×

КС указал на недопустимость бессрочного содержания обвиняемых в психиатрической лечебнице

Конституционный Суд также указал, что срок пребывания в таком медицинском учреждении на стадии предварительного следствия должен засчитываться в срок содержания под стражей
Фото: «Адвокатская газета»
Один из экспертов «АГ» отметил, что позиция, высказанная КС РФ, не нова и принятие нижестоящими инстанциями соответствующих ей решений – это устоявшаяся практика. Другой считает решение важным и отражающим строгий подход Суда к вопросам произвольного лишения свободы. Третий пояснил, что в делах заявителей при вынесении решений суды не учли очевидной истины о том, что недобровольная госпитализация лишает обвиняемого права на свободу, а выявление у него психического заболевания не может лишать гарантий на установленные УПК РФ сроки лишения свободы.

24 мая Конституционный Суд РФ вынес Постановление № 20-П, которым признал несоответствие Конституции ч. 1 ст. 435 «Помещение в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях» УПК РФ. Поводом для рассмотрения дела послужили жалобы двух граждан – Д. и К. 

В отношении Д. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая впоследствии была продлена до 4 месяцев. Вскоре заключением судебно-психиатрической экспертизы было установлено, что Д. в период, относящийся к инкриминированным ему деяниям, страдал хроническим психическим расстройством, в связи с чем он был переведен в психиатрическую лечебницу, а мера пресечения в виде заключения под стражу отменена.

В результате повторной экспертизы у Д. диагностировано временное психическое расстройство, не позволяющее отвечать на вопросы, поставленные перед экспертами. Исходя из этого и учитывая, что, по заключению экспертов от 2 марта 2017 г., он представляет опасность для себя и других лиц и нуждается в принудительном лечении до выхода из болезненного состояния, суд постановил перевести Д. в больницу до решения вопроса о применении к нему принудительных мер медицинского характера. 

Отказывая в передаче кассационной жалобы представителя Д. на данное судебное решение, судья указал, что пребывание Д. в психиатрической лечебнице ограничено периодом действия обстоятельств, послуживших основанием для перевода в эту организацию, а категория преступлений, инкриминированных обвиняемому, не влияет на срок его пребывания в ней, куда он переведен в связи с обнаруженным у него временным психическим расстройством. Д. обратился в Конституционный Суд.

В жалобе он указал, что отсутствие в ст. 435 УПК РФ указания на сроки пребывания в психиатрической лечебнице либо ссылки на сроки, предусмотренные ст. 109 указанного Кодекса для заключения под стражу, включая порядок их продления, допускает возможность бессрочного содержания в таких организациях обвиняемых в совершении преступлений, чем нарушаются их права, гарантированные Конституцией РФ.

В свою очередь гражданин К. в жалобе указал, что в отношении него также была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которая в последующем была продлена до 9 месяцев. При этом заключение комплексной судебной экспертизы содержало информацию о том, что в период, относящийся к инкриминированному ему деянию, он был лишен возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими по причине имеющегося у него психического заболевания. Ходатайство следователя о переводе К. в психиатрическую лечебницу было удовлетворено. Суд также указал, что мера пресечения в виде заключения под стражу должна быть отменена при поступлении в эту организацию.

Суд апелляционной инстанции, исходя из того, что для разрешения вопроса о дальнейшем содержании лица под стражей установлен иной порядок, предусмотренный ст. 108 и 109 УПК РФ, изменил это постановление, исключив из него указание о направлении К. на принудительное лечение до выздоровления и об отмене ранее избранной меры пресечения.

Медицинская организация, куда поступил К., в связи с возникшей неопределенностью, на каком основании и каким образом его следует содержать в отделении для лиц, нуждающихся в принудительном лечении, обратилась в суд с административным исковым заявлением о его госпитализации в недобровольном порядке. Суд первой инстанции удовлетворил требования, однако апелляция отменила его и прекратила производство по административному делу со ссылкой на то, что согласно ст. 274 КАС РФ не могут рассматриваться требования, связанные с применением принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами и совершивших общественно опасные деяния. 

Полгода спустя уголовное дело, поступившее в суд для рассмотрения по существу вопроса о применении к К. принудительных мер медицинского характера, было возвращено прокурору ввиду нарушений УПК, допущенных в ходе предварительного следствия. При этом суд постановил – в период принудительного лечения К. в медицинской организации меру пресечения ему не избирать. 

По мнению гражданина, ч. 1 ст. 435 УПК РФ противоречит Конституции, поскольку не приравнивает содержание в психиатрической лечебнице на стадии предварительного следствия к мерам пресечения и не позволяет судам определять его порядок и сроки в отношении лиц, страдающих психическими заболеваниями, до рассмотрения уголовного дела по существу.

Конституционный Суд указал, что так как ч. 2 ст. 435 УПК РФ, определяющая порядок помещения лица, не содержащегося под стражей, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, для проведения судебной экспертизы, при разрешении дела Д. не применялась, производство по делу в этой части подлежит прекращению. 

Суд отметил, что помещение лица, страдающего психическим расстройством, в принудительном порядке в психиатрическую лечебницу должно обеспечиваться процессуальными гарантиями и судебным контролем, предметом которого является выявление набора юридических фактов, дающих основания как для продолжения оказания этому лицу психиатрической помощи, так и для дальнейшего производства по уголовному делу с его участием. 

Кроме того, Суд пояснил: исходя из обусловленной уголовно-процессуальным статусом подозреваемого или обвиняемого специфики положения лица, помещенного в такую медицинскую организацию, УПК РФ предусматривает, что в срок его содержания под стражей засчитывается время принудительного нахождения в такой медицинской организации по решению суда, а в случае постановления обвинительного приговора производится зачет этого времени в срок наказания.

Суд также указал, что в соответствии с ч. 1 ст. 437 УПК РФ лицу, в отношении которого ведется производство о применении принудительной меры медицинского характера, должно быть предоставлено право лично осуществлять принадлежащие ему процессуальные права подозреваемого или обвиняемого, если его психическое состояние, устанавливаемое с учетом заключения экспертов, участвующих в производстве судебно-психиатрической экспертизы, и, при необходимости, медицинского заключения медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, позволяет ему осуществлять такие права.

КС отметил, что перевод лица, в отношении которого избрано заключение под стражу, в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь, не препятствует достижению целей применения данной меры пресечения.

Кроме того, он пояснил, что уголовно-процессуальное законодательство не содержит положений, прямо устанавливающих срок, на который лицо помещается в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях. Между тем такой срок не может быть неопределенным либо продлеваться вне рамок судебного контроля. 

Конституционный Суд также подчеркнул, что, поскольку нахождение лица в психиатрической лечебнице на условиях недобровольной госпитализации, как следует из ст. 36 Закона о психиатрической помощи, допускается только в течение времени сохранения оснований, по которым была проведена госпитализация, установление судом срока, на который лицо помещается в такую медицинскую организацию в порядке ч. 1 ст. 435 УПК РФ, во всяком случае не может рассматриваться в качестве препятствия для прекращения его пребывания в ней. Таким образом, Суд признал ч. 1 ст. 435 УПК РФ соответствующей Конституции и указал, что решения в отношении граждан Д. и К. должны быть пересмотрены.

Комментируя постановление, управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай пояснил, что, учитывая историческую память населения страны, вопросы принудительного оказания психиатрической помощи всегда находятся в фокусе адвокатов, правозащитников и Конституционного Суда. При этом он указал, что решение Суда нельзя считать прорывным или эпохальным. «КС продолжает освещать своим прожектором темные закоулки и лакуны нормативного регулирования в данной сфере. Однако это постановление в очередной раз демонстрирует, что основным редутом защиты является суд, который “правоприменяет” исходя из особенностей каждого случая, и тут КС бессилен что-либо поправить. Он задает только генеральное направление», – заключил Юлий Тай.

Адвокат АБ «Адвокатская группа “Онегин”» Дмитрий Бартенев посчитал, что решение КС РФ является важным и отражает строгий подход Суда к вопросам произвольного лишения свободы. «Ситуация, в которой оказались заявители в данном деле, – это яркий пример бесправного положения людей с психическими расстройствами. К счастью, КС РФ вновь проявил готовность подвергнуть критике давно устоявшиеся на практике институты. Важно при этом, чтобы позиция КС РФ была услышана и чтобы суды, проверяя необходимость продления лечения лица, переведенного из СИЗО, в психиатрической больнице, руководствовались не уголовно-процессуальным законом, а критериями законодательства о психиатрической помощи», – пояснил эксперт. Он добавил, что в противном случае госпитализация в психиатрическую больницу может стать формой предварительного заключения.

Адвокат КА «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых отметил, что данное постановление указывает не на противоречие ч. 1 ст. 435 УПК РФ положениям Конституции, а разъясняет, что эта процессуальная норма не предполагает недобровольной госпитализации обвиняемого на неопределенный срок. «Своим решением КС разъяснил, что ссылка в ч. 1 ст. 435 УПК РФ на ст. 108 УПК РФ существенна. Если говорить коротко, то в случае заявителей суды общей юрисдикции не учли, что госпитализация осуществляется на той стадии уголовного судопроизводства, когда обвиняемый считается невиновным в силу ст. 14 УПК и по делу еще идет предварительное следствие», – пояснил эксперт.

Кроме того, Константин Кузьминых указал, что суды не учли очевидной истины: недобровольная госпитализация лишает обвиняемого права на свободу, а выявление у обвиняемого психического заболевания не может лишать его гарантий на установленные УПК РФ сроки лишения свободы и на проверку судами вопроса об изменении оснований для применения меры пресечения.

Рассказать: