрист Ольга Подоплелова с сожалением отметила, что определение закрепит уже сложившуюся практику обнуления сроков для УДО при переводе на принудительные работы.

Конституционный Суд в Определении № 2099-О от 28 сентября не нашел оснований для принятия жалобы на положения п. «в» ч. 3 ст. 79 и абз. 4 ч. 2 ст. 80 УК, которые, по мнению заявителя, не позволяют осужденному за особо тяжкое преступление точно определить срок наказания, после отбывания которого у него возникает право ходатайствовать об УДО после замены лишения свободы более мягким видом наказания, и не позволяют разумно предвидеть последствия обращения с ходатайством о замене наказания в виде лишения свободы принудительными работами в форме аннулирования срока для обращения с ходатайством об УДО.

Повод для обращения в КС

Читайте также
В КС поступила жалоба о проблеме исчисления срока для УДО после смягчения наказания
Адвокат подал жалобу после того, как осталось в силе решение ВС о том, что при замене неотбытой части наказания более мягким видом отбывание назначенного по приговору наказания прекращается, а исполнению подлежит избранное в порядке замены наказание
06 Августа 2021 Новости

Напомним, в деле осужденного Ильи Ерехинского Колпинский районный суд г. Санкт-Петербурга пришел к выводу о том, что при замене лишения свободы принудительными работами необходимый для УДО срок исчисляется с момента замены, а не с момента назначения изначального наказания. Первая инстанция сослалась на п. 2 Постановления Пленума ВС от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», где указано, что если наказание осужденному было смягчено актом амнистии, помилования или суда, то при применении УДО или замене неотбытой части наказания более мягким видом фактически отбытый срок следует исчислять, исходя из срока наказания, установленного актом амнистии, помилования или судебным актом. Апелляционная инстанция оставила постановление в силе.

Судья Третьего кассационного суда общей юрисдикции отказался передавать жалобу на рассмотрение, однако судья ВС Александр Ботин, согласившись с адвокатом, пришел к выводу, что право на УДО у осужденного за особо тяжкое преступление возникает после фактического отбытия 2/3 срока наказания, назначенного по приговору, а не 2/3 срока принудительных работ, назначенных в результате замены. После этого кассационный суд отменил акты нижестоящих инстанций и направил материал об УДО на новое рассмотрение.

Читайте также
Адвокат доказал в ВС, что необходимый для УДО срок исчисляется с момента назначения наказания, а не его замены
Судья ВС подтвердил, что в случае замены наказания более мягким его видом право на условно-досрочное освобождение возникает после отбытия установленного в УК срока наказания, назначенного именно приговором
20 Января 2020 Новости

Генпрокуратура обжаловала это решение в Верховный Суд. По ее мнению, исчисление необходимого для УДО срока с момента назначения наказания, а не его замены «неоправданно ставит в более льготное положение осужденных, в отношении которых уже минимизирована уголовная репрессия, в сравнении с теми, кто при прочих равных условиях продолжает отбывать назначенное по приговору суда более суровое наказание, и ведет к несоразмерному сокращению неотбытой части наказания в виде лишения свободы».

16 июля 2020 г. Верховный Суд пришел к выводу, что необходимый для УДО срок в том случае, если ранее была произведена замена наказания более мягким, исчисляется с момента такой замены, а не назначения первого вида наказания. Иной подход применения правил об УДО после замены наказания более мягким свидетельствует о повторном учете личности осужденного и обстоятельств отбытия им наказания, что не соответствует целям уголовного наказания и нормам УК об освобождении от наказания, подчеркнула Судебная коллегия.

Кроме того, по мнению ВС, первая кассация не учла Определение Конституционного Суда № 3357-О/2019 (на которое сослалась и Генпрокуратура. – Прим. ред.). В нем КС указал, что законодатель «ввел такое регулирование, при котором освобождение положительно характеризуемого осужденного от дальнейшего отбывания наказания путем замены его оставшейся части более мягким видом наказания аннулирует неотбытую часть прежнего наказания». С принятием в соответствии со ст. 80 УК постановления о замене неотбытой части наказания более мягким видом отбывание назначенного по приговору наказания прекращается, а исполнению подлежит избранное в порядке замены наказание. Помимо этого ВС сослался на тот же п. 2 Постановления Пленума № 8, который ранее применил суд первой инстанции, а затем отметил в кассационном представлении заместитель генпрокурора.

Читайте также
ВС: В случае замены наказания более мягким необходимый для УДО срок исчисляется с момента такой замены
При оглашении резолютивной части решения стало известно, что один из судей высказал особое мнение
06 Августа 2020 Новости

На этом основании Суд отменил определение нижестоящей инстанции. Адвокат АП Ленинградской области Виктор Ермолаев, защищающий Илью Ерехинского, пояснил «АГ», что к тому моменту доверитель, отбыв 2/3 срока принудительных работ, уже воспользовался правом на УДО в толковании ВС.

Позднее выяснилось, что судья Виктор Смирнов остался при особом мнении. Он исходил из того, что аннулирование неотбытой части наказания, назначенного по приговору, не равнозначно освобождению от наказания. Судья заметил, что ни замена наказания, ни УДО не наступают автоматически. Они производятся на основании ходатайства осужденного, которое может быть удовлетворено только при наличии условий, предусмотренных УК. «При таких обстоятельствах, когда законодатель допускает последовательное применение к одному и тому же осужденному положений ч. 2 ст. 80 и п. “в” ч. 3 ст. 79 УК РФ, делать вывод о том, что такой осужденный имеет какие-либо преимущества перед другими осужденными, нет никаких оснований», – посчитал Виктор Смирнов.

Читайте также
Судья ВС высказал особое мнение о моменте возникновения права на УДО в случае замены наказания более мягким
Виктор Смирнов, в отличие от двух других судей, участвовавших в рассмотрении дела, пришел к выводу, что необходимый для УДО срок исчисляется с момента назначения первоначального наказания
24 Августа 2020 Новости

Позднее адвокат подал надзорную жалобу, ее поддержал Благотворительный фонд помощи осужденным и их семьям (признана в РФ НКО, выполняющей функции иностранного агента. – Прим. ред.), который направил в Президиум ВС свое заключение по этому делу. Однако судья Верховного Суда Олег Борисов не стал передавать жалобу на рассмотрение Президиума.

В феврале 2021 г. Виктор Ермолаев направил вторую надзорную жалобу в ВС. Однако заместитель Вячеслава Лебедева – председатель Судебной коллегии по уголовным делам Владимир Давыдов – посчитал, что оснований для передачи надзорной жалобы в Президиум Верховного Суда нет.

Тогда Виктор Ермолаев и юрист Благотворительного фонда помощи осужденным и их семьям Ольга Подоплелова подготовили жалобу в Конституционный Суд. Они попросили признать положения п. «в» ч. 3 ст. 79 и абз. 4 ч. 2 ст. 80 УК не соответствующими Конституции, поскольку они не позволяют осужденному за особо тяжкое преступление точно определить срок наказания, после отбывания которого у него возникает право ходатайствовать об УДО после замены лишения свободы более мягким видом наказания, и не позволяют разумно предвидеть последствия обращения с ходатайством о замене наказания в виде лишения свободы принудительными работами в виде аннулирования срока для обращения с ходатайством об УДО. Также авторы жалобы попросили признать нормы неконституционными в связи с тем, что они связывают возникновение у осужденного за особо тяжкое преступление права на УДО с отбыванием им 2/3 наказания, назначенного в порядке абз. 4 ч. 2 ст. 80 УК, а не наказания, назначенного приговором, и аннулируют срок обращения с ходатайством об УДО после замены лишения свободы принудительными работами в порядке абз. 4 ч. 2 ст. 80 УК.

КС оснований для принятия жалобы не нашел

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, Конституционный Суд отметил, что федеральный законодатель ввел такое регулирование, при котором освобождение положительно характеризуемого осужденного от дальнейшего отбывания наказания путем замены его оставшейся части более мягким видом наказания аннулирует неотбытую часть прежнего наказания. При разрешении соответствующего вопроса судом оцениваются позитивные изменения в поведении осужденного, свидетельствующие о возможности смягчения уголовной репрессии до необходимого и достаточного минимума принудительных мер, обеспечивающих достижение целей наказания. С принятием в соответствии со ст. 80 УК постановления о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания отбывание назначенного по приговору наказания прекращается, а исполнению подлежит избранное в порядке замены наказание (Определение КС от 17 января 2013 г. № 2-О).

Конституционный Суд сослался на ряд своих судебных актов и отметил, что, в отличие от такой замены, условно-досрочное освобождение осужденного является отказом государства от полной реализации назначенного судом наказания, если его дальнейшее исполнение перестает отвечать целям восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений. Тем самым возникающие в процессе исполнения любого уголовного наказания, включая назначенное в порядке замены, вопросы (в том числе предусмотренные ст. 79 и 80 данного Кодекса) подлежат самостоятельному разрешению в установленном ст. 396–399 УПК порядке и предполагают разную оценку поведения и личности осужденного.

Кроме того, отметил КС, согласно ч. 3 ст. 80 УК при замене неотбытой части наказания суд может избрать любой более мягкий вид наказания в соответствии со ст. 44 Кодекса в пределах, им предусмотренных для каждого вида наказания, за исключением случаев замены наказания в виде лишения свободы принудительными работами в соответствии с ч. 2 этой статьи. Тем самым избранное в порядке замены наказание может и не входить в установленный ст. 79 УК перечень наказаний, от отбывания которых осужденный может быть условно-досрочно освобожден. Данная норма не ограничивает право осужденных обращаться с ходатайствами о помиловании, не препятствует она и применению предусмотренных законодательством иных оснований для освобождения от наказания (Определение от 30 июня 2020 г. № 1408-О).

Суд заметил, что на такое же понимание этих институтов ориентирует Постановление Пленума ВС от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания», разъяснившее, что в случаях, когда наказание осужденному было смягчено актом амнистии или актом помилования либо определением (постановлением) суда, при применении условно-досрочного освобождения от наказания или замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания суду следует исчислять фактически отбытый срок наказания, исходя из срока наказания, установленного актом амнистии или актом помилования либо определением (постановлением) суда.

«Приведенное правовое регулирование неопределенности в вопросе самостоятельного исчисления срока, дающего право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, назначенного в порядке замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания, не содержит. Сама же такая замена направлена на улучшение положения осужденного и не препятствует последующему применению в установленном законом порядке оснований для освобождения от отбывания избранного судом наказания», – резюмировал Конституционный Суд.

В деле доверителя поставлена точка

В комментарии «АГ» Виктор Ермолаев отметил, что в деле его доверителя поставлена точка. Данный вопрос в целом можно разрешить путем обращения инициативной группой осужденных к органам власти, наделенным законодательной инициативной.

Читайте также
Исполнить постановление ЕСПЧ возможно частично
Конституционный Суд провозгласил постановление о возможности исполнения постановления Европейского суда по правам человека
19 Апреля 2016 Новости

Ольга Подоплелова посчитала, что КС проигнорировал аргументы жалобы, и в первую очередь то, что сложившиеся в рамках Совета Европы стандарты требуют как можно более ранней постановки вопроса об УДО в рамках отбывания наказания в виде лишения свободы. При этом принудительные работы ранее и Комитетом Министров Совета Европы, и самим КС (в деле об исполнении Постановления ЕСПЧ «Анчугов и Гладков против России») квалифицировались именно как лишение свободы. Отступление от этой позиции необоснованно.

Ольга Подоплелова с сожалением отметила, что определение КС закрепит уже сложившуюся практику обнуления сроков для УДО при переводе на принудительные работы. Остается надеяться на то, что Минюст, также обративший внимание на проблему, будет последователен в разработке законопроекта, добавила она.

Рассказать:
Яндекс.Метрика