×

Оптимальное решение

О вопросах допуска и пропуска адвокатов для выполнения ими профессиональных обязанностей по обеспечению конституционного права граждан на получение квалифицированной юридической помощи
Материал выпуска № 1 (258) 1-15 января 2018 года.
В № 23 (256) «АГ» за 2018 г. сообщалось о том, что 15 ноября президент ФПА РФ Юрий Пилипенко направил заместителю министра юстиции РФ Денису Новаку письмо с просьбой инициировать разработку законопроекта о внесении в Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) поправки, которая придаст удостоверению адвоката статус документа, удостоверяющего личность. Предложение решить путем внесения такого изменения в Закон об адвокатуре проблему допуска адвокатов на основании адвокатских удостоверений на территории административных зданий Минюста России, подведомственных ему федеральных служб, а также других государственных органов высказал Геннадий Журавлев, адвокат филиала «Адвокатская консультация № 42» МРКА, в «АГ» № 21 (254) в статье «Зачем стучаться в открытую дверь?». В том же номере опубликована статья «В поисках панацеи», в которой вице-президент ФПА РФ Геннадий Шаров рассказал, что вопрос о проходе адвокатов в различные государственные органы решается с участием ФПА РФ на межведомственном уровне. В настоящей статье Геннадий Журавлев обосновывает точку зрения о том, что решение этого вопроса на законодательном уровне является более оптимальным.

Возвращаюсь к рубрике «Создать стройную защиту прав адвокатов» («АГ» № 21 (254)) и к своей публикации «Зачем стучаться в открытую дверь?».

Во-первых, хочу отметить, что настоящее издание является не бюллетенем решений органов адвокатского сообщества – адвокатских палат, а трибуной адвокатов, в полемике которых зарождается истина. С такой политикой редакции газеты я абсолютно солидарен. И в столь многогранной сфере, как адвокатская деятельность, адвокат не может быть ремесленником. Он работает с людьми, причем как с теми, законные права и интересы которых он защищает, так и с теми, которые являются в лучшем случае его оппонентами, или, называя вещи своими именами, его противниками, фактически препятствующими адвокатской деятельности, – в худшем. И адвокату надо быть инженером человеческих отношений, чтобы в подобных условиях с достоинством и честью выполнять свои профессиональные обязанности.

Во-вторых, лично мне импонирует позиция председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Генри Резника, высказанная им на расширенном заседании 23 октября 2017 г. Главной задачей он считает сведение до минимума нарушений профессиональных прав адвокатов, а в идеале вообще исключение таких нарушений. Но как это сделать? Зависит в том числе от каждого из нас. В этой связи очевиден мотив моей публикации в настоящей газете.

Рассказать: