×

Следователи не смогут менять квалификацию деяния лицам, в отношении которых применяется особый порядок производства

Данные полномочия предлагается передать председателю СК России и иным лицам, которыми принимаются решения о привлечении указанных лиц в качестве обвиняемых
Советник ФПА Евгений Рубинштейн отметил, что адвокатскому сообществу такая детализация закона пойдет только на пользу, поскольку устранит возможность циничного толкования указанной нормы. Между тем один из адвокатов в комментарии «АГ» выразил сомнение в том, что уровень процессуальной защищенности адвоката качественно возрастет в случае принятия предложенных поправок, поскольку все ключевые процессуальные решения по уголовному делу (в том числе предъявление обвинения, его изменение) в большинстве случаев следователь и сейчас согласовывает с вышестоящим руководством. Второй посчитал, что понятие «привлечение в качестве обвиняемого» включает и понятие «вынесение нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого» и внесение изменений только уточняет ст. 448 УПК и никаким образом не влияет на практику ее правильного применения.

Законодательное собрание Ленинградской области внесло в Госдуму законопроект № 961957-7, предусматривающий запрет для следователя, в производстве которого находится уголовное дело, выносить новые постановления о привлечении в качестве обвиняемого в отношении лиц, к которым применяется особый порядок производства.

В пояснительной записке указывается, что гл. 52 УПК предусмотрены особенности уголовного преследования спецсубъектов, связанных с их защитой от необоснованного привлечения к уголовной ответственности в связи с выполнением ими определенных государственных, служебных и общественных функций, требующих принятия независимых решений в условиях, исключающих принуждение, в основном по собственному внутреннему убеждению.

Именно в связи с этим в уголовно-процессуальном законодательстве существует ряд изъятий из общего порядка производства по уголовным делам в отношении этих лиц. Так, ч. 1 ст. 448 УПК установлена особая процедура принятия решений о возбуждении уголовных дел или о привлечении их в качестве обвиняемых, если уголовные дела были возбуждены в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления. Данные решения могут приниматься только председателем СК России, лицом, исполняющим его обязанности, руководителем следственного органа СК РФ по субъекту Федерации. В определенных случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 448 УПК, для принятия соответствующего решения требуется согласие или заключение законодательных или судебных органов государственной власти РФ, представление президента или генпрокурора.

Однако, отмечается в пояснительной записке, ч. 1 ст. 175 УПК предусмотрена возможность вынесения самим следователем, производящим предварительное следствие по уголовному делу, нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого, если в ходе предварительного следствия появляются основания для изменения ранее предъявленного обвинения, в том числе и по уголовным делам в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК.

«Право следователя, производящего предварительное следствие по таким уголовным делам, на самостоятельное вынесение нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого не соотносится с содержанием гарантий, предоставленных ч. 1 ст. 448 УПК РФ соответствующим категориям лиц», – указывается в документе.

Отмечается, что новые постановления о привлечении в качестве обвиняемых лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК, самостоятельно выносимые следователями на основании ч. 1 ст. 175 УПК, могут иметь в своей основе абсолютно иные доводы, в том числе и обвинение в этом же уголовном деле может быть перепредъявлено по другим статьям Уголовного кодекса.

В связи с этим, законопроектом предлагается дополнить ч. 1 ст. 448 УПК положением, согласно которому председателем СК России, лицом, исполняющим его обязанности, руководителем следственного органа СК РФ по субъекту Федерации принимаются решения не только о привлечении указанных лиц в качестве обвиняемых, но и о вынесении в отношении них новых постановлений о привлечении в качестве обвиняемых в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 175 УПК, т.е. при изменении и дополнении обвинения в ходе предварительного следствия.

В комментарии пресс-службе ФПА советник Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн отметил, что предлагаемые изменения, по сути, – попытка устранить неправильное применение ч. 1 ст. 448 УПК РФ путем ее детализации. «Такой способ противодействия неправильному применению уголовно-процессуальной нормы сложен, дорого стоит, но, по всей видимости, иных возможностей заставить работников Следственного комитета РФ системно толковать закон и действовать в полном соответствии с таким толкованием нет», – предположил Евгений Рубинштейн.

Он с сожалением отметил, что правоприменительные органы зачастую толкуют нормы уголовно-процессуального права, используя лексические пробелы в структуре нормы как предоставляющие им дополнительные права, тогда как концепция формирования процессуального статуса должностных лиц стороны обвинения основывается на правиле о дозволении совершать определенные действия и принимать решения только в том случае, если они прямо указаны в УПК РФ.

«Часть 1 ст. 448 УПК предусматривает наличие специального субъекта, который имеет право принимать решение о возбуждении уголовного дела или решение о привлечении лица в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено по факту или в отношении других лиц. Вполне естественно, что законодатель не указал, что в случае необходимости перепредъявления обвинения это решение принимает один и тот же специальный субъект, поскольку уровень гарантий в отношении отдельных категорий лиц не может понижаться при принятии аналогичных решений на всех досудебных стадиях уголовного процесса. Учитывая, что первоначальное решение о привлечении лица в качестве обвиняемого принимает председатель Следственного комитета РФ или региональный руководитель (в зависимости от статуса обвиняемого), то и изменять свое решение путем перепредъявления обвинения может то должностное лицо, которое его и принимало. Иное толкование приводит к существенному искажению как смысла нормы о предоставлении отдельным категориям лиц специальных повышенных гарантий, так и ее системного толкования», – подчеркнул Евгений Рубинштейн

Между тем, заметил он, следственная практика пошла по иному пути. Следователи полагают, что поскольку отсутствует прямое указание на то, кто может перепредъявлять обвинение в отношении отдельных категорий лиц, то такое решение может принимать кто угодно – хоть следователь районного звена. «Именно в целях устранения очевидного нарушения закона законодатели Ленинградской области вышли с такой законодательной инициативой», – указал советник ФПА. Он добавил, что адвокатскому сообществу такая детализация закона пойдет только на пользу, поскольку устранит возможность циничного толкования указанной нормы.

В комментарии «АГ» адвокат «Санкт-Петербургской адвокатской коллегии Нарышкиных» Андрей Федорков отметил, что в целом поправки в ч. 1 ст. 448 УПК направлены на усиление гарантий защиты от необоснованного уголовного преследования для категорий лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам (в том числе адвокатов), и устраняют имеющийся пробел в уголовно-процессуальном регулировании, который сейчас позволяет следователю на законных основаниях по своему усмотрению дополнять объем предъявленного обвинения, ужесточать квалификацию деяния без согласования указанных действий с должностными лицами органов, перечисленных в ч. 1 ст. 448 УПК.

«Другой вопрос, что законодателем предусмотрен качественно разный уровень гарантий защиты для спецсубъектов, перечисленных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, в связи с чем, в случае принятия предложенного законопроекта, процессуальные последствия для конкретных категорий указанных лиц будут отличаться», – заметил Андрей Федорков. По его мнению, очевидно, что получить, к примеру, согласие Высшей квалификационной коллегии судей РФ, обязательное для вынесения председателем Следственного комитета нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого в отношении судьи, является более сложной задачей, чем реализация аналогичного процессуального решения в отношении адвоката со стороны руководителя следственного органа СК по субъекту РФ.

Андрей Федорков считает, что правоприменительная практика может измениться в сторону усиления гарантий защиты в отношении тех категорий спецсубъектов (в частности, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, судей), для уголовного преследования которых ч. 1 ст. 448 УПК РФ предусмотрены дополнительные «фильтры», прохождение которых является обязательной процедурой перед вынесением уполномоченным должностным лицом следственного органа процессуального решения.

«Не думаю, что уровень процессуальной защищенности адвоката качественно возрастет в случае принятия предложенных поправок, поскольку, как показывает практика, все ключевые процессуальные решения по уголовному делу (в том числе предъявление обвинения, его изменение) в большинстве случаев следователь и сейчас согласовывает с вышестоящим руководством», – заключил он.

Партнер АБ «ЗКС» Алексей Буканёв посчитал, что ст. 175 УПК никак не противоречит ст. 448 УПК РФ, поскольку в Кодексе для этого специально и введена гл. 52, в которой указываются особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц. По его словам, внесение изменений в ст. 448 УПК РФ уточняет порядок вынесения нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

«Действительно, в данной норме прямо не указан порядок изменения или дополнения обвинения в порядке, предусмотренном ст. 175 УПК РФ, но по смыслу нормы понятно, что это является компетенцией председателя СК РФ или руководителя следственного органа СК РФ по субъекту», – отметил адвокат. По его мнению, понятие «привлечение в качестве обвиняемого» включает и понятие «вынесение нового постановления о привлечении в качестве обвиняемого» и, кроме того, соответствует смыслу гл. 52. Он заметил, что практически в каждом деле обвиняемому предъявляется новое обвинение по результатам расследования уголовного дела. Первоначальное обвинение предъявляется в основном для избрания меры пресечения, оно часто неточно и не соответствует требованиям, предусмотренным ст. 171 УПК РФ.

Алексей Буканёв указал, что на практике при предъявлении нового обвинения спецсубъекту следователи все равно готовят постановление о привлечении в качестве обвиняемого за подписью председателя СК РФ или руководителя следственного органа СК РФ по субъекту. Уголовные дела в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности в порядке гл. 52 УПК РФ, всегда стоят на контроле, и постановление о привлечении в качестве обвиняемого всегда согласовывается с многочисленными должностными лицами следствия и, как правило, визируется проверяющими.

«Дополнительные проверки, к сожалению, не всегда пресекают незаконность предъявления обвинения. Кроме того, в современной действительности следователь не такое независимое лицо, которое само определяет ход расследования уголовного дела и привлечения к уголовной ответственности, даже по рядовым уголовным делам», – заметил адвокат. По его мнению, внесение изменений только уточняет ст. 448 УПК и никаким образом не влияет на практику ее правильного применения.

Рассказать: