×

КС решит, как можно обеспечить незамедлительную проверку законности заключения под стражу

Конституционный Суд изучает жалобу на процессуальные нормы, предполагающие, что законность процессуальных решений в отношении содержащихся под стражей не подлежит проверке в порядке ст. 125 УПК
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Владислав Филатьев, представляющий интересы заявителя, в комментарии «АГ» пояснил: главное, чтобы Конституционный Суд разъяснил, каким образом нужно применять закон, и на вопрос, правомерно ли отказывать обвиняемому и его защитникам в судебном обжаловании законности содержания под стражей в порядке ст. 125 УПК РФ, ответил отрицательно.

На изучении Конституционного Суда РФ находится жалоба Александра Щербакова, который оспаривает конституционность положений ч. 7 ст. 108, ст. 109, ч. 2 ст. 110, ст. 119, ст. 120, ст. 122, ч. 1 и 5 ст. 125, ч. 1 ст. 389.1, ч. 1 ст. 389.2, ст. 389.9, ст. 401.1, ч. 1 ст. 401.2, ч. 1 ст. 401.9, ч. 2 ст. 401.12, ч. 1 ст. 401.13, ст. 413–417 УПК РФ.

По мнению заявителя, оспариваемые нормы не соответствуют Конституции в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи с ч. 2 ст. 10 УПК РФ, в случае истечения срока апелляционного обжалования судебного решения, на основании которого обвиняемый содержится под стражей, а также в случае, когда обвиняемый содержится под стражей в отсутствие судебного решения, они препятствуют реализации права на безотлагательную проверку судом законности содержания под стражей в порядке ст. 125 УПК РФ. По смыслу, который придается им судебной практикой, они предполагают, что законность процессуальных решений и действий (бездействия), связанных с применением меры пресечения в виде заключения под стражу, подлежит проверке лишь в кассационном порядке или при пересмотре судебного решения ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, то есть путем применения неэффективных средств правовой защиты. 

Как пояснил «АГ» адвокат АП Калининградской области Владислав Филатьев, представляющий Александра Щербакова, поводом для обращения стали следующие обстоятельства. В отношении его доверителя в августе 2017 г. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ, а через два дня после этого постановлением судьи ему была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Обосновывая свое решение, судья сослался на ряд обстоятельств, в том числе и на отсутствие у подозреваемого детей на иждивении, официального трудоустройства и легального источника дохода.

31 августа 2017 г. Александру Щербакову было предъявлено обвинение в совершении преступления по ч. 2 ст. 228 УК РФ. В тот же день в ходе допроса в качестве обвиняемого он заявил следователю ходатайство об изменении меры пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении. Он указал на возникновение новых обстоятельств по делу, а также на то, что имеет на иждивении малолетнего сына, а на момент задержания работал. Однако следователь отказал ему.

Не согласившись с таким решением, в сентябре 2017 г. Владислав Филатьев обратился в суд с жалобой в порядке ст. 125 УПК РФ на бездействие следователя. Защитник исходил из того, что важные сведения о личности его подзащитного не были известны суду на момент заключения под стражу, поскольку следователь, уклонившись от выполнения своих обязанностей, в нарушение закона их не представил. Иными словами, имелись, по сути, вновь открывшиеся обстоятельства, которые должны были послужить основанием пересмотра решения о заключении обвиняемого под стражу. 

Судья в принятии жалобы отказал со ссылкой на то, что заявителем фактически обжалуется избранная мера пресечения в виде заключения под стражу, а для такого обжалования предусмотрен иной порядок. Суд апелляционной инстанции оставил решение без изменения. Впоследствии кассация отметила, что поставленный адвокатом вопрос о проверке законности и обоснованности содержания обвиняемого под стражей подлежал разрешению в ином порядке, не предусмотренном ст. 125 УПК РФ. 

В подготовленной в интересах доверителя жалобе Владислав Филатьев обратил внимание на то, что Конституционный Суд ранее неоднократно указывал, что уголовно-процессуальный закон наделяет обвиняемого и его защитников не только правом в любой момент производства по делу заявить ходатайство об отмене или изменении меры пресечения в виде заключения под стражу, но и возможностью обжаловать в суд законность и обоснованность отказа в этом (определения Конституционного Суда от 24 сентября 2013 г. № 1424-О и от 24 декабря 2013 г. № 1934-О). Вместе с тем, констатируя наличие у стороны защиты права на судебное обжалование отказа в отмене или изменении меры пресечения в виде заключения под стражу, КС не разъяснил, в каком порядке судам надлежит рассматривать подобные жалобы. Он добавил, что, более того, в ходе дальнейшей своей деятельности Конституционный Суд скорректировал указанную правовую позицию, фактически исключив из нее указание на возможность обжалования в суд отказа в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отмене или изменении меры пресечения в виде заключения под стражу.

Кроме того, в жалобе приводится практика невозможности проверки законности содержания обвиняемых под стражей на стадии следствия и по другим делам. В качестве примера приведено дело Евгения Синюшкина, о котором ранее писала «АГ».

Читайте также
КС: Действующие нормы не запрещают обжаловать меру пресечения отдельно от приговора
Конституционный Суд указал на возможность обжалования приговора в части решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу отдельно от остальных апелляционных жалоб и представлений
19 Февраля 2018 Новости

Напомним, следователь около двух месяцев без законных оснований удерживал Синюшкина под стражей – вплоть до момента рассмотрения очередного ходатайства о продлении срока действия меры пресечения. Тогда судом было принято решение о немедленном освобождении обвиняемого. Адвокат сослался, в частности, на апелляционное постановление, принятое по тому же делу ранее, в котором судья пришел к выводу, что обжалованию в порядке ст. 125 УПК РФ подлежат лишь те действия и решения, которые требуют немедленного устранения допущенных нарушений и затрудняют доступ граждан к правосудию. Судья указал, что, приняв к производству жалобу защитников и рассмотрев ее по существу, суд первой инстанции не учел, что проверка законности содержания лица под стражей предметом судебного контроля в порядке данной статьи являться не может, а обжалуемое бездействие следователя не способно затруднить доступ обвиняемого к правосудию, поскольку такие вопросы могут быть разрешены в ином судебном порядке. Тогда с таким решением согласились судья кассационной инстанции, судья Верховного Суда и заместитель председателя ВС РФ.

Владислав Филатьев пояснил, что, согласно правовой позиции, изложенной в п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 10 февраля 2009 г. № 1, посвященного практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 УПК, к иным решениям и действиям (бездействию), подлежащим судебному обжалованию в соответствии с ч. 1 ст. 125 УПК РФ, следует относить, например, постановления дознавателя, следователя и руководителя следственного органа не только об избрании, но и о применении к подозреваемому, обвиняемому мер процессуального принуждения, за исключением залога, домашнего ареста и заключения под стражу, которые применяются по решению суда.

В жалобе адвокат указал, что в соответствии с положениями п. 29 ст. 5 УПК РФ под применением меры пресечения подразумеваются процессуальные действия, осуществляемые с момента принятия решения об избрании меры пресечения до ее отмены или изменения. Владислав Филатьев подчеркнул, что в этой связи применение меры пресечения включает в себя как вынесение следователем постановления об отказе в удовлетворении ходатайства обвиняемого или его защитников об отмене или изменении меры пресечения, так и бездействие следователя, не принимающего такого решения по своей инициативе.

Защитник отметил, что, учитывая обязательный характер разъяснений Пленума ВС РФ, оспаривание правомерности применения названных мер может осуществляться лишь в ином судебном порядке, который применительно к заключению под стражу определен ст. 108 и 109, а также предусмотрен гл. 45.1, 47.1 и 49 УПК РФ.

Напомним, в феврале Владислав Филатьев уже подавал по делу Александра Щербакова жалобу в Конституционный Суд, который довольно быстро вынес определение об отказе в принятии ее к рассмотрению. «Тогда КС рассмотрел правомерность только в аспекте обоснованности. А теперь вопрос в моей жалобе поставлен о допустимости безотлагательной проверки исключительно в аспекте законности содержания под стражей. В данном случае мне нужно было отсечь обоснованность, чтобы сформировался четкий предмет для проверки конституционности оспариваемых норм Конституционным Судом», – пояснил адвокат «АГ». 

По мнению адвоката, в порядке ст. 125 УПК РФ должны приниматься жалобы по поводу содержания под стражей в нарушение общеправового принципа верховенства права и связанного с ним принципа правовой определенности, принципа соразмерности и принципа защиты от произвола. В том числе жалобы по поводу содержания под стражей в отсутствие судебного решения об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания его под стражей либо при вынесении такого судебного решения с нарушением установленной законом процедуры, а также имеющие ссылку хотя бы на одно подлежащее учету при решении вопроса о применении меры пресечения обстоятельство, существовавшее на момент принятия решения о заключении под стражу или о продлении срока содержания под стражей, но не известное суду, либо на новое обстоятельство, которое само по себе исключает возможность содержания под стражей.

Владислав Филатьев указал, что сейчас для него главное, чтобы Конституционный Суд разъяснил, каким образом нужно применять закон, и на вопрос, правомерно ли отказывать обвиняемому и его защитникам в судебном обжаловании законности содержания под стражей в порядке ст. 125 УПК РФ, ответил отрицательно.

Рассказать: