×

КС обязал законодателя установить критерии индексации взысканных судами средств

Как указал Конституционный Суд, до внесения изменений в законодательство таким критерием должен служить индекс потребительских цен Росстата
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты «АГ» поддержали позицию Суда. Один из них особо подчеркнул, что она продолжает курс на эффективную судебную защиту прав и свобод. Другой добавил, что постановление КС свидетельствует о том, что судебное правоприменение нередко не справляется с простыми задачами.

23 июля Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 35-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 208 ГПК РФ, которая, по мнению заявителей, позволяет судам отказывать в защите имущественных интересов взыскателей от негативных последствий инфляции в период со дня вынесения судебного решения до его исполнения.

Поводом к рассмотрению вопроса послужили жалобы Т. Ивановой, И. Митина и Е. Шкотова, которым суды отказали в удовлетворении заявления об индексации денежных средств, подлежащих взысканию в их пользу согласно решениям тех же самых судов. В своих решениях суды исходили из того, что возможность применения индекса потребительских цен (ИПЦ) на продовольственные и непродовольственные товары, а также платные услуги с целью индексации взысканных судом денежных сумм, предусмотренной ст. 208 ГПК РФ, была закреплена Законом РСФСР от 24 октября 1991 г. № 1799-I «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР», утратившим силу с 1 января 2005 г. в связи с принятием поправок от 22 августа 2004 г. При этом отмечалось, что правовой механизм индексации взысканных судом денежных сумм в настоящий момент не установлен.

Несоответствие положений ст. 208 ГПК требованиям Конституции РФ заявители усматривали в том, что по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они не предусматривают правового механизма индексации взысканных судом денежных сумм, тем самым позволяя судам отказывать в защите имущественных интересов взыскателей от негативных последствий инфляции в период со дня вынесения судебного решения до дня его исполнения.

В постановлении по данному делу Конституционный Суд напомнил о своей правовой позиции, изложенной в Постановлении от 25 января 2001 г. № 1-П, согласно которой «неправомерная задержка исполнения судебного решения должна рассматриваться как нарушение права на справедливое правосудие в разумные сроки; полноценное осуществление данного права невозможно при отсутствии правовых механизмов, с помощью которых выигравшая судебный спор сторона могла бы компенсировать неблагоприятные для нее последствия несвоевременного исполнения судебного акта проигравшей стороной». Одним из таких негативных последствий для стороны, в чью пользу судом взысканы денежные суммы, КС назвал обесценивание этих сумм в результате инфляционных процессов, наличие которых в экономике учитывается федеральным законодателем, – в частности при установлении прогнозируемого уровня инфляции в законе о федеральном бюджете РФ на соответствующий год.

По мнению КС, компенсировать влияние инфляции на имущественные правоотношения, складывающиеся между взыскателем и должником, своевременно не исполнившим обязательства по решению суда, призвана индексация взысканных денежных сумм на день исполнения решения суда, цель которой – «восстановление покупательной способности причитающихся взыскателю денежных средств, утраченной ввиду инфляции в период исполнения должником данного решения, без чего ставилось бы под сомнение право взыскателя на судебную защиту». Суд отметил, что ЕСПЧ также признает индексацию взысканных сумм эффективной мерой компенсации инфляционных потерь, вызванных длительным неисполнением решения суда (Постановление от 12 июня 2008 г. по делу «Мороко против России»). 

Конституционный Суд отметил, что индексация присужденных денежных сумм по своей правовой природе не является санкцией, возлагаемой на должника, и не предполагает использования гражданско-правовых механизмов его ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (ст. 393–395 ГК РФ).

Рассматривая жалобы заявителей, КС обратил внимание, что суды, принимая решения по их делам, исходили из невозможности использования ИПЦ в качестве критерия индексации в связи с отменой соответствующего закона 1 января 2005 г. При этом они не учли, что индекс потребительских цен широко применялся в целях восстановления покупательной способности взысканных сумм и после 1 января 2005 г., причем правомерность такой практики неоднократно подтверждалась ВС РФ (п. 17 Обзора законодательства и судебной практики ВС РФ за первый квартал 2009 г., определения от 18 марта 2008 г. № 74-Г08-11 и от 29 декабря 2009 г. № 80-Г-09-9). 

Сформировавшаяся судебная практика, по мнению КС, свидетельствует, что при отсутствии урегулированного механизма индексации присужденных денежных средств действие ч. 1 ст. 208 ГПК блокируется, что позволяет судам отказывать в индексации, уклоняясь от исследования вопроса о наличии применимых критериев. Между тем КС неоднократно обращал внимание судов на их обязанность исследовать фактические обстоятельства по существу, а также на то, что отсутствие необходимого правового механизма не может приостанавливать реализацию конституционных прав и интересов граждан (Постановление от 31 марта 2015 г. № 6-П). Подход, при котором невозможность индексации обосновывается отсутствием соответствующих критериев, противоречит указанным правовым позициям КС.

Таким образом, Конституционный Суд РФ признал ч. 1 ст. 208 ГПК не соответствующей Конституции в части отсутствия критериев индексации взысканных судом денежных сумм. КС указал, что федеральный законодатель обязан внести в действующее правовое регулирование изменения, устанавливающие возможные критерии индексации, причем они могут быть универсальные или рассчитанные на использование в конкретных случаях, включая предусмотренные ч. 1 ст. 208 ГПК. Вплоть до внесения соответствующих изменений судам надлежит использовать в качестве критерия индексации ИПЦ, утверждаемый Росстатом. Решения по делам заявителей Суд также постановил направить на пересмотр.

Управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай полностью поддержал позицию Суда, причем не только в части индексации взысканных сумм, но, прежде всего, в продолжении курса на эффективную судебную защиту прав и свобод. «Справедливости ради попутно отмечу, что вопрос индексации, конечно, не является самым актуальным и насущным в процессуальном законодательстве, – добавил эксперт. – Это тот редкий случай, когда КС на основании трех дел заявителей потребовал от федерального законодателя внести в законодательство изменения, необходимые для реального использования института индексации взысканных судом денежных сумм. Это тем более важно, что разговоры о неэффективном исполнительном производстве уже набили оскомину».

Более того, как отметил адвокат, КС не только потребовал изменений, но и установил временное регулирование в целях правовой определенности и соблюдения принципа равенства всех перед законом и судом. «Ведь на практике и до вынесения постановления некоторые суды, несмотря на недостатки нормативного регулирования, применяли ст. 208 ГПК, но большинство отказывало. Хочется надеяться, что тренд на реальную защиту прав граждан будет поддержан как ВС РФ, так и всеми нижестоящими судами», – резюмировал Юлий Тай.

По мнению руководителя конституционной практики АК «Аснис и партнеры», адвоката Дмитрия Кравченко, постановление КС свидетельствует о том, что судебное правоприменение нередко не справляется с простыми задачами. «Суды в делах заявителей не взяли на себя ответственность за определение механизма индексации присужденных сумм. Это, к сожалению, является отражением одной из главных проблем сегодняшнего правоприменения: правоприменитель чаще предпочитает не искать пути обеспечения и зашиты конституционных прав, а отказать в их защите, –считает эксперт. – Конечно, хорошо, что в результате вынесения постановления КС законодатель должен будет устранить сомнения судов, но вопрос в том, не слишком ли часто рядовым правоприменителям приходится разъяснять и предписывать очевидное».

Рассказать: