×

КС: Действующие нормы не запрещают обжаловать меру пресечения отдельно от приговора

Конституционный Суд указал на возможность обжалования приговора в части решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу отдельно от остальных апелляционных жалоб и представлений
Фото: «Новая адвокатская газета»
При этом, по мнению адвоката заявителя Владислава Филатьева, по сути, КС РФ подтвердил неправильность применения нижестоящими судами данных норм. Защитник также сообщил, что на основании жалобы будут приняты Рекомендации СПЧ. Кроме того, федеральному законодателю предложат внести в УПК необходимые изменения, устраняющие неопределенность в вопросе возможности обжалования ареста отдельно от приговора по существу.

Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы осужденного Евгения Синюшкина на неконституционность положений УПК РФ, которые, по мнению заявителя, не позволяют обжаловать меру пресечения отдельно от обвинительного приговора.

Как ранее писала «АГ», приговором суда 18 июля 2017 г. Евгений Синюшкин был признан виновным в совершении преступления и ему назначено наказание в виде лишения свободы. До вступления приговора в законную силу судом была изменена мера пресечения с подписки о невыезде и надлежащем поведении на содержание под стражей, что было исполнено в зале суда.

Адвокат АП Калининградской области Владислав Филатьев, защищавший обвиняемого, подал апелляционную жалобу, в которой оспаривал изменение меры пресечения своему подзащитному. Однако суд апелляционной инстанции постановил прекратить производство по жалобе, так как пришел к выводу, что уголовно-процессуальным законом не предусмотрено обжалования состоявшегося по уголовному делу итогового судебного решения – приговора одними и теми же лицами по частям в разное время. Судьи Калининградского областного суда и Верховного Суда поддержали указанное постановление. Тогда было принято решение направить жалобу в Конституционный Суд.

Стоит отметить, что в КС поочередно было направлено две жалобы на несоответствие Конституции РФ разных статей УПК, касающиеся одного и того же вопроса.

В первой жалобе оспаривалась конституционность ч. 10 и 11 ст. 108, ч. 2 и 3 ст. 389.2, ч. 1 и 4 ст. 389.11, ч. 1 ст. 389.36 и ч. 3 ст. 390 УПК РФ, так как эти нормы, по мнению заявителя, произвольно препятствовали реализации предусмотренного п. 4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах и п. 4 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод права обвиняемого на безотлагательную проверку судом правомерности заключения его под стражу и права на освобождение, если содержание под стражей будет признано судом незаконным или необоснованным, поскольку исключают возможность апелляционного обжалования приговора в части решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в порядке, установленном ч. 11 ст. 108 УПК РФ, отдельно от остальных апелляционных жалоб и представлений.

Тогда КС в Определении № 2760-О отказал в принятии жалобы, пояснив, что право на свободу и личную неприкосновенность может быть ограничено федеральным законом лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. «Закрепление в федеральном законе возможности применения в отношении подсудимого меры пресечения в виде содержания под стражей до вступления приговора в законную силу отвечает указанным конституционным целям, при том что только суд правомочен принимать решение об избрании, продлении или отмене данной меры пресечения в зависимости от обстоятельств, установленных в ходе судебного разбирательства, и только с учетом того, имеются ли подтвержденные достаточными данными указанные в уголовно-процессуальном законе основания для ее применения (Постановление от 22 марта 2005 г. № 4-П, Определение от 15 января 2008 г. № 293-О-О)», – указал Суд.

Кроме того, КС сослался на Постановление Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г. № 26, в котором указано, что по смыслу ч. 4 ст. 389.11 УПК РФ, при наличии оснований для избрания подсудимому или осужденному меры пресечения в виде залога, домашнего ареста или заключения под стражу, равно как и для отмены или изменения избранной в отношении него меры пресечения либо оснований для продления срока домашнего ареста или срока содержания под стражей в случаях истечения установленного ранее судом срока, судья апелляционной инстанции рассматривает данный вопрос в судебном заседании в порядке, установленном п. 7 ст. 108 УПК РФ.

Во второй жалобе заявитель оспаривал конституционность ч. 1 и 2 ст. 389.4, ч. 2 ст. 389.8 УПК РФ. По мнению заявителя, они в силу своей неопределенности и по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, препятствуют рассмотрению судом апелляционной инстанции апелляционной жалобы осужденного или его защитника на приговор в части решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу ранее 10 суток со дня постановления приговора, отдельно от других жалоб осужденного или его защитника, не связанных с вопросом заключения под стражу, а также отдельно от апелляционных жалоб, представлений и возражений на них иных лиц.

В Определении № 231-О от 25 января 2018 г., которое было опубликовано 16 февраля, Конституционный Суд, отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, пояснил, что уже высказывался относительно доводов заявителя, и отметил, что оспариваемые положения устанавливают общие сроки апелляционного обжалования приговоров или иных судебных решений и последствия подачи апелляционных жалобы, представления и не могут расцениваться как нарушающие права заявителя.

Таким образом, по мнению Владислава Филатьева, Конституционный Суд указал на неправильность применения нижестоящими судами данных норм. Исходя из правовой позиции Конституционного Суда, в отношении решения суда первой инстанции об избрании подсудимому меры пресечения в виде заключения под стражу, которое в силу п. 10 ч. 1 ст. 308 УПК РФ включается в резолютивную часть обвинительного приговора, подлежат применению специальные нормы, определяющие сокращенные сроки подачи и рассмотрения жалоб на такие решения вышестоящим судом, а именно – положения ч. 11 ст. 108 УПК РФ, согласно которым решение суда об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение 3 суток со дня его вынесения, при этом суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе не позднее чем через 3 суток со дня ее поступления. Адвокат считает, что сформулированная КС РФ правовая позиция будет воспринята в практике судов общей юрисдикции в ближайшее время.

Также он сообщил, что представил документы в Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, на основании которых возможно принятие конкретных срочных мер, направленных на совершенствование процессуального законодательства в вопросах применения мер пресечения.

«Насколько мне известно, 26 февраля 2018 г. по инициативе СПЧ будет проводиться специальное заседание на тему обеспечения прав человека при совершенствовании процессуального законодательства. В специальном заседании будут участвовать представители Верховного Суда, Минюста России, профильных комитетов Федерального Собрания, адвокатского сообщества и эксперты правозащитных организаций», – пояснил Владислав Филатьев. Он добавил, что по итогам заседания будут приняты Рекомендации Совета, учитывающие правовые позиции, высказанные Конституционным Судом по жалобам его доверителя.

Законодателю может быть предложено внести в УПК необходимые изменения юридико-технического характера, устраняющие неопределенность в вопросе возможности обжалования ареста отдельно от приговора по существу, обусловленную неудачным конструированием буквального содержания нормативных предписаний», – указал адвокат.

Напомним, ранее «АГ» сообщала об обращении главы СПЧ Михаила Федотова к председателю Верховного Суда и Уполномоченному по правам человека с предложением внести ряд поправок в УПК в части назначения и изменения мер пресечения обвиняемым и осужденным.

Рассказать: