×

С агрегатора такси можно взыскать возмещение морального вреда за смерть пассажиров

Верховный Суд указал, что ответственность за причинение вреда в связи со смертью пассажира такси в ДТП может быть возложена на агрегатора, предоставлявшего информационные услуги
Эксперты поддержали позицию ВС РФ. При этом один из них отметил, что рано говорить об окончательной позиции суда в вопросе возмещения вреда агрегатором, поскольку дело направлено на новое рассмотрение, тем не менее агрегаторам такси стоит пересмотреть свои договорные схемы и быть готовыми предоставлять потребителю полную информацию о том лице, которое будет оказывать услугу.

Супруг и три дочери погибшей в ДТП женщины обратились с иском к агрегатору такси, индивидуальному предпринимателю, оказывающему услуги по перевозке пассажиров, и его работнику – водителю такси о взыскании расходов на погребение в размере примерно 553 тыс. руб. и компенсации морального вреда в размере 1,5 млн рублей каждому из них.

Предприниматель и водитель признали иск частично, тогда как представитель агрегатора такси возражал против иска, ссылаясь на то, что компания является диспетчерской службой и, получив по телефону заявку на услугу такси, разместила ее в автоматизированной системе, к которой имеет доступ каждый перевозчик, состоящий в договорных отношениях с ней.

Решением суда исковые требования были удовлетворены частично: с предпринимателя взыскано возмещение ущерба в размере 552 295 руб., с водителя в пользу каждого из истцов взыскано по 700 тыс. руб. компенсации морального вреда, а в удовлетворении остальной части иска, в том числе в иске к агрегатору, отказано. Суд исходил из того, что услуги по перевозке пассажира водитель осуществлял на основании трудового договора с индивидуальным предпринимателем на принадлежащем последнему автомобиле, а оснований для возложения ответственности на агрегатора, оказавшего потерпевшей лишь информационные услуги, не имеется.

Апелляционным определением решение суда первой инстанции отменено в части взыскания с индивидуального предпринимателя возмещения ущерба, в остальной части решение оставлено без изменения, а жалобы истцов – без удовлетворения. Суд апелляционной инстанции указал, что гражданская ответственность индивидуального предпринимателя застрахована по договорам страхования, а у истцов имеется право на обращение с требованием к страховщикам.

Не согласившись с судебными актами, истцы подали кассационную жалобу в Верховный Суд. Рассмотрев материалы дела и доводы жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ вынесла Определение № 5-КГ17-220, которым решение суда апелляционной инстанции было отменено.

Как отметила Судебная коллегия, по смыслу ст. 1064, 1068, 1079, 1100 ГК РФ, регулирующих порядок возмещения причиненного вреда, в том числе юридическим лицом, чья деятельность связана с повышенной опасностью для окружающих, на работодателя возлагается обязанность возместить не только имущественный, но и моральный вред, причиненный его работником при исполнении трудовых обязанностей, а на владельца источника повышенной опасности – как материальный, так и моральный вред, причиненный этим источником.

Судом установлено, что работодателем водителя, исполнявшего в момент причинения вреда трудовые обязанности, а также владельцем автомобиля, при использовании которого причинен вред, являлся индивидуальный предприниматель. Судебная коллегия подчеркнула, что при таких обстоятельствах отказ в иске к индивидуальному предпринимателю, в том числе о взыскании компенсации морального вреда, является существенным нарушением приведенных норм материального права.

Также ВС отметил, что судами не установлен тот факт, что, принимая от потерпевшей заказ на оказание услуги по перевозке пассажира легковым такси, агрегатор действует не от своего имени, а от имени принципала, а в данном случае – от имени индивидуального предпринимателя. То обстоятельство, что пассажир впоследствии вступил в непосредственные отношения с работником принципала – водителем такси, а также то, что он мог получить информацию о принципале, согласно положениям ст. 1005 ГК РФ само по себе не влияет на обязанности агента, вступившего в отношения с третьим лицом от своего имени.

Истцы указали на то, что, предлагая услуги такси и принимая заказ от потерпевшей, агрегатор действовал от своего имени. Судебные инстанции какой-либо оценки названным доказательствам не дали. Таким образом, отметил ВС, выводы судебных инстанций в части отказа в иске к агрегатору такси также сделаны с существенным нарушением норм материального права.

Судебная коллегия также пришла к выводу, что, отменяя решение суда в части удовлетворения иска к индивидуальному предпринимателю о взыскании расходов на погребение и отказывая в этом иске, суд апелляционной инстанции также допустил существенные нарушения норм материального права.

Как пояснил Суд, из положений ст. 1072 ГК РФ об обязанности страхователя ответственности возместить за свой счет разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба не следует, что потерпевший лишен права предъявить требование о возмещении вреда непосредственно к причинителю вреда и обязан обращаться только к избранной причинителем вреда страховой компании по договору добровольного страховании ответственности.

При этом суд апелляционной инстанции не дал оценки доводам истцов о том, что неустановление основания ответственности индивидуального предпринимателя и размера этой ответственности в данных правоотношениях с участием других ответчиков, по существу, исключало для истца возможность предъявить требования к страховщику. Кроме того, в материалах дела отсутствуют договор обязательного страхования ответственности индивидуального предпринимателя как владельца транспортного средства на момент дорожного происшествия, а также какие-либо сведения об этом договоре.

На основании изложенного Судебная коллегия отменила апелляционное определение и направила дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководитель уголовной практики АБ «Бородин и партнеры» Михаил Чечёткин поддержал позицию ВС РФ и назвал ее актуальной, поскольку все больше людей пользуются услугами сервисов по заказу такси, при этом пользователю не предоставляется информация о конечном исполнителе. «В лучшем случае клиент может прочесть, что сервис не является перевозчиком, а машина предоставлена неким лицом с ником. Складывается ситуация, когда сервис пытается снять с себя ответственность декларацией, что он является связным, а собственник автомобиля – юрлицо, сдающее его в аренду водителю, с которого взять нечего. В таком случае взыскание с сервиса для потерпевших – единственная возможность реального получения компенсации», – отметил Михаил Чечёткин.

По мнению эксперта, позиция Верховного Суда может стать стимулом для агрегаторов проявлять хотя бы минимальную осмотрительность во взаимоотношениях с исполнителями. Он также добавил, что ВС подробно мотивировал основания, по которым вред подлежит взысканию с индивидуального предпринимателя, являющегося собственником и работодателем водителя, и тем самым суд закрепил устойчивую практику взыскания компенсации за причиненный работником вред с работодателя.

По мнению ведущего юриста отдела интеллектуальной собственности группы правовых компаний «Интеллект-С» Михаила Хохолкова, рано говорить о том, что в данном определении ВС РФ высказал однозначную позицию о возможной ответственности агрегаторов такси за причинение вреда, поскольку решение будет пересмотрено в апелляционном порядке и суды должны будут дать оценку тому, насколько агентская схема, по которой работал агрегатор, позволяет нести ответственность за ущерб, причиненный третьим лицам. «Исходя из общей тенденции судов вставать на сторону потребителя данная позиция ВС РФ выглядит вполне логично», – отметил Михаил Хохолков.

При этом, по словам Михаила Хохолкова, и фактически, и юридически подобные сервисы не могут гарантировать качественность и безопасность оказания услуги, поскольку она оказывается другим лицом. «Если суд выразит окончательную позицию о том, что такие лица тоже должны нести ответственность за причиненный вред, то это будет означать только уход с рынка подобных предложений, причем не только агрегаторов такси, но и других служб», – считает Михаил Хохолков. Он добавил, что таким сервисам, возможно, стоит пересмотреть свои договорные схемы, и подобным службам нужно быть готовыми предоставлять потребителю полную информацию о том лице, которое будет оказывать услугу.

Рассказать: