×

КС РФ разъяснил понятие «обладатель информации»

Конституционный Суд опубликовал решение по жалобе на положение Закона об информации, которое, по мнению заявителя, дает право оператору электронной почты на информацию, содержащуюся в письмах абонентов, и на доступ к ней
Суд не выявил противоречий законоположения Конституции РФ, однако указал в постановлении, что хотя почтовый сервис и не является обладателем информации, содержащейся в электронных сообщениях, он при этом обязан обеспечивать тайну связи.

26 октября Конституционный Суд огласил постановление по делу о проверке конституционности п. 5 ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Слушание дела о проверке конституционности положений закона состоялось 19 сентября.

Напомним, в своей жалобе заявитель Александр Сушков указывал, что понятие «обладатель информации», содержащееся в оспариваемой статье, не соответствует Конституции РФ, поскольку дает право лицу, оказывающему услуги электросвязи, на информацию, содержащуюся в получаемых или отправляемых абонентами электронных сообщениях, в том числе на доступ к этой информации.

История вопроса состоит в том, что Александр Сушков в 2016 г. был уволен с должности руководителя договорно-правового департамента в корпорации «Стройтрансгаз» за то, что, будучи ознакомленным с положением об обеспечении режима конфиденциальности информации, переслал с адреса корпоративной почты на свой внешний электронный адрес служебные документы, локальные нормативные акты работодателя и персональные данные коллег. Операция была осуществлена через сервер компании «Мэйл.ру».

Работодателем указанный факт был воспринят в качестве разглашения охраняемой законом тайны, ставшей известной в связи с выполнением трудовых обязанностей.

Оспаривая увольнение в судах, заявитель ссылался на функции почтового оператора как представителя услуг связи, защищающего конфиденциальность переписки. Однако суды признали оператора электронной почты обладателем пересылаемой пользователями информации. По их мнению, исходя из условий пользовательского соглашения с клиентом, «Мэйл.ру» может как ограничить, так и разрешить доступ к сведениям, содержащимся в электронных почтовых ящиках абонентов, что свидетельствует о разглашении конфиденциальной информации третьему лицу.

В своем постановлении Конституционный Суд напомнил, что Конституция РФ гарантирует каждому право на свободное получение, передачу и распространение информации любым законным способом, а также что для доступа третьих лиц к этой информации необходимо получить санкцию суда.

При этом, указал КС РФ, отсутствие в законодательстве прямого указания на обязанность правообладателя интернет-сервиса обеспечивать тайну связи не означает отсутствие у него такой обязанности. А наличие у лица доступа к информации не означает, что оно становится ее обладателем.

Также Суд отметил, что условия пользовательского соглашения не могут трактоваться как предоставляющие владельцу интернет-сервиса право самостоятельно, в нарушение ч. 2 ст. 23 Конституции РФ, разрешать или ограничивать доступ к информации и тем самым признавать его обладателем этой информации.

Между тем, по мнению КС РФ, отправка заявителем конфиденциальной информации на свой электронный адрес создает условия для ее дальнейшего неконтролируемого использования. Поэтому действие заявителя рассматривается Судом как нарушающее права обладателя информации безотносительно того, установлено ее разглашение третьему лицу или нет.

Конституционный Суд постановил, что оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ, поскольку не может рассматриваться как наделяющая интернет-сервис статусом обладателя информации в отношении сведений, содержащихся в сообщениях пользователей электронной почты, или в отношении информации, которую пользователи хранят с помощью этого сервиса. Кроме того, она позволяет рассматривать отправку информации на личный адрес электронной почты гражданина в качестве нарушения прав обладателя информации, принявшего все меры для исключения несанкционированного доступа третьих лиц к этой информации.

Правоприменительные решения по делу заявителя подлежат пересмотру с учетом выявленного конституционно-правового смысла п. 5 ст. 2 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Рассказать: