×

КС отклонил жалобу на затруднения в ознакомлении с протоколом закрытого судебного заседания

При этом Суд отметил, что законодатель вправе усовершенствовать процедуру изготовления протокола закрытого судебного заседания по частям и ознакомления участников судебного разбирательства с ними
Фото: «Адвокатская газета»
Один из адвокатов назвал интересным вывод Конституционного Суда о том, что само полномочие судьи при принятии решения, как именно изготавливать протокол – по частям по ходу судебных слушаний или же полностью по окончании судебного процесса, не должно быть произвольным. Другая заметила, что в целом судебная система сейчас движется по пути упрощения процедуры составления протоколов и ознакомления с ними.

Конституционный Суд опубликовал Определение № 1370-О от 8 июля 2021 г., которым отказал в принятии к рассмотрению жалобы на ч. 4 ст. 29 и ст. 259 УПК РФ, посвященных полномочиям суда и протоколу судебного заседания.

В августе 2018 г. Дмитрий Штин и его соучастник были осуждены за совершение преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 2 ст. 131 «Изнасилование» и п. «а» ч. 2 ст. 132 «Насильственные действия сексуального характера» УК РФ и приговорены к 6 годам лишения свободы в ИК общего режима. Впоследствии оба осужденных обжаловали приговор в апелляции, в том числе оспорив отказ в удовлетворении их ходатайств об ознакомлении с протоколами трех закрытых судебных заседаний, состоявшихся весной 2018 г. Оба апеллянта сочли, что отказ в выдаче им протокола судебного заседания по частям был вызван необходимостью в дальнейшем сфальсифицировать его содержание в части показаний участников процесса и действий судьи. Кроме того, они просили вынести частные определения в связи с совершением гособвинителем, следователем и судьей должностных преступлений.

Апелляция отклонила доводы касательно протокола судебного заседания со ссылкой на исключительное правомочие суда определять порядок его изготовления – по частям или по окончании судебного разбирательства в целом. Апелляционный суд также не выявил никаких нарушений на стадии предварительного следствия и судебного разбирательства. Впоследствии кассация и Верховный Суд не стали рассматривать жалобы одного из осужденных со ссылкой на то, что изготовление протокола судебного заседания по частям не является безусловной обязанностью суда, а невозможность представления частей протокола судебного заседания подсудимым не свидетельствует о нарушении их права на защиту.

В жалобе в КС Дмитрий Штин указал, что ч. 4 ст.29 УПК противоречит Конституции в той мере, в какой она в контексте правоприменительной практики предполагает право суда не выносить частное определение или постановление при выявленных обстоятельствах грубых нарушений закона или преступлений. По мнению заявителя, ч. 6 ст. 259 Кодекса неконституционна поскольку предоставляет суду право произвольно решать вопрос об изготовлении частей протокола закрытого судебного заседания до вынесения приговора и лишая сторону защиты возможности ознакомления с ними.

После изучения доводов жалобы Конституционный Суд отказался принимать ее к рассмотрению. Так, он счел, что заявитель фактически требует исследования фактических обстоятельств его уголовного дела, заявляя о совершении рядом участников уголовного процесса должностных преступлений, что выходит за рамки компетенции КС. Суд отметил, что ч. 4 ст. 29 УПК не может нарушать конституционные права заявителя, поскольку лица, присутствующие в открытом судебном заседании, вправе самостоятельно вести аудиозапись и письменную запись, осуществление фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки допускается с разрешения председательствующего судьи.

Конституционный Суд напомнил, что составление протокола процессуального действия – в целях обеспечения его объективности – должно осуществляться незамедлительно, а существенная задержка в его изготовлении умаляет значение процессуальной формы как таковой. При рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании, когда отсутствует аудиопротоколирование, а участники процесса не вправе вести аудиозапись заседания, судья, принимая решение о порядке составления протокола, должен учитывать, что при продолжительности судебного разбирательства восстановление по памяти не только второстепенных, но и существенных деталей заседания может оказаться затруднительным и даже невозможным. Это способно ограничить законное право участников процесса опираться на протокол как на доказательство, в том числе при обжаловании приговора.

«Таким образом, при принятии судами решения об изготовлении протокола по частям, особенно в рамках закрытого судебного заседания, должны учитываться продолжительность перерывов в судебном заседании, длительность судебного разбирательства, объем исследованных материалов и другие существенные обстоятельства конкретного дела. В связи с этим при длительном закрытом судебном заседании, во всяком случае, существенное значение приобретают изготовление протокола по частям, а также предоставление возможности сторонам по их ходатайству знакомиться с частями протокола по мере изготовления последних», – отмечено в определении. Суд добавил, что установленная вступившим в законную силу приговором суда подложность протоколов судебных действий, повлекшая постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, является основанием для пересмотра вступившего в законную силу приговора суда ввиду вновь открывшихся обстоятельств.

Как указал КС, предусмотренное ч. 6 ст. 259 УПК правомочие председательствующего судьи принимать решение об изготовлении протокола судебного заседания по частям и (или) об ознакомлении сторон с частями протокола по мере его изготовления не может расцениваться как нарушающее конституционные права заявителя. Выявление того, имелись ли в деле заявителя основания для изготовления протокола закрытого судебного заседания по частям и (или) ознакомления участников судебного разбирательства с частями протокола, связано с установлением и исследованием фактических обстоятельств, что не относится к полномочиям Конституционного Суда.

В заключение КС добавил, что федеральный законодатель вправе внести в правовое регулирование необходимые изменения, направленные на совершенствование процедуры изготовления протокола закрытого судебного заседания по частям и ознакомления участников судебного разбирательства с частями протокола.

Старший партнер АБ «МАГРАС», руководитель экспертного центра по уголовно-правовой политике и исполнению судебных актов «Деловой России» Екатерина Авдеева заметила, что высшие суды неоднократно подчеркивали важность протокола судебного заседания, вместе с тем для адвокатов не станет новостью, что ознакомление с протоколом судебного заседания может вылиться в «целую историю».

Эксперт согласилась с выводами КС, однако она отметила, что заявителя в первую очередь не устраивает именно применение спорных норм судами в его уголовном деле. «В жалобе он прямо указывает на неконституционность дискреционных полномочий суда в вопросе составления протоколов и вынесения частных определений или постановлений. Вряд ли для кого-то является секретом некоторый обвинительный уклон отечественного правосудия, который находит выражение в комплексе деталей, и в их числе доступ к протоколам судебного заседания. Нормы о протоколе судебного заседания, его изготовлении и доступе к нему в первую очередь затрагивают интересы стороны защиты. Суды же, не находя в этой процедуре “смысла государственной важности”, используют свое право откладывать составление протоколов судебных заседаний путем их составления по частям», – заметила Екатерина Авдеева.

Читайте также
Председатель ВС вновь предложил отказаться от обязательной мотивировки некоторых судебных решений
В частности, он предложил, чтобы такое правило распространялось на дела о взыскании задолженности по договорным обязательствам
25 Мая 2021 Новости

Адвокат добавила, что судя по рассматриваемому определению КС РФ тоже видит некоторую проблему правоприменения и напоминает судьям необходимость учитывать обстоятельства дела. «Также Конституционный Суд прямо указывает на последующую возможность законодателя внести в правовое регулирование необходимые изменения, которые ускорят составление протоколов и упростят процедуру ознакомления с ними. В целом судебная система действительно движется по пути упрощения процедуры составления протоколов и ознакомления с ними. Следуя мировой тенденции внедрения электронного документооборота, законодатель и суды стремятся к постепенному отказу от бумажных протоколов судебных заседаний, о чем 25 мая говорил Вячеслав Лебедев на заседании Совета судей», – подытожила Екатерина Авдеева.

По мнению адвоката АП Московской области Филиппа Шишова, в определении КС РФ содержится ряд интересных выводов, в частности что само полномочие судьи при принятии решения, как именно изготавливать протокол – по частям по ходу судебных слушаний или же полностью по окончании судебного процесса, не должно быть произвольным. «При принятии данного решения суд должен учитывать продолжительность перерывов в судебном заседании, длительность судебного разбирательства, объем исследованных материалов и другие существенные обстоятельства конкретного дела. К последним, наверное, можно отнести и количество допрошенных свидетелей, сложность и специфику судебного процесса», – предположил он. По словам эксперта, особое значение имеет своевременное изготовление судебного протокола в ходе закрытых судебных заседаний, когда стороны не вправе фиксировать на диктофон ход судебного процесса.

Также он посчитал важным замечание в виде призыва к законодателю о внесении в правовое регулирование необходимых изменений, направленных на совершенствование процедуры изготовления протокола закрытого судебного заседания. «Таким образом, реформы, начатые в связи с совершенствованием процессуального законодательства, регулирующего фиксацию хода судебного заседания, составления протокола, выразившиеся в введении обязательной аудиофиксации протокола судебного заседания по открытым судебным заседаниям, будут продолжены. В настоящее время сохраняется ряд проблемных вопросов, связанных как со своевременным изготовлением протоколов по делам, слушанье по которым было объявлено закрытым, а также вопросы, связанные с изготовлением протокола судебного заседания и вручением его стороне процесса», – отметил Филипп Шишов.

Он добавил, что в его практике Калужский гарнизонный военный суд на протяжении более полугода отказывает в изготовлении заверенной судом копии судебного протокола по причине нечеткой формулировки соответствующей статьи в УПК и Инструкции по делопроизводству в военном суде. «Суд фактически предлагает обвиняемому и защитнику лично прибыть в суд и изготавливать копию протокола своими средствами. При этом в таком случае копия протокола заверена судом не будет. По сути, подобные “неясные” формулировки ст. 259 УПК позволяют судьям по-своему толковать и интерпретировать базовое право обвиняемого знакомиться с протоколом судебного заседания по окончании судебного процесса и приносить на него свои замечания», – резюмировал эксперт.

Рассказать:
Яндекс.Метрика