×

КС решит, возможна ли замена истца новым собственником спорного имущества в гражданском споре

Конституционный Суд проверит, соответствует ли Конституции РФ ч. 1 ст. 44 ГПК, которая, по мнению заявителей, не позволяет заменить истца в гражданском споре по межеванию земельного участка при смене его собственника по договору дарения
Фото: «Адвокатская газета»
По словам адвоката, представляющего интересы заявителей, спорная норма ведет к увеличению временных и денежных издержек нового собственника при его вступлении в новый судебный процесс. Представители госорганов единогласно заявили, что оспариваемые нормы соответствуют Конституции, однако некоторые высказались о нарушении прав заявителей при рассмотрении спора по существу.

18 октября КС РФ рассмотрел дело о проверке конституционности ч. 1 ст. 44 ГПК, которая, по мнению заявителей, нарушает их права, лишая суд возможности заменить истца в порядке процессуального правопреемства при переходе права собственности на спорное имущество к новому собственнику по договору дарения.

Один из заявителей жалобы, Борис Болчинский обращался в суд с иском, в котором просил обязать своего соседа по дачному участку установить новую границу между владениями и демонтировать разделяющий их забор. В процессе судебного разбирательства Борис Болчинский подарил свой земельный участок сыну Артему. Однако суд отказал в удовлетворении ходатайства Бориса Болчинского о замене его как истца в порядке процессуального правопреемства, руководствуясь тем, что изменение собственника имущества не влечет автоматической перемены лиц, участвующих в судебном процессе. Впоследствии суд вынес решение об отказе в иске, поскольку истец уже не являлся собственником земельного участка и, соответственно, ответчики не нарушали его прав и законных интересов.

Заявители безрезультатно обжаловали решение суда в апелляции и кассации. Суды указали, что Артем Болчинский мог воспользоваться правом на вступление в дело в качестве третьего лица, а в дальнейшем он не лишен возможности самостоятельно реализовать свои права собственника.

По мнению заявителей, оспариваемое положение противоречит Конституции РФ, поскольку не допускает возможности замены судом истца в порядке процессуального правопреемства в случае перехода права собственности на спорное имущество к новому собственнику по договору дарения.

В своем выступлении адвокат АП Санкт-Петербурга Михаил Янкевич, представляющий интересы заявителей в КС, отметил, что оспариваемая норма увеличивает разрыв между материальным  и процессуальным правопреемством, не допуская надлежащей реализации последнего, что нарушает конституционные права граждан. Указанный правовой институт допускает замену субъекта правоотношения, и к правопреемнику должны переходить как материальные, так и процессуальные права правопредшественника, за исключением отдельных случаев.

Как пояснил адвокат, указанная норма в силу неопределенности самого судебного процесса ведет к увеличению временных и денежных издержек правопреемника при вступлении последнего в новый судебный процесс. Вступая в новую тяжбу, новый собственник участка должен не только повторно уплачивать госпошлину, но и нести судебные расходы, оплачивать проведение необходимых экспертиз и заново устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела. При этом существует риск утраты некоторых значимых для дела доказательств. 

Также Михаил Янкевич сообщил, что судебный процесс по делу приостанавливался на год в силу смерти ответчика и поиска его наследников. Его доверитель, в силу своего пожилого возраста и состояния здоровья, решил подарить земельный участок сыну, не уведомив об этом адвоката. Кроме того, первый собственник уже понес большие издержки по указанному делу (например, он потратил 60 тыс. руб. на землеустроительную экспертизу). Все это, по словам Михаила Янкевича, снижает оборотоспособность спорного имущества, уменьшает его стоимость, нарушает права заявителей как собственников и иные конституционные права.

Полномочный представитель Госдумы в Конституционном Суде Марина Беспалова отметила, что по смыслу законодательства процессуальное правопреемство возникает из материального правопреемства, при этом должны исключаться дополнительные материальные обременения сторон и необходимость инициировать новый судебный процесс. При переходе права на спорное имущество в соответствии с нормами ГК РФ происходит материальное правопреемство, которое является основанием для процессуального правопреемства, что подтверждается правоприменительной практикой.

По словам Марии Беспаловой, из буквального толкования ч. 1 ст. 44 ГПК РФ следует, что суд допускает замену одной стороны на любой стадии гражданского судопроизводства. При этом замена является прерогативой суда с учетом оценки переданных прав; спорной нормой в силу ее редакционной конструкции прямо не предусмотрена замена стороны в споре в отношении вещных, а не обязательственных прав. Полпред Госдумы не согласилась с доводами заявителей о неконституционности оспариваемой нормы.

Ее позицию в части конституционности ч. 1 ст. 44 ГПК РФ поддержал и полномочный представитель Совета Федерации РФ сенатор Андрей Клишас. При этом он указал на нарушение прав заявителей при рассмотрении спора по существу.

В то же время Андрей Клишас отметил нелогичность формулировки требований заявителей, поскольку именно оспариваемая статья ГПК и предусматривает возможность правопреемства. По его словам, спорная норма не содержит исчерпывающий перечень оснований для замены одной стороны правопреемником и ее нельзя толковать ограничительно. «Суд общей юрисдикции может разрешить вопрос о процессуальном правопреемстве и при переходе прав на спорное имущество, – заявил Андрей Клишас. – Поэтому замена стороны правопреемником допустима при смене собственника спорного имущества на основании гражданско-правовой сделки».

В своем выступлении полномочный представитель Президента РФ Михаил Кротов привел точку зрения ученых, согласно которой перечень оснований, указанный в действующем ГПК РФ, был расширен в сравнении с предыдущим Кодексом от 1964 г. и фактически превращен в открытый. При этом сама спорная норма и перечень оснований могут создать ложное впечатление о возможности ограничительного толкования в части применения якобы только в отношении обязательств, а не вещных прав.

Полпред Президента пояснил, что ранее нормы о правопреемстве не создавали проблемы в части применения судами в отношении вещных прав. У судов больше вопросов вызывало применение такой нормы в части обязательственных отношений, поэтому в законе и было обращено внимание на указанные основания. «Но если опустить скобки и прочитать норму без них, такая формулировка предполагает возможность замены лица и в вещных, и в обязательственных спорах», – отметил Михаил Кротов. Он также привел примеры неоднородности судебной практики по указанному вопросу.

Михаил Кротов согласился с доводами заявителей, что новая судебная тяжба сопряжена с дополнительными расходами и обременениями, однако отметил, что новый истец вправе использовать доказательства, добытые его предшественником, прежним владельцем земельного участка. Полпред Президента РФ высказался за конституционность спорной нормы, однако указал на неправильное применение ее судами.

Полномочный представитель Генерального прокурора РФ Татьяна Васильева отметила, что в ч. 1 ст. 44 ГК РФ не очень удачно перечислены основания для процессуального правопреемства в гражданском судопроизводстве. Она указала, что вопрос о замене стороны решается судом в каждом конкретном случае, а правоприменительная практика по этому вопросу носит достаточно единообразный характер, позволяя производить замену истца в споре при переходе права собственности на вещь.

Татьяна Васильева считает, что права заявителей были нарушены судом по непонятным причинам, и выразила надежду, что правовая позиция КС, которая будет озвучена по данному делу, поможет Болчинским восстановить их.

Полпред Минюста России Мария Мельникова также считает, что спорная норма не совсем удачно сформулирована, но смысл ее очевиден. Она надеется, что КС РФ определит истинный конституционно-правовой смысл оспариваемого законоположения.

Председатель КС РФ Валерий Зорькин сообщил, что решение будет принято позже в закрытом заседании.

Рассказать: