×

КС не стал разъяснять постановление об оплате труда в выходные и праздники

Суд пояснил, что вопрос о порядке начисления компенсационных и стимулирующих выплат за работу в выходной или нерабочий праздничный день – притом что таковой непосредственно не определен ч. 1 ст. 153 ТК – не был предметом его рассмотрения
Один из экспертов полагает, что проблемы на практике возникли из-за пробела в законодательстве относительно порядка учета компенсационных и стимулирующих выплат при исчислении оплаты за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных. По мнению второго, в положениях ст. 153 ТК федеральный законодатель вправе установить, что иные компенсационные выплаты за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, при выполнении работы в выходные и нерабочие праздничные дни, подлежат исчислению не менее чем в двойном размере, либо закрепить такой порядок исчисления только в отношении иных компенсационных выплат, исчисляемых в зависимости от оклада.

13 января Конституционный Суд вынес Определение № 1-О-Р/2022, которым отказал в принятии к рассмотрению ходатайства о разъяснении Постановления от 28 июня 2018 г. № 26-П по вопросу об оплате труда в выходные и праздники.

Читайте также
КС пояснил, что входит в оплату труда в выходные и праздники
Конституционный Суд указал, что в нее должны входить все предусмотренные законом компенсационные и стимулирующие выплаты
03 Июля 2018 Новости

Ранее Конституционный Суд признал, что ч. 1 ст. 153 ТК РФ соответствует Конституции, так как сама по себе не предполагает, что работа в выходной или нерабочий праздничный день, выполняемая работниками, система оплаты труда которых наряду с тарифной частью включает компенсационные и стимулирующие выплаты, будет оплачиваться исходя лишь из одной составляющей заработной платы – оклада (должностного оклада), а указанные работники при расчете размера оплаты работы в такие дни могут быть произвольно лишены права на получение соответствующих допвыплат. Решения по делам заявителей жалоб Суд постановил пересмотреть.

Спустя более трех лет после вынесения постановления заявители жалоб обратились в КС с ходатайством о разъяснении абз. 5 п. 3.4 мотивировочной части Постановления № 26-П/2018. Согласно данному абзацу предусмотренные в рамках конкретной системы оплаты труда компенсационные и стимулирующие выплаты, применяемые в целях максимального учета разнообразных факторов, характеризующих содержание, характер и условия труда, прочие объективные и субъективные параметры трудовой деятельности, начисляются к окладу (должностному окладу) либо тарифной ставке работника и являются неотъемлемой частью оплаты его труда, а следовательно, должны по смыслу ч. 1 и 2 ст. 135 ТК учитываться работодателем при определении зарплаты работника и начисляться за все периоды работы, включая и выходные и нерабочие праздничные дни, – иное означало бы произвольное применение действующей в соответствующей организации системы оплаты труда, а цель установления компенсационных и стимулирующих выплат не достигалась бы.

По мнению заявителей, в правоприменительной практике возникла неопределенность в отношении порядка начисления компенсационных и стимулирующих выплат при исчислении оплаты за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных (сверхурочную работу, работу в выходные и нерабочие праздничные дни, в ночное время, при исполнении обязанностей временно отсутствующего работника без освобождения от работы, предусмотренной трудовым договором). Повышение платы за работу в такого рода условиях только лишь путем увеличения тарифной составляющей зарплаты (оклада (должностного оклада) либо тарифной ставки), без соответствующего увеличения всех компенсационных и стимулирующих выплат, предусмотренных системой оплаты труда, фактически приводит к начислению работнику ничтожно малой доплаты, которая не может компенсировать его трудозатраты, увеличенные в связи с осуществлением работы в предназначенное для отдыха время, а потому подобный подход сам по себе не соответствует законодательно закрепленному требованию обеспечения права работника на справедливую зарплату, посчитали они.

Отказывая в принятии ходатайства, Конституционный Суд отметил, что сформулированное в Постановлении № 26-П/2018 истолкование ч. 1 ст. 153 Трудового кодекса касается лишь платы за работу в выходной или нерабочий праздничный день, выполняемую сверх месячной нормы рабочего времени лицами, замещающими должности гражданского персонала воинских частей и организаций Вооруженных сил. При этом, как указал Конституционный Суд, высказанные в постановлении правовые позиции носят общий характер и в полной мере применимы к трудовым отношениям с участием любых категорий работников, зарплата которых помимо оклада либо тарифной ставки включает компенсационные и стимулирующие выплаты (Определение от 12 ноября 2019 г. № 2669-О). Таким образом, пояснил КС, вопросы, связанные с платой за работу в иных условиях, отклоняющихся от нормальных, как выходящие за рамки предмета по указанному делу Судом непосредственно не рассматривались и не могли рассматриваться, а потому ходатайство заявителей в соответствующей части недопустимо.

Конституционный Суд указал, что ч. 1 ст. 153 ТК сама по себе не предполагает, что работа в выходной или нерабочий праздничный день, выполняемая работниками, система оплаты труда которых наряду с тарифной частью включает компенсационные и стимулирующие выплаты, будет оплачиваться исходя лишь из одной составляющей зарплаты – оклада, а указанные работники при расчете размера платы за выполненную ими работу в выходной или нерабочий праздничный день могут быть произвольно лишены права на получение соответствующих дополнительных выплат, что, в свою очередь, ведет к недопустимому снижению причитающегося им вознаграждения за труд по сравнению с платой за аналогичную работу, выполняемую в обычный рабочий день. Иное понимание данной нормы приводило бы к утрате реального содержания гарантии повышенной оплаты труда в связи с работой в условиях, отклоняющихся от нормальных, и тем самым – к нарушению конституционного права на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и права работника на справедливую зарплату.

Таким образом, отмечается в определении, Конституционный Суд прямо указал на необходимость начисления к окладу либо тарифной ставке работника компенсационных и стимулирующих выплат, предусмотренных в рамках конкретной системы оплаты труда, за все периоды работы, включая и выходные и нерабочие праздничные дни (абз. 5 п. 3.4 мотивировочной части Постановления № 26-П/2018).

Суд отметил, что, принимая во внимание отсутствие явно выраженной воли законодателя относительно порядка учета допвыплат при исчислении платы за работу в выходной или нерабочий праздничный день, он указал на наличие у законодателя права уточнить положения ст. 153 ТК, в том числе путем установления иного конкретного способа определения размера повышенной платы за работу в выходной или нерабочий праздничный день, с тем чтобы обеспечить такую плату в большем размере по сравнению с платой за аналогичную работу, выполняемую в обычный рабочий день, учитывая при этом, что она представляет собой не только оплату затраченного работником труда, но и компенсацию утраченного им дня отдыха.

Таким образом, отметил КС, вопрос о порядке начисления компенсационных и стимулирующих выплат за работу в выходной или нерабочий праздничный день – притом что таковой непосредственно не определен ч. 1 ст. 153 ТК – не был предметом рассмотрения Конституционного Суда. В силу этого определение данного порядка, к чему фактически сводятся требования заявителей, не может быть и предметом разъяснения Постановления № 26-П/2018. «Положение абз. 5 п. 3.4 его мотивировочной части, о разъяснении которого формально ходатайствуют заявители, само по себе каких-либо неясностей не содержит и потому в дополнительном истолковании не нуждается», – резюмировал Суд.

По мнению старшего юриста АБ «Качкин и партнеры» Ольги Дученко, проблемы на практике возникли из-за пробела в законодательстве относительно порядка учета компенсационных и стимулирующих выплат при исчислении платы за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных. «КС подтвердил прежнюю позицию о том, что работа в выходной или нерабочий праздничный день должна оплачиваться каждому работнику в большем размере, чем аналогичная работа, произведенная им в обычный рабочий день», – отметила юрист.

Вместе с тем, заметила Ольга Дученко, КС обоснованно пояснил, что явно выраженная воля федерального законодателя относительно порядка учета такого рода выплат при исчислении платы за работу в выходной или нерабочий праздничный день отсутствует, а разъяснения в Постановлении № 26-П касались лишь платы за работу в выходной или нерабочий праздничный день, выполняемую сверх месячной нормы рабочего времени.

Адвокат АП Новосибирской области Татьяна Яцученко полагает, что в положениях ст. 153 ТК федеральный законодатель вправе установить, что иные компенсационные выплаты за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, при выполнении работы в выходные и нерабочие праздничные дни, подлежат исчислению не менее чем в двойном размере, либо закрепить такой порядок исчисления только в отношении иных компенсационных выплат, исчисляемых в зависимости от оклада.

«Кроме того, следует обратить внимание, что порядок исчисления иных компенсационных выплат за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, а также стимулирующих выплат за период работы в выходные и нерабочие праздничные дни может быть определен в коллективном договоре или локальном нормативном акте работодателя», – отметила адвокат. Применительно к компенсационной выплате (доплате) за выполнение наряду с основной работой дополнительной порядок повышения доплаты в связи с выполнением дополнительной работы наряду с основной в выходные и нерабочие праздничные дни может быть определен в дополнительном соглашении к трудовому договору о выполнении дополнительной работы, добавила Татьяна Яцученко.

Рассказать:
Яндекс.Метрика