×

КС решит, можно ли отказаться от принятых обязательств, если они неподъемны для регионального бюджета

Конституционный Суд рассмотрел дело по жалобе на закон, который, по мнению заявительницы, позволяет лишать дополнительной социальной поддержки многодетные семьи из-за недостаточного финансирования бюджета
Фото пресс-службы КС РФ
В ходе рассмотрения дела судьи Конституционного Суда задали представителям властей Ставропольского края множество «неудобных» вопросов, выяснив, в частности, что отмененный закон принимался в условиях известного дефицита бюджета и что он фактически не работал ни дня.

Конституционный Суд рассмотрел дело о проверке конституционности п. 3 ст. 1 закона Ставропольского края «О признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Ставропольского края». Поводом для рассмотрения дела стала жалоба жительницы края Марины Колесниковой, которая из-за принятия данного закона не получила выплаты, полагающиеся ей за рождение третьего ребенка. 

В 2013 г. заявительница родила третьего ребенка и ее семья была признана многодетной. На тот момент законодательство Ставропольского края предусматривало право многодетной семьи на предоставление материнского капитала в размере 100 тыс. руб. как дополнительной меры социальной поддержки при рождении с 1 января 2011 г. третьего ребенка или последующих детей. Одним из условий его предоставления являлось достижение ребенком трех лет на момент обращения за выплатой.

В 2016 г. Марина Колесникова написала заявление на предоставление маткапитала, однако ей было отказано в выплате в связи с тем, что с 1 января 2016 г. такая выплата была исключена из перечня дополнительных мер социальной поддержки многодетных семей.

В связи с этим заявительница обратилась в суд, однако тот отказал в удовлетворении требований, сославшись на закон Ставропольского края «О признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Ставропольского края», которым дополнительная выплата материнского капитала была отменена в связи с отсутствием в бюджете края финансовых возможностей. Суд также принял во внимание то, что до 2016 г. выплата фактически не производилась. Апелляционная инстанция поддержала решение нижестоящего суда.

Марина Колесникова подала жалобу в Конституционный Суд, в которой указала, что оспариваемое законоположение, отменяя право многодетных семей на получение маткапитала, придает закону обратную силу и допускает лишение их мер социальной поддержки по причине недостаточности финансовых ресурсов бюджета. По ее мнению, это нарушает право на социальное обеспечение и гарантии, предусмотренные ч. 1 ст. 39 и ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции РФ.

Приступив к рассмотрению дела, председатель КС Валерий Зорькин указал, что были получены заключения от полномочных представителей Госдумы, Совета Федерации, Правительства РФ, а также от Верховного Суда, Генеральной прокуратуры и Минюста РФ. Кроме того, получены отзывы губернатора Ставропольского края и сопредседателя Думы Ставропольского края.

В своем выступлении Марина Колесникова заметила, что в имеющихся отзывах органы государственной власти указывают на законность принятого решения, в то время как в жалобе высказывается позиция относительно тех многодетных семей, у которых родились дети в период действия закона, а не оспаривается законность отмены нормативного акта. Заявительница согласилась с представленными выводами полномочного представителя Правительства РФ Михаила Барщевского о том, что право многодетных семей Ставропольского края на маткапитал определяется именно на момент рождения третьего ребенка, а не на момент достижения им трехлетнего возврата или иного обстоятельства. Марина Колесникова также подчеркнула, что раз такое право возникло, значит, выплата должна быть произведена, даже если в последующем закон о ее предоставлении был отменен.

Отвечая на вопрос судьи КС РФ Юрия Рудкина, заявительница пояснила, что в соответствии с отмененным законоположением право на выплату определялось на дату рождения третьего ребенка и последующих детей, а реализация могла быть осуществлена в любое время по достижении им трех лет и до совершеннолетия.

Иных вопросов у судей к Марине Колесниковой не было, но они с большим пристрастием расспросили представителей властей Ставропольского края.

Выступая перед Судом, представитель Думы Ставропольского края Марина Коротеева указала, что право на получение маткапитала не вытекает непосредственно из Конституции и Закона о государственных пособиях гражданам, имеющим детей, и носит временный характер, обусловленный демографическими задачами. Поэтому такое право является дополнительной мерой социальной поддержки, в связи с чем определение возможности и условия его реализации относятся к полномочиям регионального законодателя и зависят от финансовых возможностей бюджета субъекта Российской Федерации.

Представитель ставропольской краевой Думы отметила, что закон Ставропольского края о мерах социальной поддержки многодетных семей от 27 декабря 2012 г. в части выплаты материнского капитала в условиях случившегося в 2013 г. экономического кризиса был приостановлен сначала до 1 января 2017 г., а потом и до 1 января 2018 г. Только в 2015 г. было принято решение о признании утратившими силу отдельных его положений. При этом она указала, что фактически мера по выплате маткапитала не применялась никогда.

Представитель губернатора Ставропольского края Константин Захаров пояснил, что поводом для принятия закона о мерах социальной поддержки многодетных семей послужило Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 30 ноября 2010 г., в котором руководителям всех субъектов России было предложено подумать о региональном материнском капитале. А после этого был издан ряд указов Президента РФ социальной направленности, реализация которых осуществлялась на условиях софинансирования из средств федерального бюджета и бюджетов субъектов РФ. «В последующем процент софинансирования со стороны бюджета Ставропольского края увеличивался. В 2013– 2014 гг. в регионе, как и в стране в целом, сложилась неблагоприятная экономическая ситуация, в связи с чем выросла нагрузка на региональный бюджет», – сказал Константин Захаров.

Выслушав представителей ставропольских властей, судьи Конституционного Суда задали им множество вопросов. Судья Сергей Маврин уточнил, в пределах ли одной и той же легислатуры принимался, приостанавливался и отменялся закон о выплатах маткапитала и был ли этот законодательный акт когда-либо финансово состоятельным. Отвечая на вопрос, Марина Коротеева указала, что краевым бюджетом никогда не предусматривалась статья расходов именно на эти цели, а также подтвердила, что все решения по данному закону принимались одним и тем же созывом.

«Какую же цель преследовал закон, если он принимался в условиях постоянного дефицита бюджета?», – поинтересовался Юрий Рудкин, на что Константин Захаров ответил, что кризис случился после принятия закона. Тогда судья уточнил, как мог быть принят закон о выплатах без учета соответствующей статьи в бюджете – представитель губернатора пояснил, что закон был принят в конце 2012 г., когда у властей края имелись «позитивные прогнозы на будущий год».

Тогда судья Гадис Гаджиев попросил прояснить, действовал ли отмененный закон в момент, когда Марина Колесникова родила третьего ребенка и ее семья была признана многодетной, на что Марина Коротеева подтвердила, что он не только действовал, но даже еще не был приостановлен.

Судья Николай Бондарь обратился к Марине Коротеевой с прямым вопросом о том, могут ли приостановление и отмена закона рассматриваться как отмена возникшего права исходя из него. Представитель ставропольской Думы ушла от ответа, вместо этого вновь указав на то, что отмена закона произошла из-за того, что суммы предполагаемых выплат стали неподъемными для бюджета.

Судья Ольга Хохрякова уточнила, были ли какие-либо еще меры социальной поддержки семей, которые были отменены. Константин Захаров ответил, что именно эта выплата влекла значительный расход бюджета субъекта и потому на нее было обращено особенное внимание.

Тогда судья Владимир Ярославцев спросил, обсуждался ли вопрос об адресной помощи многодетным семьям, в частности, семье заявительницы. По словам представителя губернатора края, «адресность» проходит сквозь все законы последних лет, однако в рамках этого нормативного акта она невозможна, так как он касается всех многодетных семей региона. Марина Коротеева дополнила, что при рассмотрении проекта закона об утрате силы этой нормы вопрос оценивался именно с точки зрения критерия нуждаемости: «Дума посчитала, что будет несправедливым давать права всем, а потом ограничивать, введя этот критерий нуждаемости. С 2013 г. для многодетных семей введены ежемесячные выплаты размером почти в 8 тыс. руб., поэтому расходы у бюджета края очень большие».

После выступила полномочный представитель Генпрокурора Татьяна Васильева, которая согласилась с тем, что дополнительная поддержка многодетных семей – это право субъектов РФ, а не обязанность. Реализация данной меры зависит от финансовой возможности регионов, поэтому отмену данной меры нельзя рассматривать как отмену социальной поддержки как таковой, особенно если учитывать, что по факту выплаты никогда не производились. Такой же позиции придерживалась и представитель от Минюста Мария Мельникова.

В заключительной речи представители принявшей и подписавшей сторон коротко изложили озвученные тезисы.

Марина Колесникова сначала отказалась от заключительной речи, однако после выступлений представителей ставропольских властей изменила свое решение. Она дополнительно подчеркнула, что необходимо разделять понятие момента возникновения права и его реализации.

«В законе было четко определено, что возникновение права произошло в момент рождения третьего ребенка, а достижение определенного возраста – это реализация права. Власти должны нести ответственность за те законы, которые принимают. Пусть непродолжительное время, но закон действовал, поэтому необходимо произвести выплаты», – указала она. Заявительница попросила органы государственной власти исполнить принятые на себя обязательства.

Заслушав заключительные речи, судьи удалились для принятия решения, которое будет оглашено позднее.

Рассказать: