×

КС РФ: Минобороны в ответе за вред, причиненный солдатами-срочниками друг другу

Конституционный Суд пояснил, что нормы ГК РФ о возмещении морального вреда в связи с повреждением здоровья распространяются и на военнослужащих
Эксперты «АГ» согласились с разъяснениями Суда, при этом один из них пояснил, что в соответствии с ними закон предполагает возможность возмещения военнослужащему вреда за счет казны, если вред явился следствием виновных действий военного руководства, несмотря на то, что непосредственный причинитель вреда не обладает статусом должностного лица. Однако не все согласились с тем, что Суд в определении дал исчерпывающие пояснения, которые помогут улучшить ситуацию в будущем.

Конституционный Суд опубликовал определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина К., который заявил о нарушении его конституционных прав ст. 1069 ГК РФ (ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами). По мнению заявителя, она ограничивает право военнослужащего на возмещение государством вреда, причиненного его здоровью при прохождении военной службы по призыву, если непосредственный причинитель вреда – также проходящий военную службу по призыву военнослужащий, не имеющий статуса должностного лица.

В 1999 г. в период прохождения К. службы по призыву ему был причинен тяжкий вред здоровью – сквозное пулевое ранение груди, полученное им по неосторожности одного из солдат. Впоследствии командир воинской части вынес приказ, согласно которому причинами происшествия явились недостаточная воспитательная работа с военнослужащими со стороны заместителя начальника КП по воспитательной работе, недосмотр начальника КП по вооружению, а также отсутствие организации соответствующих занятий в подразделении, руководимом капитаном. Указанные лица были привлечены к дисциплинарной ответственности. Кроме того, военным судом стрелявший был признан виновным и осужден к 6 месяцам условного содержания в дисциплинарной воинской части.

В 2000 г. К. была выплачена страховая сумма за получение травмы. Через 16 лет он обратился в суд с иском о взыскании компенсации морального вреда к Министерству обороны и Министерству финансов. Однако районный суд и апелляционная инстанция отказали в удовлетворении его требований, в передаче кассационной жалобы для рассмотрения президиумом суда также было отказано. Отказывая в удовлетворении требований К., суды исходили из того, что обязанность компенсации морального вреда за счет казны может быть возложена на государственные органы только при наличии вины этих органов или их должностных лиц. После этого К. обратился в КС РФ.

КС РФ пришел к выводу, то оспариваемое заявителем законоположение не нарушает конституционных прав граждан. Отказывая в рассмотрении жалобы, Конституционный Суд пояснил, что взаимосвязанные положения ст. 1064, 1069 и 1084 ГК РФ предполагают, что в случае установления вины государственных органов или их должностных лиц в причинении вреда здоровья гражданам обеспечение выплаты государством в полном объеме – обязательно. Соответствующие выплаты должны производиться в порядке гл. 59 ГК РФ за счет государственной казны.

Также Суд подчеркнул, что забота о сохранении и об укреплении здоровья военнослужащих – обязанность командиров, и именно они несут ответственность за действия военнослужащих, в том числе и тех, которые наносят вред другим военнослужащим. Таким образом, именно командиры несут ответственность при определении судом оснований для возложения на государство обязанности по выплате компенсации морального вреда, причиненного военнослужащему в связи с повреждением его здоровья другим военнослужащим.

Конституционный Суд дополнительно заметил, что оценке во всех случаях, подобных этому, должны подлежать как действия непосредственного причинителя вреда, так и действия должностных лиц (начальников), под контролем которых он находился.

Юрист правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Александр Передрук назвал данную правовую позицию очень важной. «Это, по сути, означает, что закон предполагает возможность возмещения военнослужащему вреда за счет казны, если вред явился следствием виновных действий военного руководства, несмотря на то, что непосредственный причинитель вреда не обладает статусом должностного лица», – пояснил эксперт.

При этом Александр Передрук подчеркнул, что когда суды общей юрисдикции отказываются возмещать моральный вред за счет государства из-за того, что непосредственным причинителем вреда являлось не должностное лицо, а, например, рядовой, как в рассматриваемом деле, тем самым они поощряют халатность военнослужащих, занимающих руководящие должности и снимают ответственность с государства за происходящее, закрывая глаза на то, что вина военных начальников в общем-то уже установлена – например, в ходе прокурорской проверки или в рамках производства по материалам о дисциплинарном проступке. «Остается надеяться на то, что судебная практика в будущем все же будет больше ориентироваться на защиту прав граждан, а не попытки сэкономить на жертвах», – прокомментировал эксперт.

Александр Передрук подытожил: «Учитывая, что военнослужащий хоть и не является должностным лицом по смыслу положений ст. 1069 ГК РФ, он все же является государственным служащим, призывается на службу по инициативе государства, находится под его пристальным постоянным контролем и поэтому именно власти должны нести ответственность за его действия. В свою очередь Минобороны или Минфин также не лишены права обращаться с регрессным иском к непосредственному причинителю вреда. Однако пока что, к сожалению, ни законодатель, ни Конституционный Суд России такую логику не разделяет».

Исполнительный директор юридической компании «Глазунов и Семёнов» Дмитрий Семёнов также отметил значимость того, что КС РФ разъяснил применение положений ст. 1069 ГК РФ по делам о возмещении за счет казны РФ военнослужащим морального вреда, наступившего в связи с повреждением здоровья при исполнении ими обязанностей. «В определении указано, что ст. 1069 ГК Российской Федерации, рассматриваемая в системе действующего правового регулирования, не исключает такой возможности. Однако суды общей юрисдикции в некоторых случаях отказывали в удовлетворении требований по результатам рассмотрения подобных дел, в частности подателю жалобы. На сегодняшний день мы имеем разъяснение, которое позволит избежать неверного толкования ст. 1069 ГК РФ. Таким образом, судебная практика по рассматриваемым спорам станет в большей части типовой, дела представится возможным рассматривать в более короткие сроки, что, безусловно, сыграет положительную роль для истцов», – считает он.

Однако адвокат АК № 22 «Гражданские компенсации» Марина Сомова считает, что определение не содержит в себе ничего нового: «Если подходить к вопросу формально, то в данной ситуации Конституционный Суд прав – норма ст. 1069 ГК РФ действительно в данном случае не может быть признана неконституционной. Но что делать тем людям, которые исчерпали все возможные способы обжалования по делу, в котором очевидно, что их право явно нарушено, а Конституционный Суд не наделен правом исправления ошибок правоприменения?».

Марина Сомова пояснила, что в данном конкретном деле вина должностных лиц была выявлена, была зафиксирована и имеет документальное подтверждение. «Странно, но почему-то, когда один ребенок в детском саду получает травму в результате толчка другого ребенка, суды видят вину воспитателя и обязывают компенсировать причиненный моральный вред ребенку с учреждения дошкольного образования. В отношении Министерства обороны РФ суды не видят никакой вины, и само ведомство никакой ответственности не несет. Возникает вопрос: все ли равны перед законом?»

Эксперт отметила также, что проблема военнослужащих, получивших вред жизни или здоровью, образовалась очень давно. «К сожалению, Федеральный закон от 7 ноября 2011 г. № 306-ФЗ “О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат” проблему все равно не решил, т.к. не позволяет максимально компенсировать последствия изменения их материального и социального положения, не обеспечивает соразмерный уровень возмещения вреда здоровью денежному довольствию, которое военнослужащий получал до полученной травмы. Все блага и социальные выплаты, которые перепечатываются из одного судебного акта в другой в отношении военнослужащих, носят общий характер (страхование, пенсионное обеспечение, социальные льготы). Перечисляемые выплаты аналогичны выплатам обычным инвалидам в результате производственного травматизма. Так в чем же особенность статуса военнослужащего?». Марина Сомова констатировала, что статус определяется лишь тем, что военнослужащий обязан нести службу в любых условиях, подвергая значительному риску свою жизнь и здоровье, а в ответ КС РФ вынес формальное определение, в котором так и не решил насущную проблему.

Рассказать коллегам: